Жертва страсти

Некоторые девушки любят пожестче. Некоторые мужчины буквально отказываются это понимать. Читай отрывок из книги известного блогера prostitutki_Ket.

Жертва страсти

Fotoila/alloverpress
Fotoila/alloverpress

Вот-вот, бдсм, бдсм, «возьми меня покрепче, детка», все дела.

А я смеюсь — остановиться не могу. Как вспомню — так и хихикаю.

Потому что нарочно не придумаешь. Нет, ну я понимаю, секс весёлый бывает. Но так, чтоб еще и другие смеялись — это исхитриться надо.

Короче, не буду я долго мыслью по древу растекаться.

Сходила, в общем, к парикмахерше. Пора было, пора.

Юля — худенькая, маленькая, почти прозрачненькая. Девочка-нежный-цветочек.

Все бы ничего, но…

Поскольку с Юлечкой знакомы мы давненько, то я посвящена в некоторые подробности ее личной жизни.

Я вот не знаю — то ли харизма у меня какая, то ли что, но люди со мной не стесняются. Не стесняется и Юленька. Однажды мы разговорились, и, слово за слово, узнала я пикантную подробность из ее постельной жизни.

Этот нежный цветок любит, чтоб покрепче.

Ну там, покрепче взял, поплотнее вставил, опять же, иногда чтоб по личику ладошкой.

В смысле, его, мужской, ладошкой.

Нежный цветок это заводит. Нежный цветок от этого тащится.

Ну, что поделать — ну такая.

Вчера Юленька была, как всегда, нежна, воздушна и мила. И все бы ничего, но даже под искусственным светом салона Юленька была в не слишком черных, но все же темных очках.

Я села, она стрижет.

Я говорю, мол, Юль, я понимаю, мода, все дела, но солнца тут нет, сними очки-то, а то ж явно неудобно.

Юлечка хихикнула нервно, помялась, потом, видимо, решила, что передо мной — можно.

И сняла.

Под левым глазом Юленьки красовался старательно замазанный, почти сошедший, но все еще хорошо заметный желто-зеленый синяк.

Я подобрала челюсь. Ибо какой сволочью надо быть, чтобы ударить это нежное создание?

— Юль, — говорю сочувственно, — зайка, где это ты так?

И она мне рассказала.

В общем, поскольку в Юлиной жизни секс, как и у многих, случается от случая к случаю, а постоянный мужчинка кибениматериализировался еще полгода назад, приходится ей довольствоваться связями случайными и не всегда интересными. Так, собственно, случилось и на этот раз.

Подснятый в заштатном барчике парниша оказался в постели слегка уныл и даже, как бы это сказать, немного жиденек. Ну то есть, на Юлечкины в процессе просьбы взять ее покрепче и вообще — не стесняться, реагировал как-то вяло и без энтузиазма. Ну, не привыкши он к горячим девушкам, не привыкши.

Примерно через полчасика нежному цветочку слегка поднадоел столь трепетный секс и его неумело-пугливые движения, и она, лежа аккурат под ним, прошептала жарко сакраментальную фразу:

— Ударь меня…

Ибо ситуацию надо было хоть как-то оживить, чтобы не заснуть прямо там.

Парниша, и так не быстрый, вообще остановился, потерял нить процесса и крепенько задумался.

Было ясно, что в его голове паззл явно не складывается.

— Ну что же ты, давай, ну ударь же меня, — снова прошептала Юленька.

— Куда? — неуверенно спросил он.

— По лицу, — горячо задышала Юленька, — ну давай же, давай…

— Ты точно уверена? — растерянно спросил он.

— Да, давай же, давай, — входила в экстаз она.

Очнулась Юленька от того, что искры, посыпавшиеся из глаз, грозили прожечь диван насквозь.

Сверху нависал все тот же парниша, без всяких признаков былой эрекции, и страшно испуганно смотрел на нее.

В общем, этот деятель, очевидно, до Юленьки ни с каким горячим сексом никогда не сталкивался, а потому Юленькину просьбу воспринял абсолютно буквально и в меру своего мужского понимания.

Он собрал все силы и со всей своей дури от души зарядил ей в глаз.

Ну да, кулаком, а че?

Дальше был кордебалет.

Юленька матерно металась с заплывающим глазом по комнате, истерично собирая разбросанные вещи; милый мальчик сидел на кровати страшно испуганный и явно не понимающий, что же такого произошло, хватал ее за тонкие ручки и озадаченно вопрошал:

-Ну куда, куда ты уходишь? Я же сделал то, что ты хотела.

Юленька вымелась за дверь быстро и резво, по пути натягивая кофточку и невоспроизводимыми выражениями поминая и самого мальчика, и всю его родню до пятого колена.

В такси, по дороге домой, Юленька долго плакала от обиды на судьбу вообще, и на нежных мальчиков с дурной силищей, в частности.

Глаз расцветал всеми цветами радуги.

Теперь у Юленьки тайм-аут.

Нежных мальчиков, не знакомых с азами БДСМ, она как-то опасается.

Глаз совсем скоро заживет и перестанет радовать окружающих своим нежно-желтым оттенком.

А сама Юленька, как настоящая жертва собственных страстей, долго и пространно клялась мне, что теперь, ежели захочется клубнички — то только с теми, кто совершенно точно понимает — как.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить