Бубликов о трудностях любви

В любой истории падения можно найти точку, после которой падение становится неизбежным.

Бубликов о трудностях любви


Лемминг связался с плохой компанией, инфузория-туфелька сломала каблук и споткнулась, британский философ Фрэнсис Бэкон замораживал куриц в сугробе, простудился и умер.

М. включила телевизор.

Бубликов телевизор не смотрел (и донцовых не читал) и этим очень гордился. В самом начале добровольной телеаскезы он предполагал, что пока низшие формы жизни не могут оторваться от дневных шоу, он освоит пару-тройку языков, получит MBA по десяти специальностям, не забыв при этом выяснить, что происходило в жизни Фрэнсиса Бэкона до встречи с замороженной курицей. Разумеется, планы подверглись коррекции: большую часть освободившегося времени Бубликов потратил на чтение всякой ерунды в Интернете и скачивание телесериалов, которые телевидением не считал. Но ни один сериал не подготовил его к тому, что он увидел на экране: лохматый мужчина в очках задавал невзрачной женщине неприятные вопросы, та на них честно отвечала и получала за это нешуточные деньги. Рядом сидели родные и друзья жертвы.

— Надо бы и нам так, — сказал Бубликов М. во время рекламной паузы. — Я — двадцать вопросов, миллион. Ты — двадцать вопросов, миллион. Два миллиона, уже ипотеку можно брать.

И тут М., которая ничего не знала про Фрэнсиса Бэкона, оступилась.

— Да бог с ней, с ипотекой, — сказала она. — Тут такие вопросы, что нам эти два миллиона поделить придется.

Бубликов застыл.

— Как это поделить? — спросил он.

— Я в том смысле, — сказала М., — что если двое рассказывают друг другу все свои секреты, то им потом тяжело жить вместе.

— Вовсе нет, — возразил Бубликов. — Я же живу. Мне же не тяжело.

Родственники телегероини обсуждали, нужно ли нажимать красную кнопку. У М. этого запасного выхода не было.

— Ладно, спрашивай — сказала она.

— Что тебе в нас не нравится? — выпалил Бубликов и замер, как воробей на жердочке. — В наших отношениях?

М. вспомнила, что проснулась сегодня в полвосьмого по будильнику, который Бубликов забыл отключить; поменяла в ванной лампочку, потому что Бубликов с вечера этого не сделал; кинула вещи в стирку; покормила кота; сварила кофе; попыталась разбудить Бубликова; сходила за продуктами; вынесла мусор; выслушала от Бубликова, что его разбудить надо было раньше, потому что он не хочет выходные провести в постели; приготовила обед; пропылесосила, несмотря на возмущенное фырканье кота и Бубликова; на скорую руку приготовила ужин и села наконец перед телевизором, чтобы на десять минут окунуться в чужие проблемы и смыть таким нехитрым способом часть своих.

— Мне все нравится, — сказала она, — я же тебя люблю.

— Понятно, — моргнул Бубликов после паузы и добавил звук на пульте.

— Приходило ли вам когда-нибудь в голову, — спросил лохматый мужчина у гостьи передачи, — что ваш муж…

— А тебе что в нас не нравится? — М., решила, что имеет право если не на честный, то на симметричный ответ.

Бубликов подумал. Пожал плечами. Выключил звук. Еще подумал.

— Мне немного динамики не хватает, — наконец сказал он, — потому что мы с тобой уже вон сколько лет вместе. Сначала мы не были знакомы, это нормально. Потом бах, познакомились. Потом бах, начали встречаться. Потом бах, стали жить вместе. А потом как бы все — живем и живем, а дальше ничего не происходит. Я понятно объясняю?

М. жестами объяснила Бубликову, что да, понятно.

— Ты не волнуйся, — сказал Бубликов, — я же тоже тебя люблю. Справимся.

Передача закончилась, Бэкон перевернулся в гробу, а М. подумала, что иногда людям бывает тяжело вместе, даже если они рассказали друг другу не все секреты, а только один.

АНТОН БУБЛИКОВ
ИЛЛЮСТРАЦИЯ МАКСИМ САВВА

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить