Встреча с первой любовью

Невероятные истории о неожиданных встречах.

Встреча с первой любовью

История первая, о хулиганах и гамбургерах
Население Нью-Йорка по последним данным ни много ни мало — восемь с лишним миллионов, а с пригородами и туристами — все 20. Подумать только, это несколько Питеров, вместе взятых, — и 20 миллионов незнакомых людей на огромной территории. Шанс встретить здесь школьного возлюбленного из петербургской гимназии примерно такой же, как Барака Обаму — у себя в ванной. (Или как встретить слона на улице, то есть 50 на 50 — или встретишь, или нет.) А ведь даже у нас, в Петербурге, я ни разу не виделась с Ромой с самого выпускного бала! Сколько лет прошло, а я прекрасно помню его — высокий блондин, спортсмен и, как все хулиганы, талантливый троечник. Ум у Ромки был в наличии, обаяния предостаточно, а вот совесть начисто отсутствовала.
Именно поэтому, из-за врожденного магнетизма и патологической бессовестности на нашем школьном выпускном бушевали прямо-таки бразильские страсти. Ромка танцевал со всеми своими поклонницами подряд, а я ревновала, как десять отелло, и в отместку отплясывала энергичные танцы с его лучшим другом, давно в меня влюбленным Лешиком. В итоге к утру мы окончательно разругались и в новую взрослую жизнь ушли в буквальном смысле в разные стороны.
Ромка, в отличие от меня, недолго расстраивался. Про таких обычно говорят: «Этот далеко пойдет!» Он и пошел, так далеко — аж до самого Тихого океана. А через (не будем говорить сколько) лет по Таймс-сквер шла самая обыкновенная российская туристка — с картой и рюкзачком за спиной. Хотя кого я обманываю? Конечно же, я возвращалась с грандиозного шопинга и потому с ног до головы была увешана гирляндой из пакетов и пакетиков, а в довершение всего ела вкуснейшее мороженое, которым, кстати, успела перемазаться. Словом, разглядеть за всем этим камуфляжем меня было, казалось, задачей нереальной — мишн импоссибл, так сказать. Однако…



- Даша? Кого я вижу! Иди скорей сюда!
- Sorry… Это вы мне?
- Да тебе, конечно! Ты что, своих не узнаешь? Я Рома, Рома Лихачев!
Я, признаться, действительно его не узнала. Буквально как у классика (Наина, ты ли?!) — на меня вместо стройного красавца с шевелюрой раннего Брэда Питта смотрел этакий говорящий Колобок, такой же круглый и лысый. На поясе у Колобка имелся кожаный кошелек, а самое главное — перед ним находился развал с картинками — видами Нью-Йорка.
- Видишь, у меня свой бизнес: картинками торгую. Хочешь — башни-близнецы, хочешь — статую Свободы… По шесть долларов, а мне они обходятся в один! Работа непыльная, в день сто штук спокойно продаю. Разве не здорово? С этими словами Ромка достал из-под прилавка заботливо припасенный гамбургер, по виду тройной, и стал самозабвенно жевать.
Еще как здорово, захотелось добавить мне. Здорово… что мы не вместе! Потому что в моей памяти ты — Ромка-хулиган с наполеоновскими планами и горящими глазами. Ты Джеймс Бонд, Зорро и Джек Воробей в одном флаконе, непременно в рваных джинсах и — о чем разговор? — в отличной форме. Ты же, как по заказу, снился всем девчонкам в радиусе километра, а сейчас, что сейчас?
- Хочешь гамбургер, кусай!
- Нет, Ром, спасибо!
- А то картинку возьми, дискаунт тебе сделаю, за 5 баксов возьмешь?
Я взяла, даже три штуки, и подгоняемая японскими, немецкими и само собой российскими туристами поплыла по Таймс-сквер дальше. Плыла и думала, что вот все-таки не зря происходят такие нежданно-негаданные и даже нелепые встречи. Они все расставляют по местам, ведь где-то на антресолях подсознания я все еще представляла себя Дашей Лихачевой. А теперь гуд бай, школьная мечта, и гуд бай, миссис Лихачефф!


История вторая, о битлах и птеродактилях
Разрешите представить вам Пола Маккартни… с физико-технического факультета, мою студенческую любовь! На втором курсе, видимо, совершенно не устав наступать на одни и те же грабли, я опять влюбилась в красавца. Причем красавец был настолько похож на сэра Пола, что проводись в Питере конкурс двойников Beatles, он победил бы даже без грима (обогнав оригинал). Кроме поразительного сходства Женька мастерски играл на гитаре и чарующе пел. После Let it be отдельные слушательницы от избытка чувств падали в обморок.
Я же в обморок не упала, я просто взяла и вышла за Женьку замуж, в самом обычном загсе, в рядовой четверг, в перерыве между Hey Jude и Yesterday. Замечу, через две недели после знакомства — что мне, опьяненной эндорфинами, казалось солидным сроком. У меня вообще было полное ощущение, что я попала в сказку, да не в русскую народную, с мертвой водой и замерзанием в лесу, а в голливудскую — с принцем и поцелуями.
Но никакая добрая фея не шепнула мне заранее, что мой певун считал пение делом всей своей жизни, а другими делами заниматься категорически не собирался. Принц пел как соловей, а мне, принцессе, пришлось стать хлебодобытчицей, одеждостирательницей, гвоздезабивательницей и даже на-сигареты-денег-выдавательницей. Мне такой расклад нравился не очень, и тогда в нашем маленьком королевстве начались сигаретные бунты. Я сказала Жене-принцу, что денег в казне нет, и придется пойти в народ работать.
- Даша, ты же слышала мой баритон! Ты лучше меня знаешь, что я рожден петь, я буду выступать! Сейчас у меня сложный период…
- Но этот период длится со свадьбы! Я тоже пою, в дУше, однако это не мешает мне зарабатывать деньги!
- Ты поешь? Да ты поешь, как, как… птеродактиль какой-то! А у меня талант! — и он лег на диван с лицом ребенка, которому насильно влили полстакана рыбьего жира.
А я, безголосая принцесса, взяла в руки гитару, рубашки и книжку «Демис Руссос. Почти Бог», аккуратно сложила в чемоданчик и выставила за дверь. Вместе с Маккартни. И знаете — нисколечко не пожалела!
Кстати, с Женькой Маккартни мы снова встретились как раз-таки в Петербурге. Спустя четыре года после сигаретного бунта и чемоданчика за порогом. Причем столкнулись мы не где-нибудь, а на балу, буквально зацепившись париками. Я с подружками решила смеха ради поучаствовать в массовке, а для Жени это, похоже, было основной работой. Потряхивая накладными буклями, он сообщил мне, что расширил свой репертуар и обзавелся важными контактами, так что о нем вот-вот узнает вся страна. «И тогда ты запоешь совсем по‑другому!» — сказал он мне, хитро прищурившись, и с достоинством поправил съехавшее жабо. «А как по‑другому? — подумала я. — Птеродактили ведь по‑другому не умеют…»


История третья, о чаевых и чесноке
«А потом я встретила своего мужа и поняла, что именно его я ждала все эти годы и вот, наконец, нашла». Именно так мне хотелось бы начать эту историю, но это значило бы нагло соврать, потому что до сего знаменательного момента я встретила еще энное число персонажей. Например, был немец Кристоф, между прочим, командир корабля! Под два метра ростом, с голливудской улыбкой, он казался абсолютно счастливым человеком — на фото в Интернете. Когда он приехал ко мне в гости и мы отправились в Coffeeshop, меня неприятно кольнуло его нежелание оставить официантке чаевые. В конце концов, стиснув свои фарфоровые зубы, он выделил ей денег ровно на один чайный пакетик.
Но это меня не остановило, к сожалению. Я отправилась к нему в Штутгарт жить-поживать и добра наживать. Перед отъездом при росте 173 см я весила 58 килограммов, что в общем и так не много. Через полтора месяца жизни с Кристофом я весила 51 кг. Как оказалось, Кристоф был одержим мыслью о «черном дне», поэтому все деньги откладывал. Рис, зеленый горошек, баклажаны — вот то немногое, из чего я пыталась состряпать обед из трех блюд. Кристоф был фанатом чеснока (и как мой нюх не догадался об этом раньше, ума не приложу!). Он велел мне класть его повсюду, и, наверное, кидал бы пару долек в кофе, не гляди я в оба.
Через полтора месяца похудевшая и истосковавшаяся по русским застольям, я прилетела назад в Питер. Счастью моему не было предела. А где-то через полгода в уютном кафе на Гороховой я снова увидела Кристофа. Он был не один — напротив сидела милая блондинка, а сбоку стояла смущенная официантка, которой он, потрясая калькулятором, что-то выговаривал. И снова я мысленно поблагодарила судьбу, что все именно так, и я сижу совсем за другим столиком.


История четвертая, надеюсь, последняя
Встреча наша была совсем не киношной, а самой заурядной. Не в холле отеля «Ритц», не в болгарском ресторанчике и даже не в Публичке. Мы увиделись на встрече одноклассников. Не могу сказать, что в первый раз, потому что Вадим — мой одноклассник! Да, вот так определенные персонажи в нашей жизни появляются дважды, выходят на бис и начинают играть главные роли. Вадим утверждает, что я нравилась ему с самого первого класса. Однако дальше дергания косичек его ухаживания не продвинулись, а потом начались романтики, музыканты и другие. У Вадима были Маши, Юли, Вилена и даже, скажу вам по секрету, одна Изабелла Павловна. И надо же такому случиться, что на встречу одноклассников мы оба пришли свободными, как птицы… Вот уже три года я так и зову его: мой ястреб, а он меня — моя голубка. Ладно, признаюсь, иногда я зову его выхухолью, а он меня — человеческим бесенышем. Согласитесь, это вам не птеродактиль — совсем другое дело!

ТЕКСТ: Даша Шалаева

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить