Интервью с Нонной Гришаевой

Нонна Гришаева предпочитает смеяться над чужими шутками. Тем не менее у нее собственное комедийное шоу на центральном канале.

Интервью с Нонной Гришаевой

Она не любит острить и предпочитает смеяться над чужими шутками. Тем не менее Нонна Гришаева ведет собственное комедийное шоу на центральном канале.

Нонна Гришаева: В жизни я не такая, как на сцене или в телевизоре.

В шумных компаниях никогда не любила намеренно привлекать внимание, как это делают многие артисты. Мне больше подходит позиция наблюдателя. Общаюсь только с теми, к кому испытываю интерес.

СП: Вы росли в большой семье. Под одной крышей жили сразу несколько поколений?

НГ: В Одессе у нас была большая пятикомнатная квартира, в которой жила огромная семья: прабабушка, бабушка, мамина сестра с сыном, мама, папа, я, мой брат.

СП: И в ней царила легкая, южная атмосфера?

НГ: Жизнь тогда была совсем непростая, в том числе и у моих родителей. Квартира досталась им с большим трудом. Сначала мы ютились в коммуналке в одной комнате. С годами папа расширил жилплощадь до самостоятельной пятикомнатной квартиры, постепенно присоединяя и отсоединяя соседей.

СП: Какие семейные легенды вам рассказывали в детстве?

НГ: Есть одна история, но она невеселая — о том, как мой прадед и прабабушка сумели прокормить семерых детей во время голодомора на Украине. Прадед ходил в поле, разрывал мышиные норы и забирал зерновые запасы зверьков, а пробабушка перемалывала зерна и готовила — так выжили.

СП: Вы говорили, что чувствовали себя папиной дочкой. Каким он был человеком?

НГ: Самым лучшим папой в мире. Он просто дышал мною — до такой степени любил. С самого рождения именно так ко мне относился. Мужчины обычно постепенно приобретают нежные чувства к детям, для большинства это долгий процесс. Кто-то из них никогда к этому не приходит — у таких ген отцовства отсутствует. У моего папы он был очень сильно развит.

СП: Какие семейные традиции соблюдались?

НГ: Всегда отмечали Рождество, на которое бабушка варила кутью. Ко мне приходили крестные мама и папа, и мы все вместе ели это праздничное блюдо. Пасху отмечали.

СП: А какие обычаи появились в вашей с Александром семье?

НГ: Доброй традицией стала встреча Нового года в загородном доме его родителей.

СП: У вас дружеские отношения с мамой мужа. Как вам удалось стать подругой для свекрови?

НГ: Мне очень повезло. Так сложилось с первого дня моего знакомства с ней. Мы сразу подружились. А когда ее сын женился на мне, еще больше сблизились.

СП: Рядом с ним вы чаще шутите или смеетесь?

НГ: Дома шутит муж, он у нас отвечает за юмор.

СП: Что вам так понравилось в этом человеке, что вы согласились стать его женой?

НГ: Искренность. Я очень не люблю ложь, поэтому по‑настоящему ценю его правдивость и отсутствие цинизма, который присущ очень многим мужчинам.

СП: С кем вам легче дружить: с мужчинами или с женщинами?

НГ: С родственниками и мужчинами. Почему в этот список не попали женщины, я не буду говорить.

СП: Что вас не устраивает в себе?

НГ: Есть очень нехорошая черта — я страшно обидчивая. Пытаюсь бороться с этим, потому что копить в себе обиду — вредно для здоровья. Последние годы усиленно стараюсь простить и отпустить прошлые огорчения. Сейчас обижают — стараюсь сглаживать острые углы. Короче, работаю над собой.

СП: А часто приходится уговаривать себя делать что-то?

НГ: У меня очень сильная интуиция. И если она подсказывает, что чего-то делать не нужно, всегда прислушиваюсь к ней. Никогда не иду против собственных желаний и чувств.

СП: Сейчас на часах одиннадцать вечера, а вы даете интервью. Что помогает выдерживать большие нагрузки и не срываться?

НГ: Ежегодный отдых на родине, в Одессе. Приезжая туда, просто дышу морем, солнцем, воздухом, атмосферой, чтобы набраться сил. Одесса — это мой аккумулятор, который заряжает личную «батарейку», чтобы она еще год продержалась в Москве.

СП: Москва изменила вас?

НГ: Да, до приезда сюда я была более открытым человеком. Она меня закалила, научила быть жесткой и не слишком доверчивой.

СП: Если Москва — государство в государстве, то Одесса — государство планетарного масштаба.

НГ: В душе и во всех своих проявлениях я — одесситка. Мой родной город сейчас обновляется — идет реставрация, строительство. В этом отношении многое меняется. Неизменными остаются люди, которые не отдают себе отчет в том, что шутят.

СП: Когда раскрылся ваш комедийный талант?

НГ: Наверное, года в четыре, когда я начала пародировать всех, кого видела по телевизору. Мои домашние сразу поняли, что растет артистка, и больше никогда не поднимали вопрос о том, кем я буду. А в 10 лет уже сыграла первую роль на профессиональной сцене, после чего родные смирились с моим будущим.

СП: Но кто-нибудь из них был против?

НГ: Мама пыталась отговорить, когда увидела условия жизни в московском общежитии. Понимаю ее, я бы тоже своего ребенка побоялась оставить в таком месте. Она увезла меня из Москвы обратно в Одессу, где я поступила в музучилище на вокальное отделение. Проучившись год, все равно убедила родителей в том, что мне нужно учиться в Москве. Я поступила, и мама смирилась, но в голодные годы учебы помогала — отправляла посылки.

СП: Какой ее совет вам хорошо запомнился?

НГ: Она всегда повторяет: «Никогда не говори о событии, намечающемся в твоей жизни, пока оно не случилось». Много раз я забывала об этом предупреждении и убеждалась, что мама права. Сейчас поумнела и чаще помалкиваю.

СП: Вы говорили, что нашли себя на втором курсе Щукинского училища в этюдах «Наблюдения». За кем наблюдали?

НГ: Я каждый день приносила по несколько наблюдений, потому что получалось и нравилось. Педагоги говорили: «Гришаева, хватит! У тебя уже шесть наблюдений». Я показывала цыган на Курском вокзале, соседку в одесском дворике (теперь играю ее во время наших с Сашей Олешко совместных выступлений). Были наблюдения не только за людьми, но и за предметами — например, штукатурку показывала. Животных. Очень много музыкальных наблюдений подготовила — Лолиту Торрес, Валентину Толкунову…

ПО-НАСТОЯЩЕМУ ОТДЫХАЮ ТОЛЬКО В РОДНОЙ ОДЕССЕ

СП: Каких людей сейчас интереснее пародировать?

НГ: Которые мне самой любопытны. Из последних ярких — пародия на Елену Ваенгу. Мне крайне интересно то, что она делает. Я серьезно работала над каждой фразой, чтобы голосом передать ее интонацию. Вдобавок мне повезло, довелось вести концерт в Кремле вместе с Максимом Галкиным — Елена Ваенга там пела. Когда она была на сцене, я стояла за кулисами и наблюдала за ней.

СП: Вы нравитесь как взыскательному зрителю, так и массовому. Как формировался ваш художественный вкус? Кто влиял на него в детстве?

НГ: Безусловно, творчество таких артистов, как Людмила Гурченко, Андрей Миронов, Одри Хепберн, Вивьен Ли, Лайза Минелли. Мама пыталась развивать мои способности максимально. Она отдала меня в музыкальную школу, в балетную, в театрально-хоровую студии, потом в театральный класс и дальше не переставала поддерживать. Одним словом, я состоялась благодаря ей. Теперь точно так же в своих детях стараюсь развивать те таланты, которые у них есть, не навязываю свои вкусы и желания. Слава богу, у сына и дочери обнаружились другие способности — оба ребенка рисуют. Настя в этом году заканчивает художественную школу, а Илюша первый раз взял в руки краски в два года. Сейчас ему четыре, и он уже занимается с педагогом.

СП: Вы очень занятая мама. Что создает эффект вашего присутствия в доме во время физического отсутствия?

НГ: Телефон. С детьми я постоянно на связи.

СП: Ваша востребованность дает свои плоды: по данным социологов, вы самая популярная актриса этого года. Какого успеха вам еще не хватает?

НГ: Я бы с удовольствием снялась в музыкальном фильме. Хочется больше ролей в спектаклях. После завершения мюзикла «Зорро» мне не хватает подобных проектов. Почему-то после 20 лет работы на телевидении и в театре у меня нет театральных и телевизионных наград. Так что есть, к чему стремиться.

СП: Выбирая актерскую профессию, вы, верно, не думали о ее неприятных сторонах. С чем пришлось смириться?

НГ: Отрицательных особенностей очень много, причем крайне остро они ощущаются именно сейчас. С обратной стороной медали приходится сталкиваться практически ежедневно. Например, на днях создатели передачи «Ты не поверишь» почему-то решили, что я рассталась с мужем. Подобный бред придумывается для повышения рейтинга канала или тиражей «желтой» газеты. В суд подавать бесполезно, потому что за всем этим стоят большие деньги.

СП: А что самое приятное в работе?

НГ: Когда играешь спектакль, отдаешь огромное количество энергии. Порой думаешь: «Сейчас сердце остановится». А в финале тебе аплодирует зал, в котором 1600 человек, кричат «Браво!». Происходит колоссальная отдача.

СП: Какая черта характера помогла вам добиться всего, что вы имеете сейчас?

НГ: Моя гиперответственность. За нее не любят. Однако я ужасно ответственный человек во всем, что касается работы. Никогда не опаздываю, ни разу в жизни не позволила себе проспать или не приехать на съемку. Многие артисты этим грешат, но для меня это неприемлемо. Люблю, чтобы каждый человек профессионально относился к своей работе. Многое делаю для того, чтобы все было на высочайшем уровне.

Записала Ольга Максимова
Фото Нонны Гришаевой — East News (1)

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить