Тонкая натура

Если мужчина сидит на диете, путь к его сердцу найти несколько сложнее. И мы попытались узнать, насколько.

Тонкая натура

Мужчины вообще-то смешные люди. Некоторые из них боятся костей в рыбе и перца в супе. Другие ставят палатки в квартире. Третьи, когда их случайно заденут на улице, оборачиваются со страшным лицом и долго гневно глядят вслед безучастным спинам. Но это так, мелочи. Когда мужчина начинает худеть, вот это действительно смех. Сквозь слезы.


ТРОЕ ХУДЕЮЩИХ
Ко мне в гости приходит мой одноклассник Ленечка. Вместе с Ленечкой приходит его жена Ирочка. А вместе с ними приходит тортик. Килограмма на четыре. Это не торт, это благоухающий сад. Райские кущи. Квинтэссенция мироздания. С него обильно стекает густая пена взбитых сливок. Он со всех сторон утыкан фруктами — и половинками киви, и целыми клубниками, и виноградинами, и звездными яблоками (которые также называются карамболь). Он пахнет корицей, свежим шоколадом и кондитерским коньяком так, что болит нос. И душа.
— Боже, Ленечка, что ты наделал?! — горестно вопию я. — Я же на диете!
— Ой, — огорчается Ирочка, ты представляешь, я тоже на диете. — Кто же будет есть этот тортик?
— Ленечка! — не раздумывая, показываю пальцем я.
Во все времена мужчины были главными истребителями тортиков. В любом состоянии, любой свежести — даже начинающие слегка плесневеть — тортики всегда шли на ура. Если после Нового года или дня рожденья оставалось много тортиков, никто не сомневался, как надо поступить, — позвать в гости побольше мужчин, и вскоре останется только выбросить пустые коробки. Шоколадно-вафельный или яичнобисквитный, с ореховой крошкой, мармеладными розами или жирным маргариновым кремом — состав тортика не имел никакого значения, я знавала мужчин, способных съесть любой тортик целиком при помощи палочки для размешивания кофе.
Ну уж, а в студенческие годы зрелище худого патлатого недоросля, запихивающего в рот куски торта «Прага» целиком вместе с бумагой, не вызывало никакого удивления. Так что я ни минуты не сомневалась, что Ленечка в два присеста не оставит от тортика камня на камне.
— Я на диете, — вдруг сказал Ленечка.
— Он на диете, — печально подтвердила Ирочка.
Тортик был очень вкусный. Маленький-маленький кусочек исчез быстро-быстро. Я вынула пальцами виноградину, потом киви. Ирочка посмотрела на меня и ковырнула клубничинку.
Мы понемногу отщипывали от тортика. Мы тыкали в него и облизывали пальцы. Мы объели его целиком, как термиты. И, решив, что диета все равно уже упущена, заварили чай и налегли как следует.
Единственный, кто ни разу не прикоснулся к тортику, был Ленечка. Более того — он на него ДАЖЕ НЕ СМОТРЕЛ! Он сидел, улыбался и, прихлебывая чай без сахара, вел светскую беседу о том о сем.
А я то и дело спохватывалась и, оторвавшись от тарелки, распахивала очередную кухонную дверцу:
— Ленечка, а хочешь шоколадку?
— Ну что ты, она же сладкая! — улыбаясь, отвечал Ленечка.
— А бутерброд с рыбкой?
— Булка! — смущенно пожимал он плечами.
— Ленечка, ну хочешь я тебя нормально покормлю?!
(Ни один мужчина никогда не отказывался быть нормально покормленным, ни в какое время суток.)
— Я не ем после шести, — был ответ.
Наконец, исчерпав все аргументы (когда постыдно уплетаешь сладкое на ночь сама, обычно бываешь особенно настойчивой в кормлении других), я достала из морозильника сияющую инеем, волшебно запотевшую, приберегаемую для особых случаев бутылку. Извлекла оттуда же заранее замороженную стопку, а из холодильника, из подаренной тетей Машей трехлитровой банки вынула, нанизав на вилку, великолепный, хрустящий, ровненький, как пальчик, и крепенький, как ледок, соленый огурчик (ооо, как я люблю эти огурцы, пишу, и слюни капают на клавиатуру! Я их экономлю и ем только по большим праздникам) и жестом фокусника поставила перед Ленечкой.
Нет, если мужчина откажется от ледяной до густоты водки из замороженной рюмки, да еще и с тетимашиным огурчиком, то я точно чего-то в жизни не понимаю!
Видимо, не понимаю.
— Нин, не могу, — с тяжким вздохом сказал Ленечка, — в водке слишком много калорий.

Я НЕ ВЕРЮ В ДИЕТЫ. КРОМЕ ТОГО, У МЕНЯ ЕСТЬ ПОДОЗРЕНИЕ, ЧТО НИ ОДНА ЖЕНЩИНА НА САМОМ ДЕЛЕ В НИХ НЕ ВЕРИТ. ПОХУДЕТЬ ВООБЩЕ НЕВОЗМОЖНО, ЭТО ЗНАЮТ ВСЕ.

КАК ХУДЕЮТ ЖЕНЩИНЫ
На самом деле я не верю в диеты. Кроме того, у меня есть подозрение, что ни одна женщина на самом деле в них не верит. Ну подумайте — ну разве можно похудеть от диет? Конечно, нет! Похудеть вообще невозможно, и это знают все. Ну уж во всяком случае не от диет.
Худеют, как правило, от счастья. По крайней мере, от любви худеют все. От усталости, от тяжелой работы и, как принято выражаться, «на нервной почве», не худеют, а просто тощают. Еще худеют от отпуска. Даже если от отпуска толстеют, выглядят все равно так, как будто похудели.
У моей подруги Мани есть целая теория. Она считает, что, когда нет гармонии с внешним миром, организм защищается и начинает толстеть. Свою теорию она подкрепляет следующим аргументом:
— Ты же помнишь, как я целый месяц сидела на проросшей пшенице? И что, я хоть на грамм похудела?! А все потому, что у меня не было любви и секса, и мой организм защищался!
От секса тоже не худеют, это все ложь. Просто когда много секса, вопрос похудения сам собой как-то отваливается. А главное, еще никто и никогда не худел от двух вещей — это диета и спорт.
Диета — это такая игра. Ее знают все женщины. Ты как бы сама себя убеждаешь, что самосовершенствуешься (а ведь совершенство-то невозможно, это всем известно!). Но если ты все равно самосовершенствуешься, то разве стыдно допустить одну-две шоколадки? А съешь их — и потом так сладостно стыдно… Нет, это очень увлекательно!
Я сама люблю за обедом почитать какого-нибудь Мишеля Монтиньяка (я думаю, те, кто читает за обедом, толстеют значительно меньше тех, кто за обедом смотрит телевизор). Сидишь себе, обедаешь с удовольствием, никто не мешает, перелистываешь очередную страницу и, прикусывая замечательнейший бутербродик с мясом, сыром, огурцом и соусом «Сацебели», про себя сокрушаешься: ай-ай-ай, углеводы с жирами так вредно, бывают же люди, которые их едят! Красота.
Опять же, очень приятно изучать питание по группе крови. «Вторая группа крови — это группа крови земледельцев. Им чужда охота, а следовательно, любовь к мясу. Носителям второй группы не показаны мясные продукты, а также колбаса, что компенсируется обычно присущей им любовью к хлебу, злаковым культурам…» И так далее. Приходишь из ресторана, где час назад заточила здоровый стейк с корочкой из розового перца, уютно устраиваешься на диване, перечитываешь популярную брошюру и думаешь: «Вот чистая правда! Нам, земледельцам второй группы, тяга к мясу чужда, это точно. Вот сейчас думаю о мясе и не чувствую никакой тяги!»
Диета — это немного мазохистское удовольствие. Помню, моя редактор Оля сидела на какой-то особо зверской диете, по которой ей две недели можно было только вареные куриные грудки, причем непременно без кожи. Так вот я ее спрашиваю:
— Ну как ты, страдалица? (Спрашивание «ну как ты?», естественно, обязательная составная часть диеты, спрашивать нужно с особым выражением лица, чтобы диетирующему было приятно.)
— Охохонюшки, — отвечает, — ну ничего, еще три дня, и как наемся… куриной кожи!
Диета — это специальное мероприятие, призванное увеличить дальнейшее удовольствие от еды. Вот почему это настоящий праздник, когда говоришь всем вокруг:
— У меня такая японская диета, такая японская, ну просто ничего нельзя!
Пройдет пара дней, и ты, счастливая и освобожденная, будешь жрать, жрать и жрать это все. И раскаиваться.
Но я уверена, что мало кто из женщин на самом деле всерьез готов посадить себя на диету. Чтоб по‑честному. Вся беда в том, что мужчины об этом не знают.

МУЖЧИНЫ ОТНОСЯТСЯ К ДИЕТЕ ВСЕРЬЕЗ. ОНИ ВООБЩЕ ЧЕРЕСЧУР СЕРЬЕЗНО ОТНОСЯТСЯ К ТОМУ, ЧТО ДЕЛАЮТ. ОСОБЕННО, ЕСЛИ ЭТО ОНИ ПОЗАИМСТВОВАЛИ У ЖЕНЩИН.

КАК ХУДЕЮТ МУЖЧИНЫ
Мужчины, увы, относятся к диете всерьез. Мужчины вообще чересчур серьезно относятся к тому, что делают. В особенности если это что-то они позаимствовали у женщин.
Посмотреть хотя бы на тех мужчин, которые начинают делать маникюр, — они будут ходить и смотреть на свои ногти целыми днями. И, если для женщины «ах, ноготь сломался!» — это такой обычный вполне ритуал, то для наманикюренного мужчины это будет настоящая катастрофа! А те мужчины, которые стали пользоваться кремами для лица? Он будет этот крем хранить в холодильнике, наносить с машиностроительной тщательностью, по три часа, а потом еще и расстраиваться: ой, дождь пошел, что же делать, у меня же крем на лице! И инструкцию наизусть выучит! И без этого своего крема не останется ночевать даже у сказочно любимой женщины, которая завтра уезжает навсегда!
А как мужчины сидят с детьми? Сказано: «Развести триста граммов смеси в шестистах миллилитрах воды, нагретой до шестидесяти градусов по Цельсию». Так он будет эту смесь безменом взвешивать! И температуру мерить! И шестьсот миллилитров стопками отсчитывать!
А если уж ребенка надо покормить в семь вечера, то он его ровно в шесть пятьдесят девять выдернет из колыбели, растрясет и покормит, хоть он тресни!
И все так. Но диеты — это самое страшное.
Самое страшное — это то, что, когда мужчина начинает худеть, он делает это для того, чтобы похудеть. Он не знает, что тут важен сам процесс. Сказано худеть — значит будем худеть.
Мой папа два года назад похудел на двадцать пять килограммов. Начал он с того, что прочел гору специальной литературы, типа «Лишний вес и ожирение», «Щитовидная железа» и «Как стать стройной и сексуальной» (я не стала говорить ему, что эту книгу под псевдонимом профессор диетологии Ада Потемкина написал мой приятель-философ Коля Петров и уже купил на деньги от тиражей подержанную «Октавию»). Потом папа купил сверхточные атомные напольные весы, погрешность которых составляет полмиллиграмма за тысячу лет, таблицу гликемических индексов и красный фломастер, чтобы составлять кривую своего веса. Потом он прочел все существующие книги по диететике, сравнил методы, выбрал оптимальный и сел на белковые коктейли. Завтракал он ломтиком хлеба с овощами, ужинал кусочком говядины с рисом, а вместо обеда пил пахнущую синтетической ванилью белесую мерзкую бурду (ее он ласково называл «амброзией»). Так он питался полгода. Любая женщина на его месте уже на третий день украдкой пихала бы себе в рот кусочки кекса, но папа не оскоромился ни разу. Он придерживался своей диеты, как воин света своего дао, он ни разу не глотнул любимого коньяка (диета предполагала 150 граммов красного вина три раза в неделю), он перестал есть виноград, потому что у него высокий гликемический индекс, он с ужасом смотрел на то, как мама трет для салата свеклу: «Как вы можете это есть? Свекла — самый опасный овощ!»
И что? Был представительный мужчина, а стал какой-то мальчишка! От его уютной обнимательной мягкости не осталось и следа, от приятной телесной солидности — одно воспоминание, ножки, как палочки, болтаются в джинсах!
А главное — он очень доволен результатом. И собирается худеть дальше. За два года он не съел ни одного кусочка пирога. Ни одного гамбургера. И ни разу не ужинал после восьми. Он тщательно контролирует каждый грамм своего живого веса (он говорит: «Я поправился на четыреста граммов», это не шутка!). Мама плачет. Требует: «Верните мне моего мужа!»
Другой мой знакомый начал худеть после того, как обнаружил, что складка его живота слегка выступает над брючным ремнем. Поскольку дело было не так плохо, он решил отказаться от пива и масла и брать спортом. В ресторане он требует, чтобы повар вышел и поклялся, что сливочного масла в его блюде нет. Он каждый день занимается в тренажерном зале по полтора часа. Он взвешивается утром. Он взвешивается после зала. Но мало того, он взвешивает свою футболку. Чтобы оценить, сколько пота из него вышло сегодня. Его подруга оставила его. Вот ее слова:
— Он был такой хороший, он пил пиво перед телевизором, у него был такой приятный, мягкий животик. А теперь это просто какой-то монстр!
Не так давно все городские СМИ трубили, что один из крутых бизнес-дядек нашего города похудел на семьдесят килограммов. Из добродушного румяного толстяка в возрасте финансовый воротила превратился в поджарую молодую акулу с опасным взглядом.
Один из журналов взял интервью у его супруги. На вопрос «Довольны ли вы похудением своего мужа?» мадам Воротила ответила:
— Конечно, ведь это имеет для него очень большое значение. Иногда мне кажется, что даже большее, чем все остальное…

А ЕСЛИ МУЖЧИНА РЕШИЛ ХУДЕТЬ, ЭТО ТРЕВОЖНО. ВДРУГ ЕМУ, НОВОМУ И ХУДОМУ, ПОНАДОБИТСЯ КТО-ТО ДРУГОЙ, БОЛЕЕ СОВЕРШЕННЫЙ?

НУЖНО ЛИ МУЖЧИНАМ ХУДЕТЬ
Это так. Это уже установленный наукой и освещенный общественной модой факт — мужчины нынче начали худеть. И это очень неприятно. Во‑первых, потому, что они действительно худеют (в отличие от женщин), а во-вторых, потому, что похудевший мужчина — это какой-то совсем другой мужчина.
Казалось бы, кому нужны обрюзгшие толстяки с мягкими щеками и пивным пузом? Куда приятнее, когда рядом с тобой этакий aдонис с целым набором кубиков Рубика на животе. Но на самом-то деле все — и моя мама, и подруга того качка в потной футболке, и жена того богатея — любят своих мужчин такими, какие они есть (сколь бы затасканной ни была такая формулировка), с уютными складочками на боках, с мягким теплым животом, с брюками размером с парашют…
А если мужчина решил худеть, это тревожно. Вдруг ему, новому и худому, понадобится кто-то другой, более совершенный? Вдруг его новая фигура предполагает и новую жизнь — во всех смыслах?
…Вот только теперь я поняла, почему мужчины всегда говорят женщинам:
— Да зачем тебе худеть? Ты и так худая! Брось эти глупости!
Жить с худеющим мужчиной, конечно, одно удовольствие. Уж он-то не будет через полчаса после еды голосить с дивана:
— Сделай мне, пожалуйста, бутерброд с маслом, сыром, колбасой и селедкой! Нет, сделай два!
Или когда вы лежите, утомленные и расслабленные, и ты спрашиваешь: «Милый, о чем ты думаешь?», отвечать: «О сосисках. Захотелось чего-то… Сваришь?»
Худеющий мужчина не будет заставлять тебя держать дома такую дрянь, как рыбные палочки, куриные кусочки, майонез и пельмени, не будет требовать, чтобы ты варила бесконечные супы из капусты и свеклы или из капусты без свеклы, пекла стопки блинов, запекала в духовке свиные ноги и сооружала торт «Наполеон» из двенадцати коржей (как у бабушки). Из твоего дома исчезнут пивные бутылки, чипсы, масло, консервы, картошка, котлетный фарш…
Но с другой стороны, если мужчина ничего не ест, где же теперь пролегает путь к его сердцу?
То-то и оно.


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить