Эволюция мужчины

Любой мужчина проходит несколько этапов развития — не без женского, к слову, участия.

Эволюция мужчины

Эволюция еще ни одного мужчину не портила. (Ну да, он должен быть чуть красивее обезьяны. Но красивее же!) На самом деле любой мужчина проходит несколько этапов развития — не без женского, к слову, участия. О них рассказал Иван Шадрин, пока задержавшийся в пятом периоде.

1. HOMO PUBERTATUS

С кожей что-то невообразимое, с девчонками надо встречаться…

Период жизни, когда мужчина перестает быть ребенком (в физиологическом смысле, конечно), самое мучительное время: с кожей творится что-то невыразимое, сверстники ходят на свидания, а надо быть, как все, хотя ты с удовольствием бы еще покатался на велосипеде или поиграл в войнушку. Девочки-подростки, как известно, развиваются быстрее мальчиков и потому уже понимают что к чему в отличие от тебя — краснеющего, зеленеющего и трясущегося от страха, когда подходишь к ней и приглашаешь на свидание.

Отказ в этом случае — горький, но ожидаемый конец света. Получил его — и пошел дальше влачить свое жалкое подростковое существование. В первый раз так и бывает. Однако согласие еще большая катастрофа! Пиджак или рубашку? Или футболку? Потом, позже, тяжелые паузы между словами, потные ладошки, глупые разговоры. Когда темнеет, инстинкты помогают: как-то понимаешь, что ее нужно проводить до дома. А она как-то понимает, что нельзя отказываться от поцелуя. Она меня поцеловала — значит, все не так уж и плохо. Уф! Бинго! Я мужик. Случается ли думать о сексе в подростковом возрасте? Случается, постоянно. До первого свидания, после него, в течение всех последующих, включая самое волшебное свидание, мы думаем, как бы приютить где-нибудь свой пенис. Она посмотрела на меня и улыбнулась — это знак? Она села мне на колени — пора действовать? Идем на вечеринку к однокласснику — может, там? В этом возрасте секс не столько из разряда «хочу», сколько из разряда «надо». Самоцель, вершина горы, на которую надо забраться. Но вот незадача, идешь на эту гору, взбираешься, ползешь, а на вершине — пропасть! Ты вроде бы знаешь, что в нее надо падать, но как? Как упасть, чтобы не разбиться? Но главное, что потом, когда силы иссякают и формально обряд считается завершенным, ты снова ждешь. Лежишь и ждешь перемен — мифического ощущения себя мужиком, которое должно наступить, но не наступает.

Самое трудное в этот период: не унывать.

2. HOMO RAZVRATUS

Девушек много, и они не прочь!

Впрочем, потом случается второй и третий секс. На четвертом понимаешь: не все так плохо. Девушек много, они такие разные, и большинство из них не прочь покувыр… в общем, не прочь! И втягиваешься, и ведешь себя так, будто 20 лет тебя держали в мужском монастыре — против воли. Секс получает единицы измерения — считается количество девушек, побывавших у тебя в постели, а также время соития с каждой из них. Однажды, во время очередного секс-марафона, ловишь себя на том, что посматриваешь на висящие у кровати часы. Пытаешься между поцелуями и ласками оценить, а достаточно ли долго я занимаюсь сексом. Хватит ли этого для диплома профессионального любовника? В общем, изнурительный спорт — вот что такое секс в этот период. Количество является непременным и чуть ли не единственным условием качества. Доставляет ли эта ситуация неудобства? Нет. Мы уверены, что обрели настоящее мужское счастье в десятках чужих постелей.

Самое трудное в этот период: не оказаться однажды в КВД.

3. HOMO VLUBILUS

Хочется, чтобы она назвала тебя «мой».

Неожиданно какое-то -дцатое (-сотое) свидание заканчивается не так, как предполагаешь. Внешне все как обычно: прогулка — ресторан (кафе, кино, боулинг) — проводы до дома — первый поцелуй… И вдруг ошибка системы: ты не хочешь с ней секса. Точнее, не секса ты хочешь. Он не главное, не цель. Что тогда цель? Чтобы она смотрела на тебя с восхищением и, как это… с любовью. Чтобы она назвала тебя «мой». Когда девушка говорит о тебе «мой», а ты не против, — это уже, считай, любовь (конечно же, вариант вроде «мой молодой человек так считает», а не «мой-то вчера опять на бровях приполз».) Из других симптомов: хочется сообщить друзьям лишь один факт о ней — это самая прекрасная женщина на Земле (скорее всего, не сообщишь, но хочется!); честные попытки думать о других девушках заканчиваются провалом. Может быть, вся эта буря эмоций и перемен возникла потому, что ты просто начал думать об отношениях, подсознательно настраивая себя не на очередную вершину сексуального Олимпа, а на то, что люди называют словом «встречаться»? Это неважно. Главное — вот она, любовь.

Самое трудное в этот период: быть адекватной, социально адаптированной личностью.

4. HOMO DOMUS-TAPKUS

Она — кино, в котором раньше видел лишь титры.

Теперь мужчина и его любимая девушка живут вместе. Друзья-циники регулярно напоминают, что влюбленность — вещь хрупкая, а совместный быт ее сожрет. Порой ты веришь приятелям. В минуты ссор. Не то сказал, не прибил полочку, чуть не прибил ее пуделя, наступив ему на лапу. Но когда она смеется и все хорошо, забываешь о ностальгии по свободной жизни. Она в прошлом. В настоящем только та, кто стягивает с тебя футболку. Кстати, одно из главнейших мужских открытий на этом этапе — это осознание поверхностности своих умений в сексуальной сфере. Когда она, спустя много месяцев после того как ты впервые показал ей свой высший секс-пилотаж, находит смелость сообщить, что трехчасовой «раш» — это не то, от чего она испытывает оргазм, мир рушится. Подозрения, что девушки лукавили, рассказывая, как им было с тобой хорошо, закрадывались и раньше. Но времени да и желания разбираться не было. А вот теперь… Словом, знание, что ты не гений секса, учит по‑другому (более внимательно) смотреть на нее и ее желания. И когда тебе наконец ценой невероятных усилий удается ублажить ее по-настоящему, а не по-киношному, ты понимаешь: других девушек точно не нужно. Пока найдешь подход к каждой… нет, даже Супермен бы выдохся. Со стороны сложно понять, каково это — многие годы подряд оставаться с одной женщиной и не испытывать скуки. А когда это случается с тобой, осознаешь: она — кино, в котором ты раньше видел лишь титры. Переломный момент данного этапа отношений: ты замечаешь, что вы стали намного лучше понимать друг друга, у вас есть общие знания и умение ими пользоваться. Это дорогого стоит. Она уже не просто девушка, с которой делишь постель, крышу и холодильник. Ты знаешь о ней и любишь в ней слишком много, чтобы считать ее чужой. Ну и ее попа, конечно. Ее шикарнейшая попа — это восьмое чудо света.

Самое трудное в этот период: выучить слово «компромисс».

Важно ощутить себя инвестором.

У меня есть куча примеров неудачных браков и лишь немного удачных. Мужиков, особенно ответственных (клянусь, такие бывают), это серьезно пугает. На этом этапе важно отдавать себе отчет в том, что ты делаешь и зачем. Не просто «Да, мы собираемся пожениться — погуляем на свадьбе, и все такое», а так: «С чего это я вдруг решил жениться?». Если на этот вопрос не находится быстрых ответов, есть повод отложить церемонию. Если ответы находятся и они легко поддаются логическому обоснованию, можно вести ее под венец. В поисках ответов опыт совместной жизни — лучший помощник. Чем больше времени провел с невестой до свадьбы, тем лучше сходятся головоломки. Романтике следует уступить место прагматике. Важно ощутить себя инвестором. Отношения с любимой женщиной — удачный проект для душевных инвестиций. Может, были (и будут) сложные времена, но все преодолимо, если грамотно подходить к управлению проектом. И, конечно, ни один инвестор не бросит дело, в которое вложено много сил. Грубоватая, но правдивая метафора, которая описывает рациональный подход к браку с мужской стороны. Семейная жизнь — то, чем нас пугают («Папа, почему все сказки заканчиваются свадьбой?» — «Вырастешь — узнаешь, сынок».), — оказывается не такой уж и страшной. Никто особо не ограничивает твою свободу, а бытовые проблемы улаживаются покупкой бытовой же техники, периодическим мытьем посуды и совместными походами в магазин. Если ты умный, быстро улавливаешь это нехитрое соотношение: чем меньше у нее бытовых забот, тем больше времени на секс и развлечения. Вот так, и минимум лирики.

P.S. Как говорит мой друг, немного напрягает, что девушки, увидев на твоем пальце кольцо, смотрят так, будто у тебя нет ноги… Ну и фиг с ними!

Самое трудное в этот период: не сомневаться.

6. HOMO PAPUS

Вот сын или дочь, вот их мать…

Как-то так получается, что она беременеет, а потом и рожает некое создание. Ты глядишь на него и с ужасом думаешь: блин, неужели когда-то я не хотел, чтобы оно появилось на свет. Пропадают страхи и сомнения, мучившие тебя всю твою половозрелую жизнь. Для молодого отца все предельно ясно: вот его сын или его дочь, вот их мать — это люди, которым он нужен и ради которых неплохо бы свернуть горы. Конечно, как и все в этом мире, эта уверенность со временем может поблекнуть и потрепаться в череде контраргументов, регулярно подкидываемых жизнью, но поначалу она чертовски окрыляет.

Самое трудное в этот период: понять, на кого он больше похож.

7. HOMO IDEALUS

Пятно от красного вина на белом пиджаке.

Седьмой период — самый длинный и самый сложный — поддержание имиджа (и, что важнее, сути) хорошего парня. Сотни случайных и часто не зависящих друг от друга причин помогают тебе стать тем, кем ты становишься: любящим, надежным отцом и мужем или его противоположностью, или средней версией. Сумел выучиться, повезло с работой, не упустил любовь, не предал ее, приложил усилия, чтобы построить карьеру или хотя бы обеспечить жену и ребенка, перетерпел кризисы трех и семи лет брака, оценил то, что жена не подвела, когда у тебя были трудности с работой…

По отдельности эти пункты не имеют никакого смысла и обретают его только вместе, когда оцениваешь результат пройденного пути и понимаешь, что-либо создал условия для того, чтобы чувствовать себя хорошим отцом/мужем, либо нет. Если нет, пытаешься исправить положение или начинаешь искать виноватых. В последнем случае все катится вниз со скоростью, которая зависит от того, насколько яростно ты обвиняешь окружающих, рок и природу. Все это, конечно, не значит, что хорошие мужья-папашки, которые все сделали правильно, остаются почивать на лаврах и пожинать плоды своих усилий, не желая ничего больше. Им труднее, чем догоняющим и отстающим, хотя бы потому, что быть успешным и положительным не естественное состояние мужика, а приобретенное в результате усилий, проб и ошибок. Ошибка, падение или неудача такого мужчины будет смотреться как пятно от красного вина на белом пиджаке, в то время как догоняющие и отстающие носят черное. В общем, быть хорошим парнем чертовски трудно. И это обстоятельство держит хорошего парня в тонусе вплоть до того времени, когда из зеркала на него посмотрит дедушка. Хороший дедушка.

В общем, оказалось, быть хорошим парнем чертовски трудно.

Фото: BEN RIGGOTT

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить