Другая или вторая?

Многие мои знакомые окольцованные мужчины имели случайные внебрачные связи, но лишь двое завели себе регулярные отношения на стороне.

Другая или вторая?

Павел (святой)

Павел (имя изменено в целях конс­пирации) быстро взбирается по карьерной лестнице, еще быстрее лысеет, с большим достоинством носит звание гедониста и потребителя — в правильном, толстовском смысле этого слова. Иначе говоря, женщины в иерархии его ценностей располагаются где-то между устрицами в лимонном соусе и хорошими сигарами. Одну девушку он не то чтобы полюбил, скорее, они встретились в правильный момент. Дальше — понятно: кто-то закричал истошным голосом: «Горько», на счастье разбили бокалы, теща и свекровь хором заплакали, Пашина холостяцкая берлога превратилась в гнездышко. Его жизнь на время притормозила, но не остановилась окончательно. Круг близких друзей сузился, число знакомых увеличилось. Появились новые привычки, например, щуриться, глядя на привлекательных женщин. В такие моменты всем своим видом он как бы говорил: «Пожалуй, нет». Задним числом ясно: прицеливался и после нескольких холостых патронов выстрелил боевым. Теперь живет на два дома. В одной (официальной) семье растит маленького сына и живот, в другой — герань на подоконнике и ожидание решительного поступка. Незатейливо, по-мужски, счастлив. Иногда впадает в неглубокие депрессии на тему: «Какая я сволочь, что же мне делать?», но эти метания бла­готворны для его душевного самочувствия, ибо оберегают от других жизненных проблем, вытесняя их на второй план.

Если и есть в истории Павла что-то выламывающееся из привычных рамок, то это характеры его женщин: первая (законная) склонна к истерикам и преувеличениям, вторая (незаконная) — удивительно спокойна и домовита. Хотя казалось бы… Их обеих он, вероятнее всего, не любит, потому что обладает исключительным талантом любить только себя самого. Впрочем, кто я такой, чтобы судить Пашу?

Гена (крокодил)

На другом полюсе сложносочиненных отношений находится история Геннадия. Его брак, выражаясь поэтически, песнь льда и пламени. Это особенно бросается в глаза в дни редких званных семейных торжеств, на которые идешь воодушевленный: мол, и все-таки они вместе, а покидаешь в твердой уверенности, что лучше умереть холостым, чем от случайно прилетевшей в голову сковороды.

Бурно протекающая брачная жизнь Геннадия периодически прерывается так называемыми «передышками» — разъездом с женой по разным квартирам за неимением возможности отселиться в другой город, страну или Вселенную. Во время одной из таких «передышек» Геннадий и встретил другую. Стоит отдать должное его постоянству: с этой другой они тоже словно бы с разных планет.

Новые отношения закружились, как пузырьки в бутылке шампанского, которую сильно встряхнули. Эта встряска (через неделю Геннадий сбежал от другой) помогла законной семье воссоединиться.

Пузырьки осели на дне бутылки, но не лопнули. Любовный вихрь на стороне то угасает, то раздувается. Страсть делится пополам: когда Геннадий с женой, он любит жену, когда с другой — другую.

Если бы я не знал Геннадия, то существование ада мне бы по‑прежнему представлялось злой выдумкой. К счастью, они оба есть, и это удерживает меня от неосторожных поступков.

Уход обеспечен

В массовом сознании, которое в России преимущественно женское, любовница — персонаж отрицательный. Романтический флер женщины в двусмысленном положении рассеивается от классического «Ах ты, с@ка крашена».

Во времена исторического материализма развод сопровождался целым рядом осложнений — от обструкции на партсобрании до гулкого неодобрения соседей по лестничной клетке и невозможности разменять квартиру. Сейчас, кажется, зримых препятствий для расторжения брака нет: нравы проще, а соседи дальше, кто вообще знает, как они выглядят? Неполные семьи стали нормой, а государству наплевать не то что на наш семейный статус, ему в целом на нас наплевать. Когда различные общественные институты перестают насильно удерживать мужчину в семье, становится особенно обидно, что он, гладко побрившись и обрызгавшись одеколоном, уходит в ночь «по работе» и возвращается наутро — счастливый, уставший, источающий едва уловимый запах другого дома и чужой женщины. Если там так хорошо, уходи навсегда. Но он возвращается…

«Чего они хотят? — спросила дорогая редакция, как будто это я несу личную ответственность за аморальное поведение павлов и геннадиев всех мастей. —  Им мало одной женщины, и все мужчины полигамны? Или постоянная девушка их не устраивает, и они ищут ей замену?»

Давайте считать

В последние годы на касту любовниц лег дополнительный — социальный — груз: мол, это что ж такое, мы тут живем от одной выплаты по ипотеке до другой, а он еще одну женщину себе завел? Иметь постоянную любовницу теперь означает иметь лишние деньги. В этом раскладе девушка номер два для мужчины — показатель статуса, и в ее положении довольно наивно надеяться, что когда-нибудь он бросит жену. Ему нужны обе. Жены и любовницы с материальным статусом «выше среднего» довольно часто готовы с этим мириться.

Лев Толстой, которого обычно вспоминают, прежде чем произнести какую-нибудь высокопарную глупость (и поэтому цитата из классика будет не совсем точной), написал: «Все счастливые семьи бла-бла-бла, каждая несчастливая семья бу-бу-бу». Это значит, что успешный брак должен состояться во множестве разных аспектов: секс, жизненные ценности, отношение к религии, воспитанию детей и выносу мусора. Редко-редко кому может повезти сразу по всем статьям. Нервные городские сообщества, к которым мы принадлежим, не располагают к таким идиллиям. В этом мире обязательно где-то есть женщина, чьи взгляды на музыку, телесериалы, секс и быт могут оказаться ближе взглядам твоего мужа, чем твои собственные. Всегда найдется такой аспект отношений, в котором гипотетическая она будет ему ближе и роднее, чем ты. У каждого брака может появиться двойное дно. Это не утешительный, зато более-менее честный взгляд на вещи.

Связь Павла на стороне — полноценная вторая семья: может себе позволить. Отношения Геннадия с любовницей — это отношения с другой женщиной: он пал жертвой обстоятельств и семейных скандалов. Жена его устраивает не полностью. А любовница… Тоже не полностью. В совокупности вроде получается полный комплект подходящих качеств. Но комплект неподходящих — тоже полный.

Ирония судьбы

Одни мужчины всю жизнь ищут отношения на стороне, но случай, финансовые возможности и степень привлекательности мешают им избавиться от статуса «верный семьянин». Другие, кажется, искренне готовы выполнять клятвы верности до конца дней своих, но судьба делает им предложение, от которого невозможно отказаться. Есть же всенародно любимая советская оливье-комедия про 3-ю улицу Строителей, «если у вас нету тети» и Ипполита. С моральной точки зрения Женя Лукашин вообще-то засранец: невеста в Москве, а тут это все… Но ведь случай же. Или судьба, что в сущности одно и то же.

Древними греками управлял рок. Нас сводит и разводит случай. Однако ситуация, в которой живут Павел, Геннадий, их жены, любовницы и мы с вами, не трагедия, а, скорее, мелодрама. Если ужасная правда вылезет наружу, мы не ослепнем от горя и не бросимся с горы в объятия Посейдона, а залезем с ногами на диван и будем неделю смотреть любимые фильмы, заедая слезы мороженым.

А потом жизнь победит неизвестным науке способом.

ТЕКСТ: Андрей Петров

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить