О мужской и женской религиозности

Дмитрий Быков рассуждает о женской эмансипации, мужской деградации и природных инстинктах.

О мужской и женской религиозности

Религиозность Собирался я написать что-нибудь невинное, о том, скажем, как изменилась семейная манера проводить отпуск, но эпоха диктует новую тему: я решил сегодня поговорить о том, как трансформировалась мужская и женская религиозность.

Она и всегда различалась — женщина больше доверяет Богу, и это, как писал Синявский в «Мыслях врасплох», оптимальная вера: идти за творцом, как собака за хозяином. Мужчина же больше рефлексирует, раздумывает, а то и спорит. Мы знаем множество мужчин-еретиков, но ничтожно мало женщин-еретичек, а женское богоборчество нам вообще почти неведомо. В этом смысле перемены разительны, поскольку, как предупреждал еще Добролюбов в «Луче света», самый бурный протест вырывается из самой слабой груди: в наше время женская эмансипация затронула решительно все сферы — и в том числе сферу веры.

Самое интересное, что сегодня на почве общей феминизации мужчин доверие как единственный способ верить почти вытеснило традиционную мужскую религиозность, всегда сомневающуюся, всегда ищущую диалог. Говорю, понятное дело, только о христианстве, поскольку с представителями остальных конфессий почти не знаком. Мужчины, по крайней мере в восемнадцатом и девятнадцатом столетии, когда в России появилась философия, не считали зазорным «размышлять о Божием величии», как понимал задачу поэзии Ломоносов. Они задавали вопросы и осмеливались даже выдумывать ответы.

Образ же идеальной религиозной женщины нарисовал Толстой в «Отце Сергии»: она не только не задумывается, не спрашивает, она в сущности даже и не знает, что верит. У нее это на уровне инстинкта, а только инстинкт, как полагал Толстой и многие, многие иные, и есть единственно верный советчик в таких вопросах. «Душа по природе христианка» — вот и соответствуй этой природе и не ищи лишнего. Но с крушением образа кроткой русской женщины с ее религиозностью начало твориться нечто странное: прямо скажем, она досталась современному мужчине, который по большей части верует, вообще не задумываясь, и видит в Господе либо владельца крупнейшей лотереи, либо главпахана, вера в которого способствует фарту в делах.

Правда, в свое оправдание мы можем привести как минимум два довода: во‑первых, мыслящую часть российских мужчин уничтожили две войны и две революции, а выживших добил большой криминальный передел. А когда советская власть, при всех своих пороках, всерьез озаботилась просвещением народа — это просвещение исключало религиозную мысль, не предполагало веры вообще, загоняло ее в глубокое подполье, где с ней тоже ничего особенного не происходило. Русское богословие, как и русская философия в целом, едва начавшись, закончились — и скорее трагически, нежели триумфально.

Второй аргумент еще серьезнее, и я примерно понимаю, почему он вызовет наибольшее количество возражений: после такой истории, как русская, особенно в ХХ веке, вопрос о том, каким образом Господь все это попускает, нуждается в серьезнейшем переосмыслении. Нужен глобальный мировоззренческий скачок, чтобы сказать: он ничего этого не попускает, и для борьбы со «всем этим» мы и созданы. Мы участники, а не зрители исторического процесса. Но как раз после ХХ века в России начисто утрачен навык этого участия: оно слишком дорого обходится. Вера без дел мертва, но чем они кончаются, нам отлично показала сначала советская власть, а потом постсоветский хаос. Действенная и умная вера в сегодняшней России — удел единиц, которым либо повезло, и реальность их не так сильно коснулась, либо они обладают в самом деле железными нервами. Деградация российских мужчин в целом привела к тому, что они стали слишком многое терпеть. Политическая и бытовая их пассивность беспрецедентны, презрение ко всему благородному и недоверие ко всему чистому — исключительны даже на фоне нынешней Европы. Чтобы верить, надо видеть в себе орудие и подобие Божье, а с этим у россиян, и прежде всего у мужской части, серьезные проблемы.


И еще…

Создал женщину

Россиянки страдали достаточно, но шанс выжить в революциях и войнах у них был выше, чем у мужчин. И потому уже 70-е годы в нашей стране стали женскими: образ деловой женщины — «Москва слезам не верит», «Старые стены» — возобладал не только в кино, но и в реальности. Добавьте постсоветскую эмансипацию, освобождение от табу, бешеный рост феминистского движения, и вы поймете, почему религиозность в России, подлинная, а не напускная, стала в основном женской. Дело не в том, что на волне борьбы за свои права человек умнеет. А еще и в том, что у женщин в России было больше времени задумываться, в то время как мужчины занимались выживанием. А может, пассионарность перераспределилась — должен же кто-то верить и искать ответы на вопросы, когда мужчины деградируют. Именно женщины в России сегодня лучшие религиозные поэты, как Олеся Николаева и Ольга Седакова; лучшие религиозные публицисты и мыслители, как Марина Журинская и Ирина Сурат. Женщине присуще сегодня бунтарское начало, и потому группа Pussy Riot, как к ним ни относись, спровоцировала первую серьезную дискуссию о вере за все послесоветское время.

Мужчин ни на что подобное не хватает: в лучшем случае они повторяют, что кощунствовать, конечно, не надо, но девушек стоит пожалеть. А те сами кого хочешь пожалеют, потому что махнули рукой на свою жизнь. Мужчины предпочитают не задумываться о том, есть кто-то на небесах или там пусто. Духовные вопросы вообще мало заботят мужчину, занятого потреблением или карьерой. Женщина не так труслива, и она чувствует подъем, поскольку наступает ее время. Весь мир становится более женским — на смену силе приходит тактика, хитрость, плетение сетей. Немудрено, что и главные вопросы сегодня перед собой ставит именно женщина. Мужчина, кажется, отчаялся получить на них ответы. Радуюсь ли я, наблюдая соотношение мужских и женских лиц во время богослужения, мужских и женских текстов в религиозной периодике? Пожалуй, радуюсь. Не будем забывать, что весть о Воскресении Христовом первыми услышали именно женщины. Может, у них есть силы не только для того, чтобы задать последние вопросы, но и для того, чтобы услышать последние ответы: мужчина от такой правды с ума сойдет, а женщина с ней рождается.

ТЕКСТ: Дмитрий Быков

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить