Она моя любовница {Женский род, единственное число}

Признаюсь сразу: мне очень трудно писать эту статью. То, о чем я собираюсь рассказать, слишком интимно, сокровенно.

Она моя любовница {Женский род, единственное число}

Признаюсь сразу: мне очень трудно писать эту статью. То, о чем я собираюсь рассказать, слишком интимно, сокровенно. Эта исповедь скорее для близкой подруги, да и то после бутылки мартини на двоих. Тешу себя надеждой, что мой рассказ поможет кому-то лучше понять себя и, возможно, уберечься от неверных шагов… в ту или иную сторону. Речь пойдет о моих взаимоотношениях с женщинами. О сексуальных взаимоотношениях.

Я не лесбиянка. Терпеть не могу ярлыки, потому что доподлинно известны случаи, когда лесбиянки счастливо выходили замуж и рожали детей от любимых мужчин, а геи — женились на девушках, в которых почему-то влюблялись. Единственное, что отличает меня от большинства женщин, — это то, что, влюбляясь, я влюбляюсь в человека, а не в его половую принадлежность. Мужские и женские особенности строения тела — это уже потом, это уже не так важно. Меня заводят мозги и доброе сердце, а то, кому они принадлежат, — дело десятое. Я уже достаточно прожила на свете, чтобы научиться разбираться в себе. Заметила, например, что способна потерять голову от умного и талантливого институтского преподавателя любого пола, от тонкого и ироничного начальника, от безумно талантливого человека, с которым познакомилась.

Один нюанс: я замужем. Мой муж — чудесный человек. Он очень мудр в житейских делах и способен отличить зерна от плевел. То есть он не станет ревновать меня, если чувствует, что это несерьезно. Уж кому-кому, а ему хорошо известно, что я девушка увлекающаяся, импульсивная, но люблю только его одного. Так что в целом он спокоен. Или… был спокоен, пока мы оба думали, что секс с девушкой изменой не считается.


Первая любовь
Я рано открыла для себя прелести сексуальной жизни. До замужества крутила романы со многими мужчинами (иногда с несколькими одновременно), увлекалась, влюблялась, но никогда и ни к кому не испытывала серьезных чувств. Любовь пришла в 18. Я совершенно неожиданно для себя полюбила женщину. Это случилось в студенческом лагере, она была вожатой в моем отряде. Я совсем потеряла голову и находилась в страшном смятении. Стремилась постоянно быть рядом с ней, но наедине робела, краснела и лишалась дара речи. Кроме того, я абсолютно не понимала, что мне со всем этим делать: воспитанная в патриархальной семье, я и подумать боялась о том, что можно иметь «отношения» с женщиной. Короче говоря, я попалась в ловушку, выхода из которой не видела. Два года после той памятной смены я ездила в этот лагерь — и в зимние, и в летние каникулы, — пытаясь застать там мою вожатую. Но она больше не приезжала. Пару недель назад я нашла ее на сайте «Одноклассники.ру» и написала письмо, в котором призналась в своих тогдашних чувствах. Она ответила, что догадывалась обо всем, но ждала от меня первого шага. Вот так… Ну да что уж теперь жалеть, дело прошлое.

В 20 лет я познакомилась со своим будущим мужем. Во время одного из откровенных ночных разговоров я призналась в том, что испытываю влечение к женщинам. «Но не знаю, — добавила я, — платоническое это чувство или эротическое». Муж ответил, что не будет возражать, если я решу попробовать. «Ведь это все так — несерьезно», — это были его слова.


Кризис

Ему известно, что я девушка увлекающаяся, но люблю его одного.

Первые три года совместной жизни меня и не тянуло «пробовать», потому что у нас все было великолепно. А потом грянул кризис трех лет (или как он там в психологии называется?), мы стали чаще ссориться и как-то отдалились друг от друга. В жизни ничего не происходит случайно — именно в это время я познакомилась с Леной. Сумасшедше талантливая поэтесса, она не была ни красива, ни изящна, но светилась какой-то невероятной внутренней мощью и энергией. Она, как Маяковский, жила странной семьей втроем с подругой и ее мужем и тяготилась этими отношениями. Когда мы с ней познакомились, между нами сразу возникло какое-то невероятное притяжение. Мы полностью попали друг в друга, с жадностью стремились быть вместе, рядом, каждый день, каждый час. Люди, находившиеся с нами в одном помещении, в один голос говорили о том, что между нами словно летает некий энергетический ком, и мы сами это прекрасно чувствовали. Было наплевать на все, на всех. Меня волной отбросило от семьи, от родителей и друзей — она, только она одна и существовала. Ни до, ни после этого случая я ничего подобного не испытывала. Любое случайное прикосновение было похоже на электрический разряд, поэтому вопрос секса, моих моральных воззрений не стоял в принципе. Это случилось спонтанно, мы пили вино у нее дома, я присела на ручку кресла, в котором она курила, Лена повернулась ко мне… Дальше я почти ничего не помню. Мы упали на пол, рвались какие-то одежды, где-то разбилось стекло, мы дрались и кусали друг друга, как звери. Удивительно, раньше меня останавливала мысль о том, что я ничего не умею, не знаю, как доставить женщине удовольствие, как вообще это принято… у лесбиянок. В тот момент я забыла обо всем. Все произошло естественно, мои руки как будто всю жизнь только тем и занимались, что ублажали женщин, оказалось, что меня не надо ничему учить, ничего показывать. Хорошо помню чувство, поразившее меня: она — такая же, как я. Я люблю прикосновения к груди, значит, и она тоже любит. Я люблю поцелуи в шею, значит, и ей так нравится… Лаская ее, я как будто бы ласкала себя, и это было прекрасно и очень странно. В тот день я впервые испытала оргазм. Да, несмотря на всех моих мужчин, несмотря на трехлетний брак, прежде никто, кроме меня самой, не мог доставить мне удовольствие. Мужчины — они другие. У них все устроено иначе — и физиология, и мозги. Наверное, раньше я слишком плохо понимала себя, свои ощущения и не могла донести их до мужчин. А теперь, когда оказалась с человеком, которому ничего не нужно объяснять, который сам чувствует, что и когда нужно сделать, все произошло само собой.


Хаос
Когда мы очнулись, встали с пола, перед нашими глазами предстал хаос. Вокруг валялась разорванная и скомканная одежда, из опрокинутой бутылки сочилось на ковер вино, рядом лежали осколки хрустального бокала, а моя левая нога была залита кровью. Видимо, падая на пол, я наступила на бокал, он разбился и распорол мне всю ступню — от пальцев до пятки. Я ничего не почувствовала. Аккуратно вынув осколок и перебинтовав мне ногу, мы уселись пить кофе в абсолютной тишине. Мы молчали, на разговоры не было сил. Потом я вернулась домой, к мужу, и ничего ему не рассказала.

Он стал догадываться, что что-то не так, довольно скоро. Дело даже не в том, что я стала возвращаться домой за полночь, а иногда не приходила вовсе. Дело в том, что мы совсем перестали разговаривать и вообще не занимались любовью. Я вся была в своей страсти и всерьез подумывала о том, чтобы бросить мужа и переехать жить к Лене. Как мы будем жить, где, сколь долго — эти вопросы меня не интересовали, у меня словно пелена на глазах была. Мудрый муж в какой-то момент просто собрал свои вещи и ушел из дому. По телефону он сказал мне: «Хочешь жить с ней — живи. А я не могу на это смотреть».

Странно. Я почему-то совсем не обрадовалась. Казалось бы, вот оно, лежит у твоих ног, бери, живи, делай что хочешь! Но ни в тот день, ни в следующий я Лену не позвала. И даже не рассказала ей об обрушившейся на меня свободе. Перестала ей звонить, и она не звонила, словно почувствовав что-то. На меня надвинулась пустота. Жуткая, звенящая пустота, как будто с уходом мужа во мне самой образовалась сквозная дыра. Она саднила, я разрывалась на части, выпивала по бутылке вина за вечер, чтобы перестать думать. Муж не возвращался. Прошла неделя, затем другая. Я отчетливо понимала, что долго без него не протяну. Как будто мне перекрыли доступ кислорода, а в легких его осталось совсем немного. Как это я не понимала раньше, насколько он важен для меня, как много для меня значит?


Возвращение
А потом он вернулся. Вернулся из-за того, что тоже, как и я, не выдержал долгой разлуки. У нас не стало сразу все хорошо. Нет, у нас еще долго, очень долго, все было нехорошо. Мы не спали ночами. Днем уходили на работу, а ночью садились на кухне и разговаривали. Говорили друг другу грубости, плакали, обнимались, признавались в любви. Но даже после того, как этот период закончился, еще много дней и много месяцев между нами не было того доверия, которое было прежде.

С тех пор прошло пять лет. Мы вместе пережили семилетний кризис в отношениях. Психологи говорят, что он самый тяжелый. Да, это было трудно, очень. Но мы преодолели его и остались вместе. Теперь нам ничего не страшно. Лена иногда появляется на горизонте, звонит и даже приходит к нам в гости. Мы сидим втроем на кухне, курим кальян и ведем ироничные разговоры «за жизнь». Как будто ничего и никогда не было, как будто мы славные приятели, давно не видевшие друг друга.

Я научилась получать оргазм. Да, теперь я хорошо чувствую все желания и потребности своего тела и могу донести это до мужа. Он тоже изменился: стал более нежным и чутким — не только в сексе, но и в «дневной» жизни. А девушки… Да, я смотрю на них. И даже иногда влюбляюсь. Позволяю себе помечтать, пофантазировать на всякие эротические темы. Но никогда, никогда не позволю себе потерять голову. В конце концов, я же человек, а умение держать себя в руках — один из отличительных признаков Homo sapiens. Если же, не дай бог, в наших отношениях с мужем что-нибудь случится и мы разойдемся (хотя теперь я совершенно не могу вообразить себе такую ситуацию), то неважно, кто будет со мной потом — мужчина или женщина. Ведь я влюбляюсь в человека, а не в его пол.

Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK.COM



 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить