Секс втроем — разнообразие. Отношения втроем — извращение. Любовь втроем невозможна. Это мнение большинства.

Секс втроем — разнообразие. Отношения втроем — извращение. Любовь втроем невозможна. Это мнение большинства. У героинь нашего материала свой взгляд на происходящее, ведь каждая из них сама когда-то побывала в подобном треугольнике.

ОН + Я + ОНА

Виктория (25), юрист, Вологда

Он был стопроцентным метросексуалом: носил в сумке зеркало, гигиеническую помаду и крем для рук. Ремонтировал машину в костюме, на природу выезжал в остроносых ботинках. Высокий блондин с голубыми глазами и мускулистым телом. Не важно, о чем он говорил, он мог читать инструкцию по пользованию табельным оружием, от одного его бархатного голоса уже можно было испытать оргазм. Он был старшим следователем прокуратуры, а я пришла к нему на практику. Притяжение возникло с первого взгляда. Ему было 29, женат, двое детей. Я не собиралась разрушать его семью или напрашиваться на более близкое общение. Достаточно было просто видеть его. К тому же я студентка, а он важный человек.

Он проявил инициативу сам. Предложил поспорить, если ли у него в кошельке презерватив. Пояснил, в чем суть: если выигрывает он, он вступает со мной в интимную близость, а если выигрываю я, то я вступаю с ним в интимную близость. Через некоторое время оказалось, что у него не только идеальная внешность, приятный голос, нежное отношение, но он еще и великолепный любовник. (Вообще, он был влюблен в секс. Занимался им, чтобы работать головой, а не другим местом. Утреннего секса хватало только до обеда, секса в обед хватало до вечера, а вечернего секса только до утра. Без секса он не мог работать головой.)

Мы стали как бы парой. Он часто звонил, писал много sms-ок, говорил о любви, был очень нежен. Мне было наплевать, что у него семья, я хотела быть с ним, он хотел быть со мной. Мы проводили вместе все дни и некоторые вечера, но ночевать он шел домой.

Мы встречались уже какое-то время, когда я случайно узнала, что у него есть другая — Анечка. Она так же, как и я, когда-то была его практиканткой, а сейчас работала с ним. В тот день мое сердце будто вырвали и растоптали. Но я все равно не прогнала его. Я любила и готова была простить все что угодно. Но он стал меня избегать, перестал звонить и приезжать. Тогда я настояла на разговоре втроем. На той встрече он сказал, что любит нас обеих и не может выбрать. Решение приняла я. Он любил Анечку, а я любила его и уже не могла без него. Предложила быть втроем…

Утром он просыпался с женой, обедать приходил ко мне, работал с анечкой, а вечером гулял с кем-нибудь из нас.

Утром он просыпался с женой, обедать приходил ко мне, работал с Анечкой, а вечером гулял или ходил в кино с кем-нибудь из нас, а иногда с двумя. Потом полночи проводил у Анечки и около пяти утра возвращался домой, чтобы проснуться в супружеской постели. В наших отношениях не было бытовых моментов. До стирки носков и совместной уборки дело не доходило. Если мы шли все вместе, то за руки не держались, каждый шел сам по себе. В кино он сидел между нами, иногда кому-то подмигивал или улыбался, но не больше.

Первый секс втроем прошел, мягко говоря, не очень гладко, даже гадко. Я не хотела ее целовать, но целовала, я даже не хотела его целовать, но целовала. После произошедшего я чувствовала себя не в своей тарелке. А вот он остался очень доволен. Потом нашим сексом втроем всегда управлял он. Но, как ни старайся, одному из партнеров все равно уделяется больше внимания, а второй как бы в стороне, обижается, нервничает, ревнует. Поэтому морального удовлетворения от секса втроем у меня никогда не было. Он же наслаждался достигнутым и гордился собой. Еще бы: женат плюс две любовницы, знающие о существовании друг друга.

Постепенно и я научилась получать удовольствие от близости с Анечкой. И хотела теперь не только его, но и ее тоже. Мне было приятно чувствовать ее, ее красивое тело, касаться, гладить, доставлять удовольствие. Иногда мы с ней дразнили его: начинали целоваться, а потом занимались оральным сексом. Или даже делали это в машине, когда он был за рулем и не мог присоединиться. Он жутко ревновал, бесился, спрашивал: «Может, мне уйти, я вам больше не нужен, вы нашли друг друга?» Потом останавливал машину и начинал с остервенением целовать нас поочередно, показывая, кто здесь хозяин.

Сексом мы занимались либо у кого-нибудь из нас троих на даче, либо дома у Анечки. Пока он занимался сексом с одной из нас, другая ждала, наблюдала. Иногда он «имел» одну, а вторую одновременно ласкал пальцами. Он мог заниматься сексом часами, но, тем не менее, каким бы идеальным ни был любовник, все равно не хватает «своего» мужчины. Ведь ты не просто знаешь, а видишь, что другая знает его так же хорошо, как ты, более того, у них есть свои любимые позы, привычки, и она имеет к нему такой же доступ, как и ты. Он не безраздельно твой. Когда ты с одной стороны кровати наблюдаешь за тем, как твой любимый занимается сексом с другой, ощущаешь ревность и чувство одиночества. С другой стороны, часть ответственности ты перекладываешь на вторую девушку, если не ты, то она в нужный момент сообразит, что сказать или сделать. Главное помнить: в отношениях, где две девушки и один мужчина, хозяин всегда мужчина, и только он решает, когда, где и как вам заниматься сексом.

И тем не менее я хотела обладать им без нее. Настолько, что решила скомпрометировать Анечку в его глазах. Он требовал от нас полной верности и говорил, что никогда не простит измену. Я, как истинный следователь, вычислила, что у Ани есть любовник, выбила признание и тайно записала на диктофон. Дала послушать ему, и он прогнал Анечку.

Однако через некоторое время выяснилось, что он простил ее, и они снова встречаются — теперь уже втайне от меня. Это было ударом: значит, он любит ее! Но я все равно не могла без него. История с ее изменами, моими расследованиями и его прощениями повторялась несколько раз! В итоге Анечка поставила ему ультиматум: или она, или я. Он выбрал ее, а со мной… стал встречаться тайно. Но постепенно и эти встречи сошли на нет. Наши сложные отношения длились около пяти лет.

…Однажды мне позвонила его супруга. Ни криков, ни оскорблений, ни обвинений. Сказала лишь: «Спасибо!» Слышать это от нее было ужасно. Добавила, что все пять лет, пока я была с ним, отношения в их семье были ровные и стабильные. Он всегда ночевал дома и никогда ни ей, ни детям ни в чем не отказывал. Теперь же, встречаясь с Анечкой, перестал бывать с детьми и ночевать дома. Оказывается, я была хранителем их очага.

Через полгода после этого разговора она подала на развод. Разводом, как ни странно, занималась я в качестве его юрисконсульта. И тут я поняла, что и правда хранила его семью. А раз семьи нет, то и мне делать здесь больше нечего. Это был и наш развод.

С тех пор прошло уже много времени, но все равно у меня такое чувство, что настоящая любовь в жизни случается только раз. И по-настоящему я любила лишь его! Настолько, что принимала все его условия…"

Я + ОН + ОНА

Наталья (25), технолог, Москва

Мы познакомились в Интернете на «готическом» портале. Высокий, угловатый, очень худой, длинные темные волосы с наследственной сединой в 26 лет. Тонкие поджатые губы, маленький подбородок, большие зеленые глаза. Талантливый программист с аналитическим складом ума и упорным характером. Это мне в нем понравилось — он мог все разложить по полочкам.

Мы начали встречаться. Через год поехали отдыхать в Севастополь, взобрались на гору и провели там свадебный обряд в славянском стиле. Какой у него тогда был нежный взгляд! После этого стали называть друг друга мужем и женой. Мы жили вместе, мирились, ссорились, снова мирились. Постепенно чувства и накал эмоций начали остывать…

Первой о сексе втроем заговорила я. Подумала, что это разнообразит наши отношения. Предложила скорее из любопытства или как лекарство от скуки. А он оживился и принялся искать нам девушку. Не знаю, где и как он познакомился с ней. Как-то просто сказал, что идет на свидание, мол, ему важно понять, нравится она ему или нет. Мое мнение считалось второстепенным. Я промолчала, но неприятный осадок в душе остался.

Девушка ему понравилась. На вторую встречу уже пришла и я. Увидев ее, испытала разочарование: невысокая, 22-летняя, с круглым лицом, широкими скулами и тусклыми жидкими волосами, подростковая серая кожа с прыщиками и едва заметные усики над верней губой. Она, как и мы, увлекалась готическим стилем, одевалась, соответственно, во все черное.

Я была недовольна. Он же загорелся. Мне, собственнице, было крайне тяжело первое время делить своего мужчину с другой, которая мне даже не нравилась! Не раз пыталась поговорить с ним, но он стоял на своем. И продолжал с ней видеться. Я терпела. Привыкала. И однажды вновь озвучила идею о сексе втроем.

Между нами вновь возникло чувство влюбленности, теплоты, легкости. И она мне даже начала нравиться.

…Нововведение принесло плоды. Наши с ним отношения и правда значительно улучшились. Между нами вновь возникло чувство влюбленности, теплоты, легкости. И она мне даже начала нравиться. Мне хотелось обнимать ее, целовать. Нравилось и заниматься сексом втроем, просыпаться втроем, держать за одну руку мужчину, за другую — ее. И смотреть фильмы, прижавшись друг к другу. Все было приятно. Домашним хозяйством занималась в основном я, она немного помогала. Но иногда мы что-то готовили вместе. Когда ходили втроем за продуктами, он вез тележку, а мы вдвоем ходили по рядам. Если кто-то один ложился спать раньше, остальные обязательно приходили его поцеловать и пожелать спокойной ночи. Когда между нами все было хорошо, в доме была какая-то необычная атмосфера. Создавалась иллюзия необычной семьи.

Инициатором секса, как правило, всегда был наш мужчина. Сначала он начинал ласкать одну из нас, потом другую, а потом уже мы с ней начинали ласкать друг друга. Мне очень нравилось заниматься с ними оральным сексом. Это было похоже на карусель: получаешь удовольствием, доставляешь, снова получаешь — мы все время менялись. Во время обычного секса мужчина по очереди доставлял нам удовольствие. Однажды мы привязали его к кровати, ласкали его и себя. Иногда мы с девушкой надевали особенное белье, чулки и туфли и играли в соблазнительниц. Обычный массаж становился эротическим, из массажа руками он переходил в массаж телом, а потом превращался в ласки. У нас была большая ванная, и несколько раз мы принимали ванную втроем — сначала нежились в пене, а потом мыли друг друга.

Но через какое-то время в наших отношениях появилась холодность. Недосказанность. На все мои предложения установить какие-то правила они отвечали отказом («Правила ограничивают!») и все пускали на самотек. Я работала в офисе, мужчина занимался своим делом дома, а ее и вовсе сократили из-за кризиса, поэтому они все чаще проводили время вдвоем.

Он начал вести себя некрасиво по отношению ко мне. Ее он встречал в любое время и по собственному желанию. Мне же отказывал, даже когда я поздно возвращалась домой. Так и говорил: «Мне лень». Он стал холоден ко мне, а к ней так и льнул.

Решения расстаться с ними во мне зрело довольно долго. Я любила его и готовила себя морально к этому сложному шагу. Наши с ним отношения длились два года, а втроем — полгода. Он сказал: «Я тоже сделал свой выбор, и он не в твою пользу». Недавно я узнала, что они официально поженились.

Сегодня я уже трезво могу назвать плюсы и минусы отношений втроем. К положительным моментам я отношу разнообразие во всем — в общении, в сексе, в совместном времяпрепровождении. А плохо то, что нужно больше времени и усилий, чтобы союз не распался, чем когда вы в паре. Ведь вероятность, что одному из партнеров будет оказано больше симпатии, чем другому, велика. При этом я считаю, что искренняя (!) любовь втроем возможна. Но при условии, что партнеры не стесняются высказывать свои мысли и желания, обсуждают проблемы и принимают решения сообща. Все трое должны хотеть быть именно втроем, а не с кем-то одним из союза. И еще обязательно нужно доверять друг другу. Без доверия ничего не выйдет".

Алиса (23), специалист по телекоммуникациям, Псков

Ночью на скорой меня увезли в больницу: камень в почке. В больнице посадили на обезболивающие уколы, камень через пару дней вышел, но с кровати я вставала редко — делать все равно было нечего. Ну разве что два раза в день все пациенты отделения урологии встречались у процедурной — в 8 утра и 8 вечера. Знакомиться с представителями противоположного пола здесь, конечно, никто даже не думал, каждый был замкнут в своей физической боли. Однако на четвертый день я заметила у этого кабинета привлекательного мужчину.

На вид ему было чуть за 30. Плотного и крепкого телосложения, самоуверенный, с независимым взглядом. Он не был высоким, но смотрел на всех свысока. Производил впечатление крупного бизнесмена или чиновника. По взгляду было понятно, что ему очень больно, но он терпел: мужчина не имеет права показать свою слабость. На него хотелось смотреть, за ним хотелось идти. Он казался очень сексуальным. Но все это лишь мысли, я не собиралась заводить роман в отделении урологии. Все, что мне хотелось, — скорее выписаться.

После того как я обратила на него внимание, мы продолжали скучать в больнице независимо друг от друга. Пока однажды он сам не заглянул ко мне в палату и поманил пальцем, будто мы давно знакомы. Мы немного поболтали в курилке — легко, приятно, непринужденно, хотя мы даже не знали имен друг друга. После этого разговора я его практически не видела.

В день моей выписки я стояла у кабинета главного врача. Вдруг кто-то положил мне на плечо руку и повернул к себе. Оказалось, он — солидно одет, выбрит, благоухает. Он выписался раньше, но приехал специально, чтобы подвезти меня домой. Подвез, через пару часов позвонил и изъявил желание приехать. Я согласилась. Почему бы и нет: лучше износиться, чем заржаветь. Я встретила его в одних трусиках.

Это был хороший секс, но с чужим человеком. После ему хотелось поговорить, и в разговоре мы случайно узнали имена друг друга — как-то все нелепо. Потом я сказала, что ему пора. Когда Костя ушел, вздохнула с облегчением, решила, что больше нам общаться ни к чему. Он же продолжал звонить. Я не отвечала. В итоге он отстал.

…Объявился снова через полгода. В тот момент мне было скучно, я и пригласила его к себе. На этот раз секс вышел ласковым, приятным (как уже со знакомым человеком). Мы стали встречаться. Узнали основные факты биографии друг друга, но все, что происходило за рамками наших встреч, нас не касалось. Чисто по‑женски мне хотелось чего-то большего, но за неимением лучшего меня устраивало и это.

Однажды он признался, что думает о сексе втроем — я, он и еще одна девушка. Я отказала: «Но я не против при условии: я и еще два мужчины». Это не понравилось уже Косте. Потом мы часто возвращались к этой теме, но дальше разговоров дело не шло.

…А как-то раз он приехал ко мне в гости с другом Сергеем. Мы довольно много выпили и занялись сексом втроем. Все было здорово. Сергей оказался страстным, деликатным и нежным. В следующий раз Костя снова приехал с Сергеем. Мы покатались по городу и разошлись по домам. Ситуация складывалась опасная. Я не хотела терять Костю, но мне понравился Сергей. Я тоже понравилась Сергею, но не более. Костя был обижен на произошедшее между нами, говорил, что был пьян, не понимал, как допустил Сергея в нашу постель, но не хотел терять меня и друга. Так мы начали встречаться втроем.

Эти встречи не были лишены приятных моментов. Когда мы гуляли по городу, я всегда шла посередине, подхватив под руки двух своих мужчин и слушая их глупые и смешные беседы. Интересно, что думали о нас люди? Когда мы катались на машине по ночному городу, тот, кто был не за рулем, оказывал мне внимание: обнимал, трогал, ласкал. Не было такого момента, чтобы кто-то просто шел рядом, просто молчал или просто смотрел в окно. На мне всегда были чьи-то руки, кто-то все время что-то говорил.

Когда мы заходили в магазин перед ужином, мне наперебой предлагали все на свете. Если кто-то из них брал с полки то, что я попросила, другой сразу же находил предлог купить мне что-то еще, потому что «я захочу это позже».

Когда мы встречались у кого-то из них дома, все делали они. Я просто сидела, а мои мужчины бегали вокруг меня и хлопотали по хозяйству. Один подойдет, обнимет, поцелует, погладит и побежит доставать тарелки, другой по аналогичному сценарию, поцелует и убежит включать чайник. Потом они также, не сговариваясь и не ссорясь, убирали со стола, мыли посуду…

Я уделяла внимание Косте, Сергей уделял внимание мне, и я купалась в море внимания обоих мужчин.

Мы все нашли прелесть в том, чтобы быть втроем. Мужчинам всегда было о чем поговорить. Я уделяла внимание Косте, Сергей — мне, и я купалась в море внимания обоих мужчин.

Сразу скажу, мужчины никогда не занимались сексом друг с другом — оба стопроцентные гетеросексуалы. Но им обоим нравилось смотреть, как другой занимался сексом со мной, что я чувствовала, как себя вела, как менялось выражение моего лица, как выгибалась и кричала. Ни один из них никогда не ждал другого ни в быту, ни в сексе. Я делала минет одному, а другой входил в меня. Мы менялись местами, наш секс был разнообразным, никто никогда не оставался в стороне. У нас мог быть обычный секс с Костей и одновременно анальный с Сергеем. Неудобно, но возможно. Особенно если ребятам удавалось поймать ритм и совершать движения в такт друг другу, не раскачиваясь в разные стороны. Мне очень хотелось посмотреть, как они занимаются сексом друг с другом, но они так ни разу и не согласились.

Секс с двумя мужчинами отличается тем, что все крутится вокруг женщины. Исполняется любое ее желание. А еще они жутко боятся, что ее отношение к ним изменится, и поэтому готовы на все. Есть и минусы: сильное стремление доставить удовольствие влечет к перебору. Один любимый поймет, когда ты уже устала от оргазмов и остановится, а попробуй это объяснить двоим. Но в любом случае ты абсолютная хозяйка ситуации. Не захочешь, никто настаивать не станет.

И тем не менее, несмотря на все плюсы, нас хватило всего на год — все трое просто устали. Нам было хорошо, но постоянное внимание на пределе возможностей — это тяжело. Я растратила слишком много чувств, ведь нужно быть ласковой и нежной не с одним человеком, а сразу с двумя! Когда мы были не вместе, каждый из них безумно ревновал к другому. Сначала звонил один и хотел услышать от меня «люблю», потом второй…

В итоге Сергей понял, что он «приложение» к отношениям. Костя понял, что я могу принадлежать не только ему одному. А я поняла, что, несмотря на всю кажущуюся привлекательность отношений втроем, готова дарить безраздельную любовь только одному мужчине. Причем уже не Косте и не Сергею: первый готов делиться мной, а второй не готов бороться за меня.

Возможна ли любовь втроем? Если говорить именно о любви, думаю, что нет! А если и появляются тройки, то, как правило, в их отношениях будет одна влюбленная пара и третий партнер, который очень хочет быть с ними, потому что любит одного из них, а второго принимает как нечто неизбежное".

Записала Ольга Чередниченко
Фото: CAROLINE MOLLOY (2)