Где встретить мужа?

Жизнь наших героинь изменилась в одно мгновение. И дело не в волшебстве. Они просто хорошо знают, что хотят получить от фортуны.

Где встретить мужа?

Жизнь наших героинь изменилась в одно мгновение. И дело не в волшебстве. Они просто хорошо знают, что хотят получить от фортуны.

Бутовские зонтики

Олеся, 23, руководитель отдела продаж

Встретила будущего мужа у своего подъезда, лил проливной дождь.

Захлопнув последнюю книжку со сказками в 11 лет, я продолжала грезить о заморском принце. Твердо знала: рано или поздно выйду замуж за иностранца. При этом никогда не считала русских мужчин хуже или беднее. Просто в мечтах существовал притягательный образ любимого, приехавшего за мной издалека. Дело усложнял тот факт, что хотела я любви желательно неземной, а скучный брак с иностранным менеджером средних лет не устраивал. Когда мне было 17, составила список мест, которые обязана посетить до 20 лет. В него входили прием в английском посольстве, пляж в Сан-Тропе и, конечно, скамейка в Центральном парке Нью-Йорка. Следующие три года исправно посещала дипломатические вечера, ездила отдыхать только за границу (ради этого устроилась на работу в турагентство) и даже побывала на Манхэттене. И там действительно было полно иностранцев, с которыми я знакомилась и пару раз ходила на свидания. Но вот только искры между нами не пробегало!

Лучшая подруга Таня сказала: «Слишком высокие у тебя запросы. На этой планете ты никого подходящего не встретишь». И мама начала волноваться: я оканчивала институт, а постоянного парня у меня не было. Когда год назад объявила ей, что решила защищать диплом на тему: «Правовое регулирование заключения и расторжения брака с иностранными гражданами», она за голову схватилась. Усадила на кухне и попыталась объяснить, что любовь не случается по желанию: либо я настроюсь на чувства, либо выберу брак с рядовым иностранцем.

Подруга говорила: «На этой планете мужа тебе не найти!»

И вот через месяца-два после разговора с мамой в сильный ливень шла из супермаркета в родном Бутове. В руках у меня — упаковка хлеба для тостов и пакет апельсинового сока. Дождь — стеной, а зонтик вдруг сломался. И тут из потока ливня материализуется незнакомец. Он протягивает мне зонт, а я смотрю на него зачарованно. Тогда показались, что мне давно знакомо это лицо, глаза, голос. Одет он был как-то фриково, слегка небрежно, но очень стильно. Кстати, в нем сразу привлекла эта свобода самовыражения. С тех пор мы ни разу не расставались и уже полгода женаты. Но Энтони почему-то искренне верит, что это ему пришлось меня завоевывать и уговаривать выйти за него замуж. Да-да, незнакомец из Бутова оказался американцем, стажирующимся в России (их фирма открыла в Москве представительство). Один из его московских коллег купил квартиру неподалеку от моего дома, и в то утро Энтони возвращался с новоселья. Он говорит, что все русские девушки, которых он знал раньше, были слишком похожи на американок — очень раскованные и немного пресыщенные. А я привлекла его живым взглядом и трогательной рассеянностью.

Почему не встретила его во время поездки в Америку или на пляже в Европе? Не знаю! Наверное, мой заморский принц должен был появиться из стены московского дождя. Пока мы живем в Москве; когда закончится его контракт, возможно, поедем в Штаты. Но это будет еще не скоро, у нас есть время подумать.

Поющая на обочине

Аня, 27, певица

Вышла в аптеку — и оказалась на сцене.

Песни я сочиняла с пяти лет, с десяти записывала в нотной тетрадке. Спустя десять лет мое музыкальное наследие занимало целую книжную полку. Два года назад решила сделать демо, купила компьютер, а на следующий день его вынесли через окно. Начала ходить по местным кафе и предлагать свои услуги — петь по вечерам.

Но меня одну, без группы, слушать не хотели. Подруги твердили: «Ничего не получится, Аня. Через постель на сцену попасть тебе воспитание не позволит, а знакомых продюсеров все равно нет!» И вот однажды шла вдоль шоссе в аптеку. Такая грязь была после дождя, что идти пришлось по проезжей части, а не по тропинке рядом. Вдруг слышу: визг тормозов. Останавливается мерседес, из него выскакивает красивая девушка, кричит что-то, сердито хлопает дверью, ловит такси и уезжает. Машина проезжает несколько метров и останавливается. Опускается стекло, и ко мне обращается мужчина с очень усталым лицом: «Девушка, вы первая встречная! Я решил, что эту истеричку заменит первая девушка, которую я сегодня встречу!» Оглядываюсь — вокруг ни одного человека. Поняла, что, если меня сейчас начнут запихивать в автомобиль, на помощь звать некого.

Незнакомец выходит из авто, протягивает визитку. Машинально читаю: директор клуба «Парадиз». Это самое крутое место в городе, я там даже ни разу не была. «В общем так, поехали. Через час начинается концерт, — распоряжается он. — Будешь ходить по сцене под фонограмму. Ничего сложного, я заплачу». Согласия моего он не спрашивал. А мне страшно. Да и с какой стати ему верить. Говорю: «Можно я сама дойду, своим ходом?» Он смотрит на часы: «Нет. Пока ты по этой грязи идти будешь, час пройдет». И он ловит такси, дает деньги водителю и просит пулей довести меня в клуб. Я сажусь, а когда уже машина трогается, кричу: «А можно я свои песни буду петь?» Директор сердито отрезает: «Никакой самодеятельности!» Следующий час помню будто в тумане: одевают, красят. И вот я вышла на сцену. За столиками люди, все смотрят на меня, а фонограмма не звучит, что-то сломалось. Директор клуба машет рукой, чтобы за кулисы уходила. И я будто проснулась. Включила микрофон и начала петь свою песню, а не «Любовь Спасет Мир» Веры Брежневой, которая планировалась по программе. Спела. Тишина. Вдруг усатый мужчина из-за третьего столика слева кричит: «Дальше давай!» Когда в конце 30-минутного выступления раздались аплодисменты, увидела: директор смотрит на меня удивленно. Так я начала работать в клубе. Меня заметили музыканты из рок-группы и позвали к себе. Я — солистка и вполне профессиональная певица. У нас в этом году уже вышел первый клип. Песни пишу самые разные, романсы есть, народные, поэтому выступаю и с коллективом, играющим фолк-рок. Начала преподавать вокал в музыкальной школе. И как можно после этого не верить, что у каждого человека в жизни всегда есть шанс?!

Счастливая квартира

Маша, 27, юрист

Поселилась в доме своей мечты.

На пятом курсе мы с мужем, классические бедные студенты, гуляли по Тверской. Был какой-то фестиваль или карнавал — музыка, праздник, толпы людей. И вдруг я заметила необыкновенный балкон в доме через дорогу: очень уютный, весь в цветах, на окнах — старомодные кружевные занавески. И семья, все три поколения: бабушка с дедушкой, родители и дети — смотрят с балкона. Сразу видно, насколько им хорошо и спокойно вместе. У меня никогда не было большой дружной семьи, поэтому я смотрела на них, на этот чудесный балкон и мечтала о том, что когда-нибудь и у нас будет точно такой же.

Спустя три года мы с мужем прочно стали на ноги, начали неплохо зарабатывать. Нам нужно было снять очередную квартиру: поближе к кольцевой линии метро, без всяких евроремонтов и не запредельно дорого. Просмотрели множество похожих друг на друга вариантов, на последнем остановились: вроде все устраивает, к тому же очень устали от поисков. Внесли залог. Неожиданно риелтор предлагает заехать еще в одну квартиру — на Тверской. Сама не знаю, почему согласилась, ведь было очевидно: снять что-то приличное в центре за небольшие деньги не получится.

Я опустилась на диван и твердо сказала: «Это мой дом. никуда не уйду!»

Я открыла тяжелую дверь: старый паркет, немодные кружевные занавески… И вдруг поняла: все это когда-то видела. Говорю: «А можно взглянуть на балкон?» Риелтор с мужем удивляются, а я сломя голову несусь к окну. Да. Это он! Горшки с цветами, внизу через улицу — то место, откуда мы три года назад наблюдали за жизнью большой семьи. Та самая квартира! Сомнений быть не может. Оказалось, пожилым хозяевам стало сложно жить в эпицентре парадов и народных гуляний и они решили перебраться поближе к детям, в более тихий и зеленый район. Я опускаюсь на диван и говорю: «Никуда отсюда не уйду! Это та квартира, которую я искала…» Хотя понимаю, что залог за предыдущий вариант нам не вернут. За неделю успели сделать косметический ремонт и переехать в квартиру с утонувшим в чайных розах балконом. Иногда, когда внизу грохочет парад и веселятся люди, выглядываем из окна. И понимаем, что мы дома и нам хорошо вместе.

Спасатели Барнео

Кристина, 26, менеджер

Поймала счастье в океанской волне.

Позапрошлый год был ужасным. Развелась с мужем и осталась вдвоем с маленькой Варей. Как-то сразу все навалилось: отсутствие денег, неразрешимые, казалось, проблемы. За неделю до Нового года решила, как тушканчик, замереть столбиком и не шевелиться. У меня даже мантра была: этот год переживу, а в следующем у меня Все! Будет! Хорошо!

Окунулась в работу. 31 декабря в пять вечера осталась одна в отделе. Все разбежались по домам — готовиться к празднику. Когда в девять собралась уходить, в кабинет ворвались взволнованные девочки из маркетингового отдела — и с порога: «У тебя загранпаспорт есть?» Оказалось, наша компания проводила конкурс для клиентов, главным призом была поездка в Малайзию, на остров Борнео. И один из победителей в последний момент отказался от поездки. Вернуть деньги за путевку нельзя, а у сотрудников, которые могли бы поехать, нет паспортов. У меня он был.

…Наша группа состояла из пяти пожилых женщин и единственного мужчины, которого я еще не видела, он приехал в отель на другом шаттле. На океане был шторм, поэтому мои спутницы решили поискать ресторан с «нормальной европейской кухней». А я пошла купаться — ну шторм и шторм. Настроение у меня было соответствующим. Заплыла довольно далеко, увидела одинокого пловца, он с удовольствием качался на волнах неспокойного океана, как ни странно, явно радуясь непогоде. Мы разговорились, и оказалось, что это Игорь, тот самый мужчина из нашей группы, с которым я еще не успела познакомиться. Несколько минут мы ныряли и прыгали на волнах. И не заметили, что ветер усилился.

Вдруг нас накрыло с головой и за пару секунд отнесло на несколько сот метров от берега. Я полностью потеряла ориентацию в пространстве. Обернулась, чтобы схватиться за Игоря, а его нигде нет. Он находился в воде гораздо дольше меня и очень устал. Глотнула воздуха и нырнула, пытаясь найти Игоря. Но ничего не было видно. Я ныряла снова и снова. В какой-то момент волна подняла меня и бросила на что-то теплое — Игорь! Одной рукой схватила его за предплечье и попыталась грести. Он был тяжелым и скользким. И все время цеплялся за меня, мешая плыть. Впервые в жизни мне было так страшно. Ударила очередная волна — и разделила нас с Игорем. Зато этой же волной меня подтолкнуло к берегу, и я поплыла. Плохо помню, как смогла добраться до земли. Без сил упала на песок, не могла даже плакать. Лежала, свернувшись клубочком и пытаясь согреться. Мы не были знакомы с этим человеком, но мысль: он вот сейчас утонул на моих гла-зах — была невыносима. Внезапно что-то тяжелое упало рядом со мной, повернула голову: это был Игорь. «Господи, я думал, ты утонула!» — едва произнес он и взял меня за руку.

Он думал, что меня спасает. А я была уверена: он не умеет плавать

Потом выяснилось: Игорь был уверен, что спасает меня. И когда волна нас разлучила, начал нырять — и нырял до тех пор, пока не иссякли силы, а потом вдруг увидел: я на берегу. Вечером мы пили глинтвейн и праздновали наш совместный второй день рождения. Все девять дней этого незабываемого отпуска Игорь держал меня за руку. У нас не было никаких недомолвок, неясностей или недопонимания. Он предложил пожениться, и я, ни секунды не раздумывая, согласилась. Из Домодедово мы разъехались по домам: оставить чемоданы, переодеться и через несколько часов встретиться снова. С тех пор не расстаемся. Более нежного мужа и отца невозможно и представить. Мы очень счастливы и мечтаем еще об одном малыше. Я — о мальчике, а Игорь — о девочке. Не хочу даже думать о том, что случилось бы, если бы я не задержалась в офисе 31 декабря.

Записали Екатерина Минорская, Аля Чуканцева
Фото: Кирилл Радиэль; визажист: Юлия Бертрединова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить