География секса, или вокруг света с Борисом Гребенщиковым

«Гео» — земля. «Графо» — пишу. Секс — имею. Что где имею, о том и пишу. Редакция одобрила мою тему, у точнив: «Только теория не нужна. Надо про реальный секс, чтобы страны разные, а мч — один и тот же.

География секса, или вокруг света с Борисом Гребенщиковым

А потом редакция немного помолчала и веско добавила: «И позабористей». «Позабористей!» — и будто где-то хлопнула дверь. А ключ от этой двери у меня появится, стоит лишь мне написать про то, как стандартное домашнее секс-меню отличается от кухонь разных стран.

Впервые я подумала, что об этом стоит написать, после Египта. Но потом забыла. Вспомнила уже в Швеции. Потом мы с мужем были в Финляндии, Турции, Эстонии, Словакии, Индии… Я смотрю на глобус (на периферии сознания пританцовывает фигуристая брюнетка из фильма молодости родителей, напевая: «Где-то на белом свете, там, где всегда мороз, трутся спиной медведи…»), гоню из воображения земную ось с медвежьими ласками и Арктику с Антарктикой заодно, соизмеряю свою идею с мужем (как в этот раз отреагирует на статью его офис-менеджер?), понимаю — пора взять себе какой-нибудь псевдоним…

 — О чем думаешь? — спрашивает Максим, заметив каторжную работу моих мыслей.
Я не хочу признаваться и киваю на фоторамку, где я и он. В пучине Красного моря. Среди рыб и коралловых рифов. Муж приободряется:
- А давай… Египет, а?
Я понимаю, о чем речь. И даю.

Письма счастья от БГ (а при чем здесь секс?)

Был обычный дождливый день. Я спешила по Невскому. В голове копошились неотвеченные звонки, ненаписанные письма, непридуманные заголовки. Навстречу мне шел Б. Г. Борис Гребенщиков.

Что интересно, он не является моим кумиром. А я соответственно вовсе не его поклонница. Нет, я, конечно, знаю, что БГ есть. А вот БГ вряд ли знает, что есть я. Но что делать — встреча произошла. И, как в фильмах, мир замедлил свое вращение. Дождь включил режим light. БГ — от него веяло спокойствием монаха — приостановился и улыбнулся. Мне. Я улыбнулась в ответ.

Где-то плакали дети. Где-то верстались газеты. Кто-то страстно хотел на Бали. Кому-то для счастья хватило бы стакана рома. Я поняла: БГ — это не просто так. Это знак. Иначе с чего бы он улыбался мне, если для кого-то другого эта улыбка могла значить целое состояние. Мир закружился в прежнем темпе, оказавшись на привычной орбите. Вернувшись домой, набрала в поисковике «Борис Гребенщиков». Перешла по ссылке «Письма счастья от Бориса Гребенщикова». Распечатала. И поняла: наша встреча — это знак. А все, что мне надо сделать, — правильно расшифровать этот знак. А заодно рассказать про то, как быть счастливой в постелях, что расправлены в разных точках нашей планеты. Остался, конечно, вопрос: писал ли эти письма счастья сам БГ, или под его диктовку писал кто-то иной, или кто-то иной просто писал и даже не под диктовку рок-кумира. Но… Но, наверное, это не важно. Послание дошло до меня — вот в чем суть.

Рецепт от БГ: «Когда вы говорите „Я тебя люблю“, говорите правду»

Таба, Египет

Смысла врать нет — прав БГ. «Я тебя люблю» — это наше с мужем свадебное путешествие в Египет. Нет, популярный Шарм ни при чем. И многолюдная Хургада тоже. Это была затерянная в пустыне, пограничная с Израилем Таба.

Пойти (кроме как на пляж) некуда. За пределами отеля — горы и бедуины. По ту сторону залива — Иордания. Всех радостей — шведский стол и только что узаконенный супружеский секс. Да! — принципиальное! — после многочисленных погружений с задержкой дыхания открывается новое (ну и что, что тавтология?) дыхание.

Продавцов приотельного магазинчика сувениров звали Джон и Джордж. Две недели они развлекали нас байками и снабжали магнитами. Узнав, что мы молодожены, Джон и Джордж хором заявили, что настоящая невеста должна быть девственницей. Иначе… Иначе не то. Я толкнула Максима локтем в бок (полтора года совместной жизни до свадьбы тут же забылись):
- Идем!

В ту ночь я была девственницей (надо так надо!) — в этой ролевой игре (вообще-то прежде мы не очень практиковали такие игры, тост — за дебют!) я проявила себя талантливой актрисой. Сам Станиславский мне бы поверил, что это в первый раз и что не сдержать дрожи, и что рядом сильный и большой. И я ему доверяю. И… это было настоящее свадебное путешествие. Мы до сих пор шлем открытки Джону и Джорджу.

Как? Ново и нежно.

Рецепт от БГ: «Верьте в любовь с первого взгляда»

Стокгольм, Швеция

Если честно, я терпеть не могу сувениры. Особенно дорогие сувениры, которые нигде не приживаются раз и навсегда, и их надо переставлять с места на место, а еще протирать от пыли. Их жалко выбросить и совсем невозможно передарить. Одно дело магниты, превращающие холодильник в путеводитель Lonely Planet, и совсем другое — высокохудожественные тролли, посеребренные колокольчики и консервативного вида серьги с почти драгоценными камнями.

Но я о троллях. Точнее об одном из них. Я отстала от мужа всего-то на несколько шагов. А когда оглянулась по сторонам, его не было нигде. Я одиноко стояла посреди средневековой узкой улочки. И понимала — вот сейчас я провалюсь в дыру вневременья. Потому что вокруг все указывало на то, что я где-то между пятнадцатым и семнадцатым веками. Старинные здания, массивные замки на дверях, фонари и какие-то викинги на вывесках.

Максим появился неожиданно. Он вышел из ближайшей ко мне двери (оказалось, что за дверью располагается сувенирная лавочка) с огромным троллем в руках.
- Извини, я знал, что ты вряд ли одобришь. Но знаешь, я его увидел и понял — это любовь с первого взгляда.

Ночью тролль сидел на тумбочке возле нашей кровати. И если б он мог разговаривать, непременно проболтался бы. О том, что в ту ночь ко мне пришел викинг. И что «характер стойкий нордический» — это не просто слова.

…Я бы вернулась в Стокгольм. И не только ради Карлсона, смены караула у королевского дворца и «Аббы».

КАК? Про стокгольмский синдром слышали? Примерно так.

Рецепт от БГ: «Вступайте в брак с мужчиной (женщиной), слушать которого вам будет приятно. Когда вы станете старше, умение общаться будет очень важным».

Бангкок, Таиланд

Бангкок — столица секса. По крайней мере так пишут путеводители и авторы художественных произведений. Все самое интересное начинается здесь после захода солнца и продолжается до самого рассвета.

Одно дело — читать путеводители, и совсем другое — оказаться в Бангкоке. С его влажным климатом, где ни ветринки и где до ближайшего моря — как до ближайшей Паттайи.

И единственно возможный секс — это секс в душе. Или под кондиционером. А все остальное — близость душ. Ибо близость тел в условиях, приближенных к боевым (а вы пробовали сидеть, обнявшись, на теплоходике, что несет вас по Чао Прайе? То-то), — это для экстремалов.

Вероятно, авторы путеводителей не врут. Секс был. Даже частый секс — раз в пару-тройку часов. Ибо Освежающий душ — это второе имя города, чье первое название полностью переводится (не пытайся запомнить!) как «город ангелов, великий город, город — вечное сокровище, неприступный город Бога Индры, величественная столица мира, одаренная девятью драгоценными камнями, счастливый город, полный изобилия грандиозный королевский дворец, напоминающий божественную обитель, где царствует перевоплощенный бог, город подаренный Индрой и построенный Вишвакарманом». Секс был. Но это был секс из цикла «а у вас не будет стакана воды?" — без прелюдий, рефренов и реприз.

Выпил воды — свободен. До следующего приступа жажды. И, пожалуйста, не прислоняйся ко мне.
- А поговорить?
- А поговорить — вот это я за. Давай поговорим.

Как? Быстро, жарко, бесконтактно.

Рецепт от БГ: „Раз в год отправляйтесь туда, где вы не бывали“

Амстердам, Голландия

Следуя этому совету, я прямо в эту минуту говорю своей Музе: „Эй, только не улетай, подожди минут десять“ и бронирую Прагу. А пока я жду подтверждения от отеля, расскажу про прошлогодний Амстер.

Путеводители не врут, все так: и каналы, и красные фонари, и завлекающие посетителей девушки-нескромницы, и кофешопы, и секс-театры. И мы там были, ничего аутентичного не курили, зато мед-пиво пили (после „Шоу барабанов“ в Таиланде рецензию на секс-спектакль я бы начала со слов „в меру скромно“).

Впрочем, важное: режиссер постановки сделал все, чтобы зрители поверили. И когда, выйдя из партера, Максим протянул: „Ну… Я хочу кое-что из увиденного попробовать“ (я заметила его смущение — мужские журналы с инструкциями к женщинам муж не читает, а вариант „по горячим следам воплотить в жизнь увиденное на сцене“ был дебютным).

Амстердам — это зачет. Однозначный зачет. Будь я менее принципиальной, сделала бы все, чтобы назначить Максиму пересдачу и встретиться еще раз на той же почве. У меня есть подозрение, что все получилось на пять с плюсом не просто так и что, пока я сосала конфету, выданную при входе в эротик-холл (разумеется, она имела форму мужского достоинства, размер ХХS), Максим выведывал у актеров театра секреты мастерства."Ваше бронирование подтверждено», — смс-кой мяукнул телефон. И значит, в Прагу. Туда, где еще не были!

КАК? Безудержно, беспрецедентно, безбашенно. И… брависсимо в финале.

Рецепт от БГ: «Не доверяйте мужчинам и женщинам, которые не закрывают глаза, целуясь с вами».

Арамболь, Индия

Индия — это секс на пляже и в номере, секс на рассвете и на закате, секс вчера и завтра. И, конечно, сегодня. И воздух, который можно продавать в Европе в бутылочках с надписью For libido — причем продвинутые в маркетинге дельцы могут указывать состав: брызги океана, замешанные на местных благовониях с добавлением ароматов спелых фруктов и эссенции из улыбок, солнечных лучей, кокетливых взглядов, пряных приправ и слюны одинокого какаду.

Индия — это секс. Только подумай о нем. Только щелкни пальцами. Секса было много, а помню (так чтоб было, о чем рассказать) я лишь один. Все три окна нашего номера в Арамболе выходили на общий балкон-коридор, протянувшийся по периметру всего здания. Чтобы не быть ни у кого на виду, первое время мы жили-были в полумраке тяжелых портьер. Жили-поживали, добро проживали — ровно до тех пор, когда однажды в середине дня Максим взял и все шторы раздвинул. И, собственно, началось. Нет, я не знаю наверняка, видел нас кто-то или нет. Я из тех, кто закрывает глаза. И Максим тоже. Но было.

Как? Солено, светло, синхронно, смело.

P. S. Я не успела рассказать обо всем. Я смолчала про Финляндию и Эстонию, про Словакию и Турцию. И еще про Камбоджу. Но об этом — в следующий раз. Потому что и БГ не все сказал. И если над чем и стоит подумать на досуге, это над его истиной «Любите глубоко и страстно. Быть может, это глубоко вас ранит, но таков единственный способ прожить жизнь полностью». Это ведь и про секс тоже, правда? И, может быть, получилось не слишком забористо, зато честно. А я за честность.

Текст: Ира Форд

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить