Холостяк vs женатый: что мужчины делают в отпуске?

Курортный Роман и курортный Василий рассказали о мужском отдыхе.

Холостяк vs женатый: что мужчины делают в отпуске?

Женат

Что такое отдых? Это когда что-то одно меняется на что-то другое. Серая девятиэтажка — на пальмы и море, пельмени — на авокадо, восьмислойный пуховик — на шорты, женщина, которая всю зиму жила бок о бок с тобой, — на… На надувного пингвина, с которым планируешь купаться в море? Неравноценная замена, однако…

Тогда на кого? Как человек, неоднократно рассаживавший знойных мулаток на свои мужественные колени, как человек, которому томные красавицы Адриатики по полгода слали мольбы о дружбе во всевозможные «фейсбуки», могу прямо сказать: курортный роман — это зло!

Романы эти бывают двух видов:

1) такие, о которых стыдно вспоминать, ибо были они ни уму ни сердцу и случились лишь из-за того, что кто-то был пьян, а кому-то нужно было поднять самооценку;

2) такие, что после пятого оргазма лежишь ночью на пляже рядом с ней, смотришь в звездное небо и понимаешь, что не звезды это вовсе, а только что ты сам в небо набрызгал.

С романами первого типа все понятно: лучше бы их никогда и не было. А насчет второго типа… Лучше бы их никогда не было тоже! Это как будто приехал ты в отпуск и вместо того, чтобы снимать номер в гостинице, строишь себе виллу на берегу. С бассейном, верандой и мраморными львами… И такая она вся расчудесная, и сил и средств в нее вложено изрядно. Но промчались три недели, и ты эту виллу бросаешь. Не пихать же мраморных львов в чемодан? А чтобы тебе еще больнее было, самолет над бывшей виллой твоей пониже пролетит, чтобы ты из иллюминатора мог разглядеть, как в бассейне твоем уже другой мужик купается и плавки свои на твоих мраморных львах сушит… В общем, сначала тебе хорошо пару недель, потом тебе плохо всю жизнь. И зачем оно надо?

Остается только надувной пин­гвин… Впрочем, есть еще один вариант.

Мне повезло с женщиной. Вот эту проблему, о которой я сейчас столько рассуждал, она решила в два счета. Не желая весь отпуск наблюдать, как мужнины глаза предательски бегают по чужим попам, перед отпуском она перестала со мной спать! Не в смысле интимном, а вообще. Выдумала какой-то мутный предлог: «Мне нужно побыть с мамой, ведь мы не будем с ней общаться целых 18 дней». И уехала к маме. Два дня я честно выдержал, а потом заскучал. Пытался к ней зайти, ну на вечерок буквально… Она была непреклонна. Вежливо объясняла, что очень нужна родной матери. Я с нечеловеческим нетерпением ждал отпуска… И там-то, в отпуске, я наконец встретился с ней! Потрясающе красивой, яркой, неожиданной, почти незнакомой и одновременно очень близкой… Надо ли говорить, что это был прекрасный отдых вместе?

Обычно люди устают друг от друга. А почему бы не попробовать устать перед отпуском друг без друга? Главное — выдержать. Стиснув зубы, выдержать эти невыносимые, долгие, тягучие, как смола, пять дней до отпуска, пять дней без нее…

ТЕКСТ: Василий Рябков

Не женат

Когда я учился в школе, почему-то в одноклассниц никогда не влюблялся. То есть многие из них мне нравились, но чтобы начать встречаться — нет, такого не было. Зато ни одно лето не обходилось без большой любви.

Собственно, и первая любовь, и первый поцелуй, и первый секс у меня случились летом и вдали от родного дома. Наверное, в школе мне просто трудно было отделаться от имиджа зануды-отличника, зато на курорте я каждый раз мог быть кем-то другим.

Первой любовью была девочка Клара, с ней мы в Паланге ходили за молоком для наших младших братьев-сестер. Я защищал ее от местной гопоты, которая меня принимала почти за своего, таскал ее сумку с молоком и вообще был Рэмбо. Это притом, что я тогда отличался деликатным телосложением, и свалить с ног меня можно было одним сердитым взглядом.

В пионерлагере я прослыл остряком. Изображал голосом испорченное радио, победил в конкурсе «А ну-ка, мальчики», и в итоге люди начинали смеяться еще до того, как я открывал рот, чтобы что-нибудь сказать. Поклонниц тем летом у меня было столько, что можно было ими замостить дорогу от спального корпуса до бассейна, но я стал встречаться с тихой, но очень красивой девочкой Таней. Днем мы с ней убегали в лес и там целовались, а вечерами танцевали на дискотеке и сидели в кинотеатре, взявшись за руки.

Девственность я потерял, как водится, с девушкой намного старше меня. Мне было 14, ей 21. Она была художницей и рисовала меня, крымские пейзажи и виндсерферов, а я был милым застенчивым юношей, которого ну просто нельзя было не совратить.

И вот эта возможность — быть кем угодно, когда тебя никто не знает, меня радовала. Да и сейчас я люблю поиграть в кого-то еще. Не то чтобы мне нравилось обманывать доверчивых девушек, я никогда, например, не прикидываюсь, что я богаче, сильнее или могущественнее, чем я есть на самом деле. И я даже не вру насчет своей работы, статуса или идейных убеждений. Но слегка изменить характер, выражение лица или даже акцент — это всегда весело.

Наверное, это тоже своего рода отдых. От самого себя, от своих привычек, образа жизни, режима дня… Мне очень нравятся сны, в которых я будто вижу себя со стороны: как я с кем-то разговариваю, куда-то иду, что-то делаю. И в то же время смотрю на все, как в кино. Я думаю: вот сейчас он зайдет за угол и там встретит красивую девушку. И он, второй я, действительно заходит за угол и встречает ее. Так и на отдыхе. Я встречаю девушек, которые ничего не знают обо мне. Они не в курсе, чем я занимаюсь и сколько у меня денег, у нас нет общих друзей, даже в «Фейсбуке». Девушки видят только то, что я хочу им показать: я могу надеть очки, ссутулиться и стать хипстером, а могу изменить прическу, надеть косуху и стать завсегдатаем байкерского паба. И должен сказать, знакомятся со мной на курортах охотнее, чем в Москве. Потому что девушкам тоже хочется быть разными. А с мужем или бойфрендом это труднее, чем с незнакомцем в Хургаде или Гурзуфе. Поэтому, если что, я за курортные романы и предлагаю ни в коем разе не считать их изменами.

ТЕКСТ: Роман Сурков

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить