Секс и соседи

Если в вашей квартире тонкие стены, знакомство с соседями может быть не таким уж приятным…

Секс и соседи

По утрам они спешат на работу, днем обедают в соседнем кафе, возвратившись домой, совершают вечерний променад спортивным шагом. Наверняка они увлекаются лошадьми (живописью, дальними странами), дегустируют вино (и кальвадос) на презентациях, отдыхают в Крыму (и на Мальдивах). А еще у них есть секс. И когда я слышу их секс вечером, я не верю, что это те же самые приличные люди, что утром бежали за маршруткой, обедали за соседним столиком и покупали вечером зефир и кефир.

Пять лет назад Евгений Гришковец написал рассказ «Над нами, под нами и за стенами». И посвятил его соседям. С этого все и началось. Гришковец написал рассказ. Мы с мужем купили квартиру…

Соседи Гришковца

Соседи Гришковца, несмотря на то что рассказ был страниц на двадцать, сексом не злоупотребляли: «Наша с моей женой первая отдельная квартира была очень долгожданной. И еще там у нас появились наши первые соседи. Именно наши. Когда мы были детьми, жили с родителями, соседи были скорее родительские, чем наши. То они нас заливали водой, то мы заливали нижних. То они устраивали шумные праздники с песнями и плясками или скандалили с грохотом посуды, беготней среди ночи и опрокидыванием мебели, то мы шумели. А на улице Свободы, 13, соседи появились лично у нас. В нашем подъезде на десяти этажах жили люди — я не всех знал в лицо. Но тех, кто жил над нами, под нами и за стенами, я помню хорошо и не забуду».

Соседи не Гришковца

Я своих нынешних соседей не забуду, что бы ни случилось. С поправкой на то, что, вспоминая соседей своего детства, маленький Женя Гришковец смог вспомнить лишь беготню среди ночи и опрокидывание мебели (кто знает, что это была за беготня, хе-хе!), — чудесно, что воспоминания ребенка столь непорочны. Что вспомнит моя дочь двадцать лет спустя, я не знаю. Но пусть ее память будет по‑гришковецки деликатна. Если однажды дочь напишет рассказ о том, что у наших соседей (исключение составляют соседи снизу) не было никаких громких праздников, им хватало будней со всеми производными, она не соврет. Кстати, соседи снизу тоже ничего особенно не празднуют: от всех остальных они отличаются лишь отсутствием производных (секса у них предположительно нет последние два-три десятилетия. По крайней мере, публично продекларированного). Но — по порядку.

Север и Юг

Раньше, когда деревья были большими, я думала, что люди делятся на тех, кто живет на Севере, и тех, кто живет на Юге. Нынешний год (наш супружеский секс распростерся от Красной Поляны в Сочи до горы Риихивуори в Финляндии) показал: ничего подобного!

Комната в частном пансионате в Сочи стала настоящим полигоном для познания людских предпочтений. То, что в нашей квартире на Северо-Западе слегка приглушалось слоями утеплителя, на благословенном Юге считалось ерундой, недостойной внимания.

Как-то нас с мужем разбудили стоны: соседка справа убеждала своего мачо и около двух десятков соседей, что ей хорошо. Мы верили и не могли уснуть. Через полчаса звукового сопровождения сосед слева стал бить о стену футбольным мячом: размеренно, выразительно, качественно. В результате коллективных обедоужинов мы знали, почему он не мог поступить иначе: сосед был тренером в детской спортивной школе. Далее свершилось неожиданное: между участниками концерта внезапно установилась незримая гармония. Стоны и хлопки мяча о стену зазвучали с определенным ритмом. Возникла мелодия. Прекрасная, как сама жизнь.

Гора Риихивуори в сравнении с Красной Поляной — другая планета. Никакого моря до самого горизонта, никаких пальм и сохнущих на них купальников. Один лишь горнолыжный центр, трамплины и подъемники.

Я понимаю моего мужа — лучше гор могут быть только горы. Тот день Максим провел на склоне, а вечером отправился восстанавливаться в сауну. Меня горы манят плохо: я успела заскучать и позавидовать соседям по коттеджу — во время горных экзерсисов Максима у них случилась пара сексов. Что интересно, о женском удовольствии в них речь не шла (я оставила невыясненным — это личное или национальное), зато мужчине было очень хорошо.

Я не могла оставить это просто так: не в моем характере. И объявила мужу о начале марафонской дистанции, едва он вернулся из сауны.
Когда наутро мы встретились с финном на улице, он торжественно-неспешно снял перчатку. Провозгласил что-то национальное. Уважительно пожал Максиму руку. Мол, на последней стометровке ты меня, парень, сделал. Спасибо, что показал, как оно вообще у вас бывает. Киитос! Наверняка финская жена теперь строчит в своем блоге о том, что русским женщинам (интересно, это личное или национальное?) позволено слишком многое. Даже неприлично об этом писать.

На самом деле…

Согласно моей нынешней теории, все люди мира делятся на три категории.

На тех, кто живет в старом фонде и кого от соседей отделяют крепостные стены.

На тех, кто живет в спальных районах, где корабли-новостройки держат курс на свет далекого маяка и переборки между квартирами-каютами — чушь в сравнении с тем, что от рифов и айсбергов надо беречь корпус судна.

И на бедуинов, которые ничего не знают и знать не желают про какие бы то ни было стены, пол и потолки.

Я предвзято отношусь к старому фонду. И к бедуинам.

Я ношу гордое звание жильца спального района. И свою статью посвящаю тем, кто, как и я, не понаслышке знает о том, что соседям не чужд инстинкт размножения.

Сверху

Наши соседи сверху — прекрасные и педантичные люди. Секс у них бывает два раза в неделю. Обычно он случается под утро: ближе к пяти. На работу ДевушкаСверху ходит в то же время, что и я. Мы часто встречаемся в подъезде.

Но я про секс. Когда девушке хорошо (очень хорошо), напряженная ситуация в секторе Газа кажется сущей безделицей. Я просыпаюсь в холодном поту. Максим, которого в нормальной жизни не берет ни один будильник, просыпается тоже. Потому что непонятно, что делать: то ли завидовать, то ли вызывать полицию. И каждый раз неясно, каким образом эти люди выживают. А когда первая серия заканчивается и наступает время для передышки и титров, титры не идут. Вместо них становится хорошо (очень хорошо!) МЧ. И тут (мы каждый раз корим себя за малодушие) становится совершенно ясно, что полицию вызывать таки нужно. Потому что звуки такие, как если бы человека одновременно душили, резали ножом, обливали керосином и поджигали. Вот что это за звуки.

А соседи сверху — огурцом. Утром ДевушкаСверху семенит на шпильках вниз по лестнице, а я направляю свой взор долу, чтобы не привлекать внимание. Следов удушения мне пока так и не удалось обнаружить.

Справа

Так сложилось: справа от нашей кровати спит Дэн. Так было всегда, иных вариантов не предусмотрено. В нашей квартире нет другого места для супружеского ложа. В квартире Дэна нет другого места для кровати. Мы вынуждены мириться, уважая вкусы и интересы друг друга, как соседи по коммунальной… не кухне, нет. Спальне.

Золотое время нашей семейной жизни пришлось на период, когда Дэн был в армии. Мы с мужем как-то расслабились и насладились всем тем, что дарит мироздание двум половинам единого целого. Рай длился недолго: по нынешним законам служба составляет год.

«Год прошел, как день пустой, царь женился на другой». Так и было: Дэн вернулся. Обнаружил меня беременной. Одобрительно похлопал Максима по плечу. Привел в нашу кровать (ну это же действительно наша общая кровать, разделенная всего-то стеной!) писклявую брюнетку взамен нордически стойкой блондинки доармейских времен. По выходным, когда мы еще спим, брюнетка приносит в постель электронное пианино и разучивает гаммы. Однажды ее дождется Карнеги-холл. Не дожидаясь хроматизмов, модуляций и последнего самого сладкого сна, я отправляюсь в душ: у меня аллергия на гаммы. Всему виной музыкальная школа в анамнезе.

Благодаря Дэну мы научились квалифицировать свой секс. У нас бывает Просто секс, Хороший секс и Мегахороший секс. Просто секс — это когда Дэн не заметил, что у нас что-то было. Хороший секс — это когда Дэн понимает: сейчас, пока кто-то радуется жизни, кто-то другой упускает свой шанс, а упускать шансы недопустимо! Мегахороший секс — это тот, после которого покурить выходят даже соседи. Я не курю, но мне муж докладывает обстановку. Мол, Дэн и писклявая брюнетка курили тоже.

Слева

Сосед слева работает музыкантом в ресторане. Вы меня понимаете? Во‑первых, он приходит с работы под утро. Во‑вторых, у него прекрасное чувство ритма. В-третьих, у него ограниченный репертуар. Ресторан — это вам не джаз.

О соседях слева я почти никогда не вспоминаю, если не брать в расчет предутренние дедлайн-бдения над нетбуком на кухне. Когда они случаются несколько дней подряд, я искренне желаю соседке слева, чтобы Дед Мороз принес ей нового бой-френда: раз за разом слышать унылый ритмический рисунок (хоть бы раз в этом ритме появилась синкопа!) невыносимо.

Снизу

В разгар нашего медового месяца соседи снизу (Анна Тимофеевна, синие букли; Владлен Никифорович, потертый веками портфель) вызвали милицию. Милиция приехала, поздравила нас с заключением брачного союза и дала клятвенное обещание, что приедет как минимум еще десяток раз. Глубокой ночью мы пили с милицией кофе. И философствовали о том, как приятно расслабиться и просто получать удовольствие, не думая о соседях и не сдерживая восхищения первобытным процессом. Но как же несправедливо устроен мир.

Простите нас, соседи снизу! Мы уважаем ваш почтенный возраст! Но ведь с этим ничего не поделать.

К концу медового месяца жизнь наладилась: банка кофе опустела, а Анна Тимофеевна предпочла наш ненавязчивый полночный скрип тревожной сирене милицейского автомобиля. Правда, нам с мужем все так же неловко спускаться по лестнице мимо двери, за которой Анна Тимофеевна и Владлен Никифорович вынашивают планы по спасению нашего нравственного облика. Я чувствую себя как в шестом классе. Когда прогуливаешь географию и — а что делать? — нужно пройти мимо открытой двери кабинета этой самой географии.

Напротив

Как-то под светлым небом июньского утра у нас случился секс. Если бы Камасутру писал мой современник (не Гришковец), он обозначил бы этот секс как «Ложки в стакане с упором на подоконник». Улица была пуста, первые троллейбусы досматривали последний сон в парке, птицы пели, а вместе с ними пела душа. О том, что во всем мире — только я, мой любимый, наш подоконник, рассвет, сменивший десять минут назад случившийся закат, и…

…и сосед из дома напротив, который в пять утра, мучаясь от бессонницы, вышел на балкон покурить, а заодно решил проверить лыжные крепления (готовь сани летом!).

Спустя пару дней в результате мировых катаклизмов выяснилось, что сосед, одобривший и меня, и мужа, и ложки, — сантехник. Отличный сантехник, к слову. Рекомендую. К нашим кранам сосед отнесся как к родным. И предоставил им скидку на обслуживание.

Вместо заключения

Однажды утром все изменится — мы с мужем решимся на расширение жилплощади. Купим квартиру в элитном доме с толстыми стенами. Скроемся от соседей. Вот только… когда это еще будет? Может, через год-другой?

Пока же Дэн диктует мне пароль от своего вай-фая, брюнетка старательно разучивает «И мой сурок со мною» (а то мы не в курсе), соседка снизу угощает нас пирожками, а соседи сверху собрали свои сломанные в пылу страсти столы и табуретки и… уехали.

Теперь у нас новые соседи сверху. Они сверлят стены днями и ночами. Сублимируют. Лучше бы сексом занялись. И только соседка слева грустит. Ее, простите, все задолбало. Я ее понимаю.

Секс ваших соседей занимает серьезное место в вашей жизни?

Перестаньте завидовать соседям — гораздо приятнее наладить собственный секс!

Научитесь не реагировать на чужой секс, а если есть насущная необходимость, спите с берушами в ушах (стоимость одной пары — от 6 до 83 рублей).

Решая обыденные соседские проблемы, можно игнорировать наличие некоторой связи между вашими парами. А можно (зависит от соседей и ситуации) подчеркивать вашу причастность к происходящему за кадром: «О, сегодня вы были на высоте!» или «Мы заметили, что у вас накопилась определенная усталость».

А еще можно закидать соседей восхищенными смс-ками. Театр, может, и не прекратится, но его гастроли станут более сдержанными.

Существует прекрасное израильское изобретение — «комната безопасности». Это обычная комната, только со звукоизоляцией, — она была изобретена на случай войны, но традиционно используется на случай секса. Если ваша высокая цель — остаться наедине, то подумайте, как можно претворить в жизнь это ноу-хау.

Напишите статью о сексе ваших соседей!

Не до смеха

Помните, Земфира пела: «Хочешь, я убью соседей, что мешают спать?» Это, конечно, не выход. Но каждый имеет право на полноценный и комфортный сон: его регулярное отсутствие может привести к серьезным психосоматическим нарушениям: неврозу, депрессии, головным болям, синдрому хронической усталости и псориазу. Берегите себя.

Если у вас очень тонкий слух, для которого страшен любой шум, если нарушение границ частной жизни — очень травматичная для вас тема, спасайтесь! Беруши. Полиция. Старый фонд. А мы обещаем, что скоро переедем в новую квартиру с толстыми стенами. В конце концов, Гришковец тоже ведь переехал. Без объяснения причин.

Комментарий психолога Ольги Зарубиной

Как-то всемирно известная порнозвезда проводила тренинг для девушек, устраивающихся на работу в службу «Секс по телефону». Тренинг состоял из одной-единственной концепции: «Если женщина стонет все время, она врет. В случае удовольствия сил на аудиофон не остается». Помните: долгое «музыкальное» сопровождение акта — лишь симптом скромной актерской игры ваших соседей. Пример искреннего сценария прост: тихий стон на прелюдии (обычно неслышный соседям), ощутимо громкие вздохи в динамике, переход в недолгий крик на кульминации. Все, что вы слышите кроме этого, рассчитано на вас. Прослушав соседскую оргию и удостоверившись (громко — не значит хорошо), что соседи симулируют любовь, улучшайте собственный секс без всякой связи с соседями.

ТЕКСТ: Ира Форд

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить