Я столько для него сделала!

Актер Мел Гибсон надел колготки, упал вместе с феном в ванну и понял, чего хотят женщины. Дизайнер Елена Мурашова взяла краску для волос, убрала краски для рисования и поняла… поняла, что ее мужчина не понимает, чего хочет.

Я столько для него сделала!

Актер Мел Гибсон надел колготки, упал вместе с феном в ванну и понял, чего хотят женщины. Дизайнер Елена Мурашова взяла краску для волос, убрала краски для рисования и поняла… поняла, что ее мужчина не понимает, чего хочет.

Как-то раз мы с Женей Батуриной сидели около ее редакторского стола и якобы разговаривали. Женя смотрела не на меня, а на фотографию Алексея Чадова в августовском Cosmo. Думала и молчала. Вдруг она, не отводя глаз от фото Чадова, восторженно воскликнула:

— Лялька, а ведь у тебя как раз такой муж!

Ну все. Заработалась.

— Ничего подобного, — сказала я. — Ты же видела моего Макса. Он ни капельки на Чадова не похож!

— На Чадова не похож. Но зато он нам пригодится для эксперимента. Отныне ты будешь его слушаться…

— Это еще почему?

-…слушаться и поступать так, как он скажет. А потом мы посмотрим, насколько это эффективно и кому это вообще нужно.
И я ступила на путь примерного поведения и исключительного послушания.

МАКСИМ

ЛЯЛЯ

ради него

Я ОТКАЗАЛАСЬ ОТ ИСКУССТВА

В свое время я получила художественное образование. Сейчас работаю дизайнером. Рисую я, соответственно, всю сознательную жизнь. Особенно мне всегда нравились занятия батиком — даже диплом в институте я защитила именно по этой теме. В общем, в качестве приданого в нашу съемную квартиру я в том числе принесла кисточки, краски и куски шелка. Потом записалась в студию батика и даже купила нагреватель для детских бутылочек, чтобы растапливать в нем воск (надо было видеть глаза продавцов в розово-чепчиковых магазинах, когда я требовала себе нагреватель с металлическим дном — наверное, думали, что я спартанская мать-садистка).

И тут мой супруг воспротивился. Может быть, его смутило обилие стеклянных баночек с красками. Может быть, он пару раз споткнулся о расставленные всюду рамы для картин. А может быть, подогреватель для бутылочек вызвал у него нежелательные ассоциации. Но, когда я собралась на первое занятие в студию, муж мне устроил маскулинную истерику:

— Да зачем это тебе надо? Только деньги потратишь и забросишь! Нет, ты этим заниматься не будешь.
Тогда я, конечно, с ним не согласилась, в студию пошла и ходила туда довольно долго. Муж бузил и периодически возмущался. Но тут подоспел Cosmo-эксперимент, и я решила, что надо с чего-то начинать.
Я решила прислушаться к мнению супруга. Оставила кисточки, убрала краски, рамы и даже подогреватель. Перестала ходить в студию. Ни слова не говорила о батике. Недели две.

На исходе второй недели хмурый муж на кухне схватил меня за локоть:

— Ляля! Мне надо с тобой поговорить. Ты так давно не занималась батиком. Почему? Что-то случилось? Ты стала совсем другой, я тебя просто не узнаю! Мне это не нравится. Ты не представляешь, как мне было приятно смотреть на тебя, когда ты рисовала.

Я так и села. Не за батик, конечно. Зачем этот человек устраивал на этой территории антибатиковые революции?!

МАКСИМ ВОЗРАЖАЕТ:
Лялины занятия батиком начались в период далеко не лучшего финансового положения нашей семьи. А батик не самое дешевое в мире хобби. Поэтому я и воспринимал ее занятия в студии негативно — хотел, чтобы мы сначала немного встали на ноги в Москве. Но время шло, положение вещей менялось, траты стали менее ощутимы. И я привык, что по вечерам и в выходные дни жена занимается росписью ткани. Мне это понравилось.


ради него

Я ПРОДАЛАСЬ НЕМЦАМ


Однажды съездив в Италию, я влюбилась в эту страну. Теперь все итальянское для меня — лучше, чем все неитальянское. Поэтому свой день рождения устроила в маленьком и уютном итальянском ресторанчике. Всем близким там очень понравилось, но на обратном пути мы заговорили с Максимом о кухнях разных стран, и он в 80-й раз за четыре года знакомства признался, что фанатеет (именно так и сказал!) от немецкой кухни. Произнес он это с плотоядным вожделением.
Мне опять явились истекающие жирным соком сардельки, свиные ноги размером с маленький айсберг и тазик пива. Бр-р-р. Совсем не в стиле Cosmo. Но я вспомнила об эксперименте и еще о том, что у моего благоверного грядет день рождения. И решила устроить ему сюрприз. Облазила все сайты в поисках самого немецкого ресторана в городе. Заказала столик в местечке с названием не то «Зер гут», не то «Дас ист фантастиш» и пригласила всех наших друзей отмечать в этом «Ферштейне» Максов «хэппи берсдей». Надо сказать, никто, кроме самого мужа, от немецкой кухни не «фанател».
Утром назначенной даты я с загадочной улыбкой растянулась на кровати и, поздравив благоверного, решила обрадовать его:
— Любимый, а какую, говоришь, кухню ты любишь больше всего?
Максим наморщил лоб и через секунду выдал:
— Украинскую!
Нихьт ферштейн! Ну абсолютно нихьт!
— Как это украинскую?! — выдавила я из себя со слезами и угрозой в голосе. — Ты же мне все четыре года твердил, что немецкую?!
— Не, ну ее я тоже люблю, но украинская мне как-то ближе.
Не розумию никак! Мой сюрприз оказался под развалинами мужской логики. Тем не менее нам с друзьями пришлось-таки отведать свиных ножек и запить их пивом.

МАКСИМ ОБЪЯСНЯЕТ:
Тяжело выбрать кухню, которая тебе нравится больше всего. В каждой есть что-то свое, исключительное. Специалистом по украинской и немецкой кухне я себя не считаю, да и по другим — тоже. По большому счету, все зависит даже не от кухни, а от старания повара, который на этой кухне хозяйничает. Кстати, насчет украинской кухни я, по-моему, тогда пошутил.


ради него

Я СДЕЛАЛА ЕГО КРАСИВЫМ

Многие женщины воспринимают своих мужей как кукол, которым нужно покупать «одежки». Но иногда для смены гардероба любимого существует кричащая необходимость. Необходимость переодеть моего мужа была именно что кричащей. Когда «пациент» 4 года назад попал в мои чуткие руки, диагноз был поставлен моментально: полное отсутствие в гардеробе цвета. Вся его одежда была черной! Уилл Смит, Томми Ли Джонс и инопланетные червячки из камеры хранения явно могли опознать в нем пропавшего агента Эм.

Вскоре после встречи со мной «чернуха» из его шкафа испарилась и любимый стал красивым, словно цветной телевизор. Зеленые, голубые, красные свитера и рубашки были призваны добавить радости в нашу жизнь. Но почему-то не добавляли. Максим ворчал и постоянно порывался прикупить себе что-нибудь траурное.

И тут я решила перевоспитаться. Сразу после получения Cosmo-задания я отправилась в магазин и вернулась оттуда, держа свитер цвета багдадской ночи на вытянутых руках. Я ожидала услышать из уст благоверного похвалу и приготовилась внять его фразе: «Я же тебе говорил, что блондинам лучше всего в черном!»

— Не хочу я черный свитер! Я это носить не буду! Завтра же верни его в магазин!

— Но тебе же нравился черный цвет?! А теперь?

— А теперь у меня новая жизнь — без «грязи»!

Вот так. Цветной телевизор — достижение человечества. И не надо грязи!

МАКСИМ НЕГОДУЕТ:
Ну бывают перемены в настроении! Кстати, недавно я сам купил себе черный свитер! (От редакции: а на съемку Максим пришел в цветном свитере!)


ради него

Я ПОБЕЛЕЛА


Всю свою жизнь я была рыжей, и всем, в том числе мне, нравилось. Но на исходе первого года после свадьбы Максим стал периодически намекать мне на смену имиджа. Аргументы были простыми: я работаю в глянцевом журнале, там постоянно всех стригут и перекрашивают для различных экспериментов, так почему бы не сделать и собственную голову чуть более глянцевой!

Чего не сделаешь ради любимого! И я воспользовалась служебным положением — напросилась в один из бьюти-спецпроектов.

Через пару дней я шагала из салона, потряхивая вновь обретенными блондинистыми локонами. Я была собой довольна. Два зайца расстались с жизнью: во‑первых, я выполнила пожелание мужа, во-вторых, приобрела белый цвет волос, как у него, а значит, теперь мы станем еще ближе друг другу. И вот я, вся такая красивая, пришла домой в надежде услышать тонну комплиментов.

— А что это с тобой? — слышу я вместо «Здравствуй, любимая!».

— Да вот решила стать блондинкой.

— Не-е-е-ет! Так не пойдет! Иди обратно! И без моей любимой рыжести не возвращайся.

Я чуть не закипела. Вернуть свитер в магазин — это еще полбеды. Но теперь он предлагает вернуть меня в салон! Видимо, на самом-то деле он хочет иметь лысую жену — и он ее получит, если я буду перекрашиваться каждую пару часов…

МАКСИМ ПУСКАЕТСЯ В ВОСПОМИНАНИЯ:
Мне нравится естественный цвет волос моей жены. Я привык к ее цвету волос, к ее запахам. И вдруг перед тобой появляется не твоя единственная, любимая, а какая-то только издали похожая на нее женщина. Я испытал шок.


ради него

Я ОТКАЗАЛАСЬ ОТ ДРУГОГО

У каждой женщины есть свои маленькие фетиши. Кто-то скупает туфли, кого-то радует трехсотая по счету юбка. А мой пунктик — мобильные телефоны. Ну не могу я ходить с одним и тем же больше шести месяцев (10 месяцев — рекорд, которым я искренне горжусь). Незадолго до того, как я принялась проводить эксперимент, у меня случился очередной приступ телефонной лихорадки. Проходя мимо салона сотовой связи в торговом центре, я увидела его. Он был прекрасен. Он был маленький, тонкий, изящный. И смотрел мне прямо в глаза.

— Макси-и-им, — ныла я через минуту, — ну посмотри, какой он хороший, посмотри, какой раскладной! А мелодии! А камера 2 мегапикселя… И вообще он мне так идет! Ну давай купим!

— Ляль, хватит! У тебя в год по два мобильника! Сколько можно?!

В тот день я расстроилась — Макс не поддавался ни на какие уговоры. А теперь решила продолжить свой праздник послушания, обусловленный рабочей необходимостью. Снова специально затащила мужа в мобильный салон — якобы карточку купить. Газелью пролетела мимо вожделенного телефона к стойке кассира. И была остановлена мужественной рукой благоверного.

— Ляль, подожди! Посмотри-ка на него — помнишь, ты мне показывала? Я тут подумал… А он и правда твой. Давай купим. Прямо сейчас.

МАКСИМ ЗЛОРАДСТВУЕТ:
Думаете, этого телефона ей надолго хватит? Технологии развиваются, модные тенденции меняются. Но за всеми новшествами не угонишься, телефонов не накупишься. Да и зачем это нужно? Думаю, мужчины меня поймут. А тогда я просто хотел сделать ей приятное. И в этом мужчины меня также поймут. Как и женщины…


ради него

Я НАПИСАЛА ЭТУ СТАТЬЮ


Но самое невероятное произошло, когда я решила во всем признаться мужу и пояснить, почему это я стала такой послушной.
Здесь тоже без предыстории не обойтись. Дело в том, что с того момента, как я переступила порог Cosmo, Максим мне постоянно задавал немного неприличный вопрос:
— А у вас мальчиков снимают? Я бы не отказался. Сфотографируйте меня для какой-нибудь статьи. Хочется поучаствовать в проекте Cosmo.
Я все время отшучивалась да отбрыкивалась. И вот настал час икс. Наконец-то я точно порадую любимого! Ведь он так мечтал засветиться на страницах нашего с ним любимого журнала. Я решила начать с самого приятного:
— Максим, у нас с тобой скоро будет съемка для Cosmo! — выдала я и приготовилась рассказать мужчине своей жизни о том, что он уже давно, сам того не подозревая, участвует в эксперименте.
— Какая еще съемка?! Нет, я не хочу, — отрезал муж.
Народ в моем лице безмолвствовал аж целую минуту…
— Как это не хочу?! — вскипела я.- Ты же мне все уши прожжужал, что хочешь на страницы Cosmo! Хочешь не хочешь, а твоя мечта осуществится! Все!
— Нет, нет, нет. Ляль, ну зачем я вам? Для чего?
Мне пришлось уговаривать его несколько дней, прежде чем он согласился участвовать в фотосессии («Только голым я сниматься не буду!»).

МАКСИМ ЗАКЛЮЧАЕТ:
Желание покрасоваться в глянцевом журнале льстит самолюбию любого мужчины. Но когда перед тобой предстает реальная возможность, элементарный страх выглядеть нелепо, опозориться перед таким огромным количеством людей, как аудитория Cosmo, берет верх. Аленом Делоном меня назвать трудно. Но зато я люблю свою жену. И, как вы заметили, поддерживаю ее во всех начинаниях. Или почти во всех.
ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ОТ АВТОРА:
Нет, мне, конечно, понравилось угождать мужу и быть шелковой. Только, кажется, ему это не очень понравилось. То ли он слишком меня любит, чтобы противиться моим желаниям. То ли… он не совсем знает, чего хочет. Ну ничего. Главное — на фотографиях мы с ним получились очень красивыми. И как художника меня это не может не радовать. Пойду-ка займусь батиком. Где мой подогреватель для бутылочек?

САМОЕ ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ОТ РЕДАКТОРА БАТУРИНОЙ, ПОСТАВИВШЕГО ПОД УГРОЗУ СЕМЕЙНУЮ ЖИЗНЬ ДИЗАЙНЕРА МУРАШОВОЙ:
И все-таки я была права. У нее именно такой муж. И пусть он не похож на Чадова. Зато эксперименты на нем ставить — сущее удовольствие!

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить