Данила Козловский: «Я непростой человек. Для кого-то — невыносимый»

21 апреля в кинопрокат выходит фильм-катастрофа «Экипаж», главные роли в котором исполнили Владимир Машков и Данила Козловский. С Данилой мы встретились накануне премьеры картины и узнали, что он вместе с коллегами по площадке перед съемками прошел обучение в настоящей летной школе.

Данила Козловский: «Я непростой человек. Для кого-то — невыносимый» fotoimedia / Дуся Соболь

Твой герой в «Экипаже» чуть не поплатился карьерой из-за невыполнения приказа. А ты часто споришь с режиссерами?
Нет, не часто. Это скорее даже не спор, а некий рабочий профессиональный диалог, в ходе которого ты не самоутверждаешься и не пытаешься просто сделать так, как хочешь — ты ведь все-таки работаешь на фильм, работаешь в команде. Поэтому, если возникают какие-то споры, то это художественные споры, связанные не с проявлением дурного характера, а просто с желанием действительно попробовать так или продолжить такой вариант.

Во время съемок «Экипажа» ты спорил с Николаем Лебедевым?
Коля для меня особенный режиссер. То, что нам невероятно интересно вместе работать, мы поняли еще на съемках «Легенды № 17». Для нас эта картина особенная. Коля мой очень близкий друг, он невероятно актерский режиссер, то есть для него то, что происходит с артистом в кадре, его чувства, его эмоции, отношения между героями — это самое важное. Для артиста это все. Он не занят самоутверждением себя в кадре, не занят желанием удивить визуально и поразить всех каким-то режиссерским ходом. Он занят самым сложным, но самым главным — человеческими эмоциями. Я надеюсь, что ту любовь, ту страсть и всю нашу искренность, которую мы вкладывали в картину, работая над ней, зрители увидят и прочтут. Очень надеюсь.

fotoimedia / Дуся Соболь

В жизни тебя можно назвать сложным человеком?
Думаю, да. Я непростой человек, безусловно. Но, понимаете, для кого-то я очень легкий человек, для кого-то — невыносимый. Каждый по‑разному интерпретирует для себя.

Перед съемками в «Экипаже» ты прошел обучение в летной школе. Как ощущения?
Это было очень интересно и помогло в работе. По тому, как человек держит штурвал, по тому, как он смотрит на приборы, по тому, как движется в кабине, да и даже по тому, как садится в кресло пилота (это целая история, потому что кабина маленькая, там другая пластика!), можно увидеть либо артиста, изображающего пилота первый раз, который в кресло сел впервые на съемочной площадке, или поверить в то, что этот артист еще и летчик. Даже садиться в кресло надо уметь делать мастерски. У них другая пластика, у них глаза смотрят в одну сторону, руки работают в другом направлении. Это все очень важно, зрители сразу увидят фальшь, поэтому учеба в летной школе была интересной и, в общем, необходимой.

Сложно было запомнить все профессиональные нюансы?
Нет, не сложно. Большие мастера, которые нас учили, понимали, что мы — артисты, а не профессиональные пилоты. Они показали основополагающие вещи, которые помогут нам для работы в кадре, чтобы это было максимально убедительно.

fotoimedia / Дуся Соболь

Помнишь свой первый в жизни полет?
Да, я летел к бабушке в Минеральные воды. Ощущения были невероятными для ребенка!

Какой самый страшный фильм-катастрофу ты видел?
Я редко смотрю такие фильмы. Когда мы делали «Экипаж», мы делали свое кино, чтобы быть максимально свободными и максимально независимыми.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить