Мужчина в салоне красоты

Cosmopolitan провел эксперимент над мужчиной, который вытерпел все женские способы ухода за собой.

Мужчина в салоне красоты

ТРАГИКОМЕДИЯ В ЧЕТЫРЕХ АКТАХ.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Дима — отважный подопытный.
Катя — исполнительный экзекутор.
Настя, то есть я, — человек с блокнотом.


Казалось бы, чего проще — мужчина испытывает на себе бьюти-процедуры, не понаслышке знакомые женщинам. И наконец узнает ответ на вопрос «А что это ты так долго, дорогая?» Сплошная польза для всех!
Сидя с друзьями в кафе, я сокрушалась, что из-за мужского малодушия и заложенного на генетическом уровне страха перед малейшей физической болью моему эксперименту теперь не суждено воплотиться в жизнь. И тут судьба послала мне добровольца в лице давнишнего друга Димы, сидящего напротив. «Ой, ладно, Красавчикова, можешь на мне экспериментировать, — великодушно предложил он, — только перестань нудить».
Я еще раз рассказала ему о сути эксперимента, надо же было убедиться, что он отдает себе отчет в том, на что подписывается. Дима на все согласился, поставил одно лишь условие: экзекуции над собой он доверит проводить только своей девушке Кате, под моим чутким руководством. Что ж, по рукам!

ЭПИЛЯЦИЯ БРОВЕЙ

Запланированные виды эпиляции было решено проводить локально, то есть не выщипывать все «лишние» брови и не делать ноги полностью гладкими. Во‑первых, подопытный работает в мужском коллективе, во-вторых, по выходным играет в футбол в шортах. С лысыми ногами и с идеальной формой бровей он имел все шансы стать «чужим среди своих». А это уже совсем другой эксперимент…
Вспоминая далекий первый опыт эпиляции бровей, мы с Катей в один голос сказали одно и то же: «Щипаешь и чихаешь, щипаешь и чихаешь». Такой же реакции, сопровождаемой криками «Прошу, помилуйте!», мы ждали и от Димы. Но тот, лишь поморщившись и выдав скупое «ай», резюмировал: «Подумаешь, брови. Я вон каждое утро ради красоты галстук завязываю, и это куда большее мучение». Катя, неудовлетворенная результатом этого этапа эксперимента, было нацелилась пинцетом на усы. Но Дима быстро сориентировался: «Вы что, еще и их себе выщипываете? Точнее, я не это хотел спросить… у вас что, есть усы?!» Мы растерялись. Разыскивать растительность под носом ни одна из нас не была готова, так что раунд Дима выиграл.

ЭПИЛЯЦИЯ НОГ

Таких волосатых конечностей, наверное, еще не видывала ни одна восковая полоска. Разогрев в ладонях орудие пыток и аккуратно прилепив его к Диминой ноге, Катя как-то особенно восторженно спросила: «Готов?" — „Ну, наверное…“ — „Давай на счет три. Ра-а-аз…“

И победоносно крича „Два-а-а!“, Катя с чувством отодрала полоску от ноги. Эффект неожиданности сработал безотказно. Димин мозг, запрограммированный на то, что дергать будут на счет три, еще секунду бездействовал. А потом поспешил послать сигнал голосовым связкам, что уже очень больно и пора бы начинать кричать. Децибелы зашкалили, а на лице отразились мучения всех вместе взятых мужчин, когда-либо пострадавших от женской тирании.

Пока подопытный бился в агонии, лепетал что-то про увечья и называл нас нехорошими словами, мы старались заверить его, что кожа осталась на месте, крови нет, а эпиляция не способна сделать его инвалидом.

Когда же Катя начала греть в руках вторую восковую полоску, которой планировалось нарушить целостность волосяного покрова другой Диминой ноги, наш испытуемый едва не впал в кому. В тот момент мне почему-то вспомнился рассказ подруги, матери двоих детей, о ее первых и вторых родах. Главная мысль заключалась примерно в следующем: первые роды — это одновременно интересно, волнительно и страшно, так как не знаешь, что это. А вторые — просто страшно, поскольку уже знаешь, что это. Наша „роженица“, прочувствовав весь ужас эпиляции на правой ноге, левую давать на растерзание наотрез отказалась. Пришлось местно обезболить пациента с помощью 100 граммов сорокаградусной анестезии. „Вторые роды“, надо сказать, прошли менее безболезненно для пациента и менее шумно для окружающих.

МАСКА ДЛЯ ЛИЦА

Из всего ассортимента выбор пал на голубую глину — она и свойствами полезными обладает, и цвет приятный. А при высыхании еще и стягивает лицо так, что шевелить можно разве что зрачками. И то с трудом.

„Если не принимать во внимание, что меня мажут грязью, да еще и голубой, то маска — это даже приятно“, — лежа на кровати в махровом халате блаженно комментировал Дима. „И огурцом вкусно пахнет“, — подытожил он, когда Катя внесла последний штрих в новый образ бойфренда, прилепив ему на каждый глаз по зеленому кружку.

Засим наш голуболицый герой, вкусно пахнущий огурцом, был оставлен в покое на 20 минут — до полного высыхания маски. Мы с Катей удалились на кухню, чтобы за чаем поделиться друг с другом впечатлениями. Но не успел еще чай толком завариться, к нам вероломно вторгся Дима. Размахивая обмякшими огуречными дольками и беспомощно моргая глазами, он, практически не шевеля губами, взмолился: „Пойдемте, пойдемте скорее смывать эту дрянь, а то у меня сейчас глаза на ж… натянутся!“ Эх, Дима-Дима! А в мире женщин это называется „лифтинг-эффект“.

МАССАЖ

Новость о том, что завершающим этапом нашего эксперимента будет антицеллюлитный массаж, Дима почему-то воспринял как награду за все его предыдущие мучения. Не срабатывает, видимо, у мужчин инстинкт самосохранения при слове „антицеллюлитный“. На всякий случай уточнив, будут ли ему опять выдирать волосы или мазать „той ужасной голубой жижей“, и получив отрицательный ответ, испытуемый утратил остатки бдительности и согласился передать свое измученное мужественное тело из рук Кати в руки профессионала Елены. Чтобы не рушить Димину веру в людей, в последний момент решили заменить самый жесткий вариант массажа, после которого пророчили появление синяков, на щадящий — метаболическое обертывание.

По приезде в салон Диме предложили на выбор два вида одноразовых трусов. Первые, синие, можно было запросто использовать как плащ-палатку и с комфортом жить в ней до самых холодов. Вторые, черные, иначе как нанотрусами назвать было сложно. Как, впрочем, и натянуть их на что-то, кроме нанопопы какого-нибудь наномужчины. Однако стоило взять их за края и потянуть в разные стороны — трусы с первого раза превратились в элегантные шорты, причем вполне человеческого размера.

Итак, Дима, облачившись в маленький черный наряд, улегся на массажный стол и приготовился получать удовольствие. Я слегка занервничала: Кати рядом не было, поэтому, случись что, вся ответственность за содеянное ложилась на мои плечи. Потому сразу после старта процедуры (а началась она с нанесения горячего геля с эффектом лифтинга на заднюю поверхность испытуемого) я раз в две минуты интересовалась „Дим, ну как?“ „Прия-я-ятно“, — расплывшись в улыбке, комментировал юноша.
Затем Елена попросила его перевернуться на спину. Спустя пару минут блаженное выражение его лица начало потихоньку сменяться тем, которое мы с Катей несколько дней назад наблюдали, отодрав от ноги восковую полоску. „Что-то зад горит… это нормально?“ „Все хорошо, так и должно быть“, — умиротворенным голосом произнесла Елена и плюхнула Диме на живот солидную порцию какого-то чудо-крема. „Холодно!“ — завопил испытуемый. „Где?“ — распереживалась я. „Живот! Ай! Снизу горячо, сверху холодно! Как мне адаптироваться к этой ситуации?!“ „Все хорошо, сейчас будет тепло и приятно. Это крем такой, жар-холод называется“, — тем же бархатным голосом успокоила Елена. И не обманула: по словам испытуемого, животу действительно стало тепло и приятно. „А вот зад продолжает полыхать“, — ерзая на массажном столе, жаловался Дима.
Следующим этапом стало мумифицирование моего несчастного друга с помощью бинтов, пропитанных лосьоном с розмарином и маслом розы. Первый, как пояснила Елена, является мощным метаболитиком, второй вызывает сильный озноб. Не успела массажист замотать Диму, тот начал постукивать зубами: „Знаете, меня знобит что-то. По‑моему, я заболел. Ну точно, я заболел. Отпустите меня домой, пожалуйста“. Шутки шутками, но озноб, по словам (и выражению лица) испытуемого пробирал до костей. „А при этом, представь, зад-то все равно горит!“ — тихонечко жаловался на жизнь Дима. Елена же заботливо упаковала бедолагу в целлофан, укрыла полотенцем, напоила чаем на алтайских травах и оставила в покое на полчаса. „Сейчас опять где-нибудь начнет тянуть?“ — обреченно спросил Дима, наученный горьким опытом пребывания в состоянии покоя с маской из голубой глины. Но Елена в очередной раз спокойно заверила, что все будет хорошо. Вот слушаешь ее и начинаешь верить…
Массажист, как и обещала, вернулась ровно через полчаса, так же заботливо распаковала подопытного, угостила его еще одной чашечкой чая и отпустила с миром. До дома мы, правда, добрались нескоро. „Настя, чем она меня напоила?“ — озираясь по сторонам в поисках туалета, нервничал Дима. Чем-чем, чаем на травах, который, как выяснилось, помимо всех своих полезных и вкусовых качеств еще является и отличным мочегонным средством.

Здесь в принципе должен был бы закрыться занавес, но я так вошла во вкус, что просто не могла не предложить Диме в качестве финальной точки проэпилировать зону бикини. После чего он поспешил капитулировать в другую комнату, закрыв не всякий случай за собой дверь поплотнее. „Дим, а может, тогда глубокое бикини?“ — не унималась я по другую сторону баррикад. Немного помедлив, робкий, но явно заинтересованный голос спросил „Глубокое? А это как?“ После краткого ликбеза на тему „как это“ все тот же голос, но уже сухо и уверенно изрек: „Настя, если ты сейчас не отойдешь от двери, я, пожалуй, выброшусь из окна!“ На этой оптимистической ноте эксперимент был официально признан завершенным, а Дима отпущен зализывать раны.

ДИМА: "Безумие. Если бы я был девушкой, лучше ходил бы волосатый и без зазрения совести порос бы целлюлитом со всех сторон, нежели добровольно подверг бы себя таким истязаниям. И плевать мне было бы, что этим мужикам что-то не нравится. Брови — еще куда ни шло, но все остальное… Гляжу на гладкие Катины ноги (да, я теперь замечаю, какие они гладкие!), и у меня мороз по коже пробегает. Если ради нас вы готовы на такие жертвы, я торжественно клянусь впредь более уважительно относиться к женскому стремлению быть красивой (хоть это, повторюсь, и безумие). Упаси меня боже еще хоть раз поторопить Катю, когда она крутится перед зеркалом. Во всяком случае, до тех пор пока она не выкинет те восковые полоски».

От автора

А я, как говорится, пользуясь случаем, хочу сказать: Дима, спасибо тебе за то, что ввязался в авантюру и не дал пропасть мне и моему материалу. Ты истинный друг, надежный, бесстрашный и, что немаловажно, терпеливый. И самый что ни на есть настоящий мужчина. Даже несмотря на то, что теперь местами эпилирован.


Как бы ни при чем оказалась Анастасия Красавчикова.
Благодарим студию красоты Chamonix за помощь в проведении съемки.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить