Любовь втроем

Андрей Ковалев вполне сознает, что выглядит странно в глазах общественности. И все-таки, уверяет он, так живут многие. Может, даже большинство. Просто не замечают этого или не хотят замечать.

Любовь втроем

Мы вместе

Нас познакомил он. Проявил решительность, блеснул остроумием, записал телефон. Дальше понятно: цветы, конфеты, зайдем ко мне… И вот мы уже живем вместе: я, она и этот классный парень.

«Жизнь очень странная штука», — думаю я, балансируя на грани сна. Она тихо спит рядом. Я любуюсь ее волосами, полуулыбкой, изгибом обнаженного плеча. Он толкает меня в бок. С некоторых пор меня пугает его решительность. Я знаю, что он задумал, вздыхаю, неслышно встаю с постели и иду на неназначенное свидание с холодильником. Хрустя куриной ножкой, слышу шепот и возню в комнате. Вскоре к ним присоединяются ее стоны. Этот герой слишком хорош в постели, черт возьми.

Утром мы опять делаем вид, что ничего не было. Нас разбудил аромат сваренного им кофе. Она сладко потягивается в нашей общей постели. Потом привычная суета в ванной. Столкнувшись с ней, я опускаю глаза.

«В холодильнике оставался сыр», — вспоминает она во время завтрака. — «Съел». — «Ночью?!»

Он хитро подмигивает мне, намазывая для нее джем на булку. Я начинаю раздражаться, но не подаю вида.

— Хочешь взять сегодня машину? — я делаю робкую попытку пойти на уступки.

Она размышляет ровно секунду и отрицательно качает головой:

— Нет, спасибо. У тебя же важная встреча… Доберусь сама.

Затем она быстро допивает кофе, целует меня в щеку и уходит. Он бросает свой завтрак и идет следом за ней, но вдруг возвращается, забирает мои ключи от машины и, ухмыльнувшись, оставляет меня одного.

Теперь можно додумать до конца мысль, которая пришла мне накануне ночью: «Жизнь очень странная штука. Придется ехать на метро. Я, кажется, ненавижу их обоих».

Гадкий я

Вы уже решили, что я тряпка, ведь так? Так… Пока я в нелепой позе сижу в офисе, имитируя рабочее напряжение, он провернул крупную сделку, отличился перед боссом, решительно отказался от предложения коллеги женского пола пообедать вместе… Он дорожит каждой минутой, проведенной с нашей любимой, и сегодня наверняка опять придумает благовидный предлог, под которым она улизнет с работы, и они пообедают вдвоем, а я буду сидеть в офисе, не совершая ничего героического и даже просто полезного. Мой день сделают смешная картинка в Интернете и чужая опечатка в квартальном отчете. Я трачу корпоративный трафик на изучение автосайтов, ища идеальную машину за умеренную цену.

Прошло достаточно времени с тех пор, как мы живем втроем, а он все еще дарит моей девушке цветы и говорит комплименты. Парадокс в том, что она любит меня. Как миллионы женщин любят миллионы мужчин с их умеренными доходами, умеренной внешностью, умеренным умом и другими умеренными данными.

Чудеса случаются

Иногда мы с ней проводим время только вдвоем. В нашей ситуации это чудо. Она садится рядом, и я весь вечер показываю ей автосайты и хорошие предложения, которые нашел, и она искренне пытается в это вникнуть. Или она зовет меня прогуляться в ближайшем парке, и мы долго мерим шагами его темные аллеи, но это случается редко.

Я ревную ее, а он никогда. Если она задерживается у подруги, мы с ним сидим на кухне. И я не знаю, что меня злит больше: ее подруги или его спокойствие. Когда она приходит, он делает вид, что ничего не произошло, а я осыпаю ее упреками. Я часто довожу ее до слез, и ему приходится использовать весь доступный мужчине арсенал успокоительных средств. Ну да, он верит, что она просто проводила время с подругами… Если я позволяю себе саркастические замечания, меня силой (он гораздо сильнее меня) выталкивают в другую комнату и запирают дверь.

Она все чаще выбирает его, а я — Интернет, вечера в компании коллег или друзей и размышления на тему, что было бы, если бы…

А потом она вдруг садится мне на колени, ерошит волосы на голове и зовет в парк мерить шагами темные аллеи. Если бы я знал, что это все значит.

Внесли ясность

Решительное объяснение между нами произошло внезапно. Был вечер как вечер. Он подвез ее с работы. Пока она была в ванной, он приготовил ужин, зажег свечи, открыл вино… В общем, все как всегда. Я сидел, сжавшись в комок. С одной стороны, на меня тоже подействовали все эти приготовления. Мне было приятно думать, что они для всех. А когда она вышла из ванной, обернутая в короткое полотенце, и, слегка покачивая бедрами, прошла возмутительно близко от меня, я даже немного пожалел, что идея с романтическим ужином пришла в голову не мне.

Ужин прошел замечательно. Они шутили и смеялись, и даже я подал пару неплохих реплик, потом мы трое уединились в спальне. Через некоторое время я тихо вышел оттуда, оставив их вдвоем. Я включил ноутбук, открыл холодильник и расположился прямо на полу.

Звуки, доносившиеся из комнаты, свидетельствовали, что они тоже приятно проводят время. А затем дверь приоткрылась, и из нее выскользнула она. Стоны на секунду прервались, а затем возобновились с еще большей страстью.

Я задумчиво почесал переносицу.

— Что ешь? — осведомилась она шепотом, видимо, чтобы не помешать любовным упражнениям в спальне.

— Мясо доедаю. И вот редиска… Эм… Еще кусок торта, кажется, остался, — я ответил так же тихо.

— Торт, круто! — сказала она, присела рядом и только потом спросила: — Местечко найдется?

— Садись, — разрешил я, ломая последний кусок на две половинки, — возьми.

— Спасибо.

— Ну как там? — спросил я, не очень понимая, откуда в нашей жизни взялся четвертый персонаж.

— Как фофычно, — она пожала плечами с полным ртом торта и прислушалась к стонам. — Сейчас ты попробуешь изобразить ту дурацкую позу, которую я показала тебе в журнале, развернешь меня под опасным для жизни градусом, и я громко кончу.

И тут я, кажется, догадался, кто этот четвертый. Точнее, четвертая.

— Хм, так, значит, я тоже?

— Конечно! — она доела торт и улыбнулась. — Ты тоже слепил из меня идеал, который жил тут с нами.

Из спальни донесся громкий женский крик, а секунду спустя еще один — мужской.

— Ну вот, наши идеалы в очередной раз не облажались.

В квартире стало тихо. Только мы вдвоем сидели на полу, такие несовершенные, уставшие и сытые.

— Все, можем идти спать? У меня завтра суперважный день на работе, а ты, конечно, заберешь машину, потому что у тебя тоже важный день, — сказал она.

— Ну, если ты приготовишь мне утром кофе…

Решительным жестом она прекратила торг, взяла меня за руку, и мы пошли в спальню. Нет, вы не угадали. Второй, подлинной, любовной сцены там не произошло. Она вскоре уснула, а я еще некоторое время лежал, пытаясь в третий раз додумать однажды пришедшую мне в голову мысль, что жизнь очень странная штука, что мы сочиняем себе идеалы и сами стремимся быть идеальными для тех, кого любим, и все такое. Мысль не додумывалась. Но если вы полагаете, что меня это беспокоит, вы ошибаетесь. Меня волновало совсем другое. Придется мне завтра ехать на метро, вот что.

ТЕКСТ: Андрей Ковалев

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить