Джеймс Франко — робот, который пьет много воды

Джеймс Франко на 65-м Берлинском кинофестивале, который начался 5 февраля, — один из самых популярных гостей. Он участвует сразу в трех проектах, и во всех трёх — в главных ролях.

Джеймс Франко — робот, который пьет много воды Fotodom / Rex Features

У Вернера Херцога в «Королеве пустыни» Джеймс Франко сыграл всего лишь третьего секретаря британского посольства в Тегеране, но зато первого мужчину-любовника известной исследовательницы пустыни Гертруды Белл в исполнении Николь Кидман. У Джастина Келли в картине «Я — Майкл» Франко — лидер движения экс-геев Майкл Глатц, известный ЛГБТ-активист, издатель журнала Young Gay America, который позже — бывает и такое — меняет ориентацию, начиная осуждать «гомосексуализм». В драме у Вима Вендерса «Все будет хорошо» актёр перевоплощается в писателя, некогда повинного в смерти маленького ребёнка, который перерабатывает трагедию в своем романе, ставшем бестселлером. Мы отправились на интервью с актером, в поисках ответа на вопрос: «Кто он — Джеймс Франко?»

Джеймс Франко, Николь Кидман и Дэмиэн Льюис на премьере фильма
Джеймс Франко, Николь Кидман и Дэмиэн Льюис на премьере фильма «Королева пустыни» на Берлинском фестивале
Fotobank / Getty Images

Итак?
Понятия не имею. Я не люблю, когда носят маски, когда пытаются все разложить по полкам, во всем ищут логику, пришивают ярлыки, а главное когда всё фильтруют. Я понимаю людей. Так они чувствуют себя безопаснее. Но мне это не нравится. Поэтому, я не могу ответить тебе на вопрос: «Кто — я». Я не выпендриваюсь, нет. Мне не нужно этого делать. Наоборот, я всегда готов прийти на помощь. А для хорошего режиссера готов сыграть любую роль, пусть даже урода или злодея.

Откуда черпаешь свое вдохновение?
От живущих или тех, кто уже ушел из жизни. Один из моих кумиров — Марлон Брандо. Я начал восхищаться им, когда еще учился в актерской школе. У него была не только гениальная техника игры, но и оригинальный подход к жизни. Актерская карьера опасна: всегда приходится отдавать контроль над собой. С каждым годом кино становится все более коммерческим. Коммерция меняет людей. Они начинают смотреть на искусство, исключительно как на бизнес или развлечение. Брандо был не такой, он выжидал, наблюдал и не делал поспешных выводов.

Ожидание? Очевидно, эту черту ты не унаследовал от Брандо?
Верно. Я не люблю сидеть и ждать. Ждать, когда мне позвонит агент, выберет режиссер или студия. Я сам ищу, звоню и спрашиваю. Потому что я хочу участвовать только в интересных мне проектах и с интересными для меня людьми. Ожиданием ничему не поможешь. Можно остаться у разбитого корыта — с плохими ролями.

Джеймс Франко — здесь, Джеймс Франко — там. Актер, режиссер, продюсер, художник. Как удается везде поспеть?
Я — робот. Не видишь?

Вижу. Даже не успеваешь побриться.
У меня огромная жажда, мне нужно успеть ее утолить. Если я не работаю, у меня начинается депрессия. А если работаю, голова занята, и моя единственная проблема — как все успеть. Не понимаю, почему всех беспокоит моя занятость!

Fotobank / Getty Images

В Берлине ты частый гость, особенно зимой, во время кинофестиваля. Не мерзнешь?
Ничуть. Напротив, берлинцы меня тепло встречают. Для сравнения: несколько лет назад состоялась моя сольная выставка в нью-йоркской галерее Clocktower, американская пресса растерзала меня тогда на куски. Три года спустя я привез ту же самую выставку в Берлин. Меня тепло встретили и наперебой хвалили! В Европе все по‑другому. Здесь любят искусство, по-другому относятся к кино, а не смотрят на все, исключительно как на способ зарабатывания денег.

Какова же формула выживания в нашем тяжелом мире и кинобизнесе?
(Задумывается) Пить побольше воды. Мне помогает!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить