Конец света

Оптимистичный Василий Рябков в конец света не верил принципиально и держался до последнего.

Конец света

Конец света Впечатляющее сочетание цифр 21.12.12 никого не оставило равнодушным. Древние майя неслучайно завершили свой календарь на 2012 годе, уж они-то точно знали побольше нашего. Талантливые режиссеры сняли приуроченные к концу света художественные фильмы, менее талантливые телеведущие подавали каждую новость катастрофического характера с задорным подмигиванием: «Вот оно, уж начинается!» Этот безудержный Хэллоуин плавно растянулся на весь год. Даже далекие от футурологии люди начали подпадать под влияние общей истерии. Например, один мой ранее не замеченный в интересе к концам света друг похвастался, что у его машины «постапокалиптический» техосмотр — действителен до 2013 года! Когда милейшая соседка снизу столкнулась с нами на лестнице и призналась, что купила в три раза больше крупы, сахара и макарон, чем обычно, «специально к концу света», мы поняли, что не готовиться к нему с нашей стороны как-то даже уже и неприлично. Подобное поведение однозначно было вызовом общественной морали. Требовалось немедленно впасть вместе со всеми в ажиотаж.

Моя крепость

Вечером за ужином я поставил вопрос ребром: конец света скоро, времени осталось мало, давай, любимая, что-то предпринимать.

Женская логика — это что-то немыслимое! Стопудово — ни один мужчина не предложил бы сделать к концу света… ремонт! Я осторожно поинтересовался, а почему именно ремонт. И получил нокаутирующий ответ: «Потому что после конца света мы его точно уже не сделаем!» Я, честно говоря, надеялся на что-то более отвязное типа: «Пригласим всех девчонок, которые тебе нравились, и устроим оргию» или хотя бы «Все продадим, купим „Бентли“ и разобьем его об забор». Но ремонт… Я уточнил: возможно, превратим наш дом в крепость и бомбоубежище с целью выживания? На меня посмотрели как на дебила и говорящую гусеницу, после чего последовал монолог об «обойках веселеньких расцветок». Да, конец света наступит, а мы, заваленные мешками строительных смесей, и не заметим…

Назавтра наш дом наводнили мальчики с рулетками. Взглядом много­опытного врача они оглядывали наши покои, задумчиво писали в блокнотиках и уходили. Потом везде появились строительные материалы, пыль и грязь, а деньги, напротив, стали куда-то исчезать. Любимая стала психовать, заявила, что жизнь со мной испортила ей вкус и она выбрала совсем не те обои.

На кульминационной стадии разгрома все работы внезапно остановились, наши мастера на все руки испарились куда-то по личным причинам. Видимо, в преддверии конца света были срочно вызваны на другие, более важные объекты. Мы остались жить в мешках, обломках, газетах, пыли и истериках. Похоже, конец света мог наступить раньше запланированного. Во всяком случае квартирка выглядела как после его репетиции. Пришлось взять все в свои руки, в прямом смысле — клеить обои, строгать гипсокартон и вешать прочие карнизы и люстры.

Реакцией любимой женщины было удивление: почему же ты все эти годы не признавался, что сам все умеешь. Да потому же самому, почему не говорят человеческим голосом коты. Я уверен, они прекрасно умеют это делать, но понимают: на фиг надо! Люди потом мозг вынесут своими разговорами, а то еще и работать заставят. А котам оно зачем? Их и так неплохо кормят. Вот и я не хотел светить свои таланты. А теперь все равно конец света, так что, да, дорогая, и электрические розетки переносить с места на место я тоже умею…

Моя стратегия

Ремонт вышел дивный. Даже я, не склонный к восторгам архитектурно-интерьерного происхождения, остался доволен. Но не вполне. Я отметил, что, несмотря на то, что жилище похорошело, к концу света не готовы ни оно, ни мы. К сожалению, рассуждал я, у нас мало информации о предстоящем катаклизме. Если это удар метеоритов или ядерная война, то нужно обустраивать убежище в подвале, где у нас велосипеды и прочие не каждый день нужные вещи. А если, наоборот, потоп, то строить нужно ковчег повышенной плавучести и держать его повыше, например, на крыше. Любимая сказала, что я брежу, еще бы зомби-апокалипсис вспомнил. Я ухватился за тему и довольно быстро пришел к мысли, что от зомби лучше всего спасаться не на суше, а на каком-нибудь большом заброшенном танкере, верхняя палуба которого распахана под огороды. Зомби не умеют плавать, опять же столько нефти про запас… Но она оборвала мой креативный поток мысли. «Отличная идея, — закричала она, — мы едем в круиз! Все равно конец света! Завтра же выберем себе танкер и рванем по Средиземному морю!» — «Лайнер, — поправил я. — И они ведь тонут — и «Титаник», и вот недавно «Коста Конкордия»… Аргументы не подействовали: все равно конец света.

Дальше жизнь пошла как во сне. Любимая взяла в свои руки подготовку к нашему путешествию, оформила катастрофически дорогие, на мой взгляд, путевки, купила тьму вещей, от которых я ее раньше отговаривал, и до кучи записалась на курсы вождения, в школы бального танца, верховой езды и этнических барабанов. На все мои попытки ее остановить ответ всегда был один и тот же: «Так ведь конец света же!» Зачем тебе сразу две почти одинаковые куртки? Конец света! А шестнадцатые туфли?! Так ведь конец света! Боже, зачем ты набрала в долг столько денег, как мы будем расплачиваться?! Да забей! Конец света!


Моя реинкарнация

Конец света встретил нас в идиллическом месте с незапоминающимся названием, но запоминающимися черепичными крышами на игрушечных домиках. За остававшиеся до конца света месяцы мы, похоже, сделали больше, чем за всю предыдущую жизнь — начиная от ремонта и заканчивая туром по всей Европе. Мы лежали в номере, на огромной кровати, переполненные впечатлениями, ощущениями и всем тем, что называется полнотой жизни. На завтра был запланирован переезд в очередную «колыбель цивилизации».

«А ты знаешь, что бы я сделала, если бы была уверена, что завтра реально конец света?" — спросила моя девушка.

Что? Еще один ремонт? Она засмеялась — нет! А потом прошептала на ухо. И от ее слов даже я, видавший виды и три-икса-фильмы старый извращенец, покраснел.

«Ну так что, — уставилась она на меня, — давай все попробуем? А то ведь уже типа конец света-а-а…» — и она томно потянулсь. Но тут же собралась и добавила: «У меня только одно условие — без презервативов. Договорились?»

Вот это был удар ниже пояса! Конец света концом света, но отцом я пока становиться не собирался! Она меня уболтала. Выключила ночник, устроив локальный конец света в отдельно взятом гостиничном номере. И, да, это был настоящий Армагеддон, настоящий конец… И потом еще один… И еще…
Утром я проснулся и обнаружил ее, спящую на моем плече. Совсем другую, чем была та она, которую я знал раньше. Я и раньше любил ее, но по-другому. Не видел чего-то главного. Теперь я был готов разделить с ней не то что конец света, но даже и радость отцовства.

А конец света, кстати, действительно наступил в ту ночь. Во всяком случае, для меня наступил. Конец того мира, который был раньше. И начало нового. Не то чтобы старый был как-то особенно плох, нет. Но новый будет в тысячу раз прекраснее, это я теперь знал точно. Я осторожно встал с кровати, подошел к окну, отдернул тяжелую штору, и свет упал на ее бедро, живот, грудь. Да, это совершенно однозначно был какой-то неведомый, совсем новый свет…

ТЕКСТ: Василий Рябков

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить