Девушка-скандал Лена Летучая о книге жалоб и мужчине мечты

Если ты вдруг не видела передачу «Ревизорро» на канале «Пятница», даем краткое изложение предыдущих серий. Блондинка с идеальной укладкой и красной помадой путешествует по российским городам и инспектирует рестораны, гостиницы и прочие важные для туриста места. Ревизор и по совместительству ведущая программы Лена Летучая с риском для жизни пробует сомнительные блюда и разбирается с хамами из сферы услуг.

Девушка-скандал Лена Летучая о книге жалоб и мужчине мечты Фото: Григорий Шелухин

Расскажи самую жуткую, леденящую кровь историю со съемок программы.
Ох, например, в одном питерском хостеле, который мы проверяли, вся стена была в белой плесени. Она чудовищно опасна для организма! А хозяин мне говорил: «Да ладно, че там, подумаешь, декор такой, все классно у нас, тусим». Я бы не хотела, чтобы там вообще кто-нибудь останавливался! И мы в санэпидемстанцию позвонили, нажаловались.
Еще с ужасом вспоминаю пиццерию во Владимире. На кухне всего один холодильник, заготовки просто тухнут на жаре. Но что меня поразило больше всего, это то, в зале сидели люди с маленькими детьми и ели! И на мой вопрос: «Неужели вам все равно, вас ничего не волнует?» отвечали: «Что вы тут устраиваете? Вы нам не мешаете, нам здесь все нравится».

Что тебя больше всего расстраивает на работе?
Равнодушие. Допустим, в оте­ле страшно коснуться кровати. Там просто животные в матрасе кишат. А управляющий в ответ на мои претензии говорит: «Что вы хотите за 1200 рублей?». Для мамочки с ребенком, которая приедет на пять дней, это совсем не маленькие деньги. Говорю: «Вам просто по‑человечески не стыдно?» А у него глаз не дергается, он мне в ответ угрожает!

Опасная работа. Часто такое происходит?
Да. Говорят: «Мы вам устроим». Ну и что? Я обычно отвечаю: «Вами мы уже занялись. И соответствующие органы обратят на вас внимание». Радует то, что после нашей программы Роспотребнадзор, санэпидемстанции хотят восстановить внезапные проверки ресторанов и гостиниц.

Ты потрясающе общаешься с этими людьми. Расскажи, как разговаривать с хамом?
Никак. Улыбайтесь ему.

Допустим, тебе от него что-то нужно. Например, он в ЖЭКе работает.
Ой, какая сложная ситуация, да. Пойду к другому человеку, к руководству. Скажу, что я журналист.

Он начальник, а ты не журналист, а бухгалтер.
Это кошмар, беда нашей страны. Ты права, наверное, я бы не смогла сохранить спокойствие, потому что улыбаться ему бесполезно. Самая ужасная вещь на свете — человек занимается делом, которое он не любит. Тем, кто хамит, я часто задаю вопрос: «Вы работаете в сфере обслуживания, почему вы так со мной разговариваете? Я реально не знаю ответ, скажите, пожалуйста». Обычно приводит в чувство. Хорошо, что наши телезрители стали активнее бороться за свои права. Они устраивают свои проверки и пишут нам о результатах.

То есть ты суперагент с сетью осведомителей?
Да! И мы ее будем развивать. Я, конечно, понимаю, что человек не может просто зайти на кухню ресторана, но оценить, как обслужил официант, — запросто. А все мои коллеги с «Пятницы» теперь на автомате смотрят, есть ли в туалете бумага и мыло. (Смеется.) Программа уходит в народ. И самое главное — это полезное дело. В журналистике меня привлекла действенность. Круто, когда есть возможность менять мир. Я начинала на «Первом канале» в программе «Пусть говорят». Например, делала сюжет, когда у семьи органы опеки отбирали 10 детей, потому что их жилье не отвечает требованиям. А мы находили спонсоров, покупали дом. Теперь у каждого ребенка из этой семьи своя комната.

Откуда такая тяга помогать? У тебя есть младшие сестры, братья?
Скорее всего именно потому, что их нет. А я всегда хотела большую семью. Не люблю об этом говорить, но даже немного нашего времени, внимания может кардинально менять жизнь людей. Я долгое время была донором. Это отнимало два часа в месяц. И так я спасала кого-то. Даже первый сюжет делала о том, как девочка-сирота умерла от того, что не пришло нужное количество доноров. Мне кажется это очень важным, когда ты своими поступками, работой делаешь мир лучше. Я от этого становлюсь счастливее.

В программе тебя нередко показывают в нелепых ситуациях. Я видела, как ты поскользнулась и упала в сауне, и этот эпизод раз десять повторили. Не обидно выглядеть смешно?
Упала, кстати, очень серьезно — на спину. Операторы побросали камеры, один сразу кинулся меня ловить, а я кричала: «Снимайте! Это нужно снимать!» Хотя было очень больно. Но мы показываем, что происходит на самом деле.

А как ты вообще ешь после тех ужасов, что ты повидала на кухнях?
Честно говоря, я крайне редко наслаждаюсь вкусом. Как правило, сначала иду на кухню заведения, а потом заказываю еду. И бывает, что потом даже пробовать отказываюсь. В поездке у меня всегда с собой термос. Мы были в Кисловодске, привезла оттуда травы. Завариваю чай, беру мед или варенье. Или фрукты покупаю. Мне этого достаточно. Правда, похудела сильно.

Хочешь похудеть — иди работать на телевидение.
Это правда.

Кстати, как ты вообще оказалась там? Ты была серьезным человеком — финансистом крупной компании, то ли РЖД, то ли «Газпром»…
Ой, я в стольких местах работала. У меня финансовое образование. На родине, в Ярославле, была в РЖД финансистом. В Москве перешла в газпромовскую структуру. А уж оттуда попала на телевидение.

Как, как уходят из «Газпрома»?!
Все задают этот вопрос. (Смеется.) А легко! Я не была хорошим работником. Сидела в кабинетике, казалось, жизнь проходит мимо: в 8 встала, в 9 приехала, в 6 с работы, пробки… Несчастливый период. И я все поменяла.

Подожди, так же не бывает — хоп! — и просто ушла. Все равно есть какая-то последняя капля и толчок.
Я решила сменить профессию. Увидела объявление о наборе в школу телевидения «Останкино» и сдала экзамен.

А сколько тебе было лет?
У меня плохо с цифрами! Мне сейчас 35, значит, лет 27. Взрослый здравомыслящий человек. Работала по вечерам училась. Мне нравилось, хоть это и тяжело, в том числе и мате­риально. Когда ушла из «Газпрома» — особенно. Я оплачивала квартиру, иногда не было денег на еду. Снималась в сериалах, в рекламе. 12-часовой рабочий день за три тысячи рублей и роль секретарши: «Иван Иваныч, вам кофе?» У меня не было ни поддержки, ни мужчины.

У красивой блондинки, работающей в «Газпроме», не было мужчины?!
А это очень легко объяснить! Одной из причин переезда в Москву было тяжелое расставание. Приехала зализать раны. Работала, мне было не до отношений. И — я по Москве сужу — нормальные отношения вымирают. Я в голове держу успешного, самодос­таточного мужчину. Но не люблю, когда меня пытаются подарками купить.

Ты рассуждаешь гипотетически…
У меня нет сейчас серьезных отношений. Мне делали предложения, и я отказывала.

Сколько раз?
Три. Я была бы плохой женой. Сейчас мне уже хочется дом, малышей. В таком состоянии женщина должна встречать правильного мужчину. Я вот жутко невлюбчивая. Мне за всю жизнь понравился только один.

Что-о-о?!
Ну я вот такой человек. Мы в спортзале занимались вместе, я увидела его и чуть не упала с велосипеда. И это был единственный раз, когда я применяла все свои чары! При нем не могла ни разговаривать, ни дышать, ни есть, ни пить. Когда он меня в первый раз поцеловал, я потеряла сознание!

И почему же не сложилось с ним? Ты все время падала в обморок?
Были определенные обстоятельства. Но я о нем вспоминаю с улыбкой. Мужчины меня завоевывают. Тот, с которым я прожила пять лет, увел меня из других отношений. Я типичная девочка — сижу себе в сторонке и жду. А настоящие мужчины ради меня совершают поступки.

Что самое удивительное ради тебя совершали?
Элементарные вещи. У нас с молодым человеком была очень сложная денежная ситуация, а мои подружки с хоккеистами встречались, многое могли себе позволить. Мы пошли по магазинам, и они там накупили кучу вещей. Я пришла домой грустная, и он спросил: «Понравилось что-то? Сколько стоит?» — «Да, джинсы. 10 тысяч». Сумасшедшие деньги, их у нас не было! Ушел, возвращается: «На, купи себе эти джинсы и никогда из-за ерунды не грусти». Не знаю, занял он их, заработал. Каждой девочке нравится, когда мужчина заботливый, узнает, что ты хочешь, и сюрпризом делает. Он, например, не дарил мне кольцо, а надевал во сне. Из таких мелочей и состоит счастье.

Дайте жалобную книгу!

  • Если ты заказала блюдо и там увидела волос, таракана, все что угодно, первое — вызови официанта или администратора. Они должны заменить блюдо. Или ты можешь потребовать свои деньги обратно.

  • Ты вправе требовать книгу жалоб и предложений. Заведения бо­­ятся, когда пишут. Если не приносят, говори: «Я звоню в Общество по защите прав потребителей, Роспотреб-надзор и оставляю заявление».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить