Ревнители в порядке

Принято считать, что ревновать может любой дурак, однако на самом деле ревность — это довольно сложная эмоция, которой мужчины научились сравнительно недавно. Еще несколько тысяч лет назад мужчине и в голову не приходило, что для спасения отношений от посягательств постороннего мужчины нужно сделать жизнь любимой женщины невыносимой.

Ревнители в порядке

Принято считать, что ревновать может любой дурак, однако на самом деле ревность — это довольно сложная эмоция, которой мужчины научились сравнительно недавно. Еще несколько тысяч лет назад мужчине и в голову не приходило, что для спасения отношений от посягательств постороннего мужчины нужно сделать жизнь любимой женщины невыносимой.

ДАВНЫМ — ДАВНО

Нам не очень многое известно об Адаме и Еве, но с определенной долей уверенности мы можем предположить, что никакой ревности в Эдеме не было. Даже если Адам приходил домой под утро пьяным, со следами помады на воротничке, он всегда мог это объяснить естественными причинами. Ева, в свою очередь, целыми днями пропадала в саду с какой-то сомнительной личностью, но Адама это не слишком волновало (а зря: будь Адам чуть более ревнив, история человечества могла бы сложиться совсем по‑другому).

Ветхий Завет — за редкими исключениями — не уделяет особого внимания ревности. Дело в том, что в большинстве историй того времени женщина рассматривается как переходящий главный приз, который достается сильнейшему. Если хулиган отнимает у ребенка велосипед, ребенок не устраивает велосипеду скандал и не считает поведение велосипеда предательством. Можно сказать, что наши предки относились к женщинам как дети к велосипедам (тем более что сами велосипеды тогда еще не изобрели).

Взять, например, историю царя Давида, которому неожиданно понравилась замужняя дама Вирсавия. Так понравилась, что вскоре забеременела. Случись эта история сегодня — все ее герои долго бы мучили и себя, и окружающих, но во времена царя Давида жизнь была устроена проще. Муж Вирсавии, военачальник Урия, ничего не замечал и спокойненько ночевал в поле вместе со своими солдатами, пока Давид не вызвал его к себе.
— Видишь ли, Юра, — сказал Давид…

Случись эта история сегодня, Давид бы немедленно признался Урии в том, что произошло. Дескать, извини, старик, я понимаю, что мы коллеги, но бес попутал и все такое. Все-таки переспать с женой товарища по работе — это почти инцест. Однако у исторического Давида с собственной совестью был подписан пакт о ненападении, поэтому он заговорил о другом.

— Видишь ли, Юра, — сказал Давид, — мы вчера на летучке решили провести одно сражение, так что ты, будь добр, обеспечь все необходимое. Это твой фронт работ.

Стараниями Давида Урию в сражении убили. Вирсавия немножко поплакала, а потом окончательно вышла за Давида замуж и родила ему царя Соломона. Впрочем, Давид за свое самоуправство получил выговор, так что справедливость все же восторжествовала, хотя наивному Урии от этого не легче.

Но самая невероятная история об отсутствии ревности рассказывается в Новом Завете. Мы ее трогать по этическим соображениям не будем, но все же задумайся: у Иосифа к Марии не возникло лишних вопросов…

СРЕДНИЕ ВЕКА

Первый шаг на пути к современной мужской ревности был сделан именно в Средние века, хотя по нынешним меркам средневековые рыцари были настоящими толстокожими варварами, которым на женские чувства было наплевать. Но в ангелов верили уже меньше.

Отправляясь в длительную загранкомандировку, каждый уважающий себя рыцарь приобретал своей Даме Сердца специальное нижнее белье, которое какой-то изувер придумал называть поясом невинности. Надо думать, первая счастливица была изрядно удивлена и испугана обрушившимся на нее подарком.

— Визу взял? — деловито спрашивала она мужа, оглядывая при этом собранный чемодан и припоминая, все ли уложено.

— Взял, взял, — гулко отзывался из-под шлема рыцарь.

— Билеты? Бритву? Зубную пасту на два года?

Рыцарь гремел своей металлической борсеткой и утвердительно кивал головой.

— Ну давай тогда посидим на дорожку, — устало говорила Дама Сердца, обнимая любимый скафандр.

— Кстати, — задумчиво ответствовал рыцарь, — у меня тут есть для тебя сюрприз.

В течение ближайших десяти минут рыцарь услышит множество тайных деталей своей родословной, но в конце концов натянет на любимую надежные железные трусы и с удовлетворением повернет ключ.

— Вот и все, — успокаивающе говорит он, — потерпеть-то всего пару лет.

— Пару лет?! — кричит любимая. — В этом?! Не снимая?!

— А кому сейчас легко? — говорит рыцарь. — Я ведь тоже еду налегке, без сменных доспехов и все такое. Да не волнуйся, это отличная модель. Не Китай какой-нибудь.

— А если тебя убьют?

— Да кто ж меня убьет? — логично отвечает рыцарь. — Я же еду на войну. Я сам буду убивать.

И, пообещав любимой освободить в ее честь пару-тройку святых земель, исчезает в туманной дали.
Неудивительно, что закованные в железные доспехи дамы были готовы отдаться любому слесарю, благодаря чему возникла куча анекдотов, начинающихся со слов «возвращается рыцарь из крестового похода…».

Но глупее остальных поступил корнуолльский король Марк, отправивший за своей невестой Изольдой племянника Тристана. Странное, конечно, решение. Если так хотелось жениться — ехал бы сам. Но, возможно, у него были важные государственные дела. Охота там или еще что.

В общем, вместо толстого старикана руки прекрасной Изольды поехал просить молодой и красивый Тристан. С Изольдой никаких проблем не возникло, но на обратном пути молодые люди случайно хлебнули любовного эликсира и отчаянно полюбили друг друга. Что не помешало Изольде успешно выйти замуж за Марка и любить Тристана подпольно. И все были счастливы, пока Марк о происходящем не узнал.

Интересно, что Марк вовсе не хотел убивать Тристана и вообще не слишком злился. В конце концов, думал Марк, жениться я могу еще триста раз, а племянник у меня всего один. Поэтому старик всячески пытался пойти на мировую и уговорить Тристана отступиться от Изольды. В одном из ранних вариантов легенды ему это, кстати, удается: Тристан оставляет королеву в покое и уезжает из страны, чтобы немедленно жениться на другой Изольде (эликсир был, как видим, так себе). Несмотря на то что это наиболее правдоподобный вариант развития событий, читательницам такая концовка не нравилась и большую популярность получил вариант, в котором ради счастья влюбленных умирает половина мужского населения Корнуолла, включая самого Тристана.

А понятные нам эмоции мы впервые встречаем у короля Артура, который так расстроился, узнав об интрижке Гиневры с Ланселотом, что решил последнего таки извести. Ради этого Артур объявил, что сожжет повинную в измене королеву, рассчитывая, что влюбленный Ланселот примчится ее спасать и попадет в ловушку. Гиневра, как и ее многочисленные предшественницы, отделалась легким испугом и единственная из этого треугольника умерла своей смертью много лет спустя.

Начинающим арабским ревнивцам в это время приходилось решать совсем другие проблемы. Согласитесь, довольно трудно ревновать гарем из нескольких тысяч жен. Черт возьми, да их по именам запомнить уже задача не для средних умов. Не исключено, что с некоторыми женами или наложницами султан был вообще незнаком из-за нехватки времени, а среднестатистический романтический вечер в султанской спальне начинался примерно так:

— Товарищ султан, номер 1878 по вашему приказанию прибыла! — И бодрый щелкающий удар голыми пятками.

В общем, вряд ли он ими очень дорожил. Одно дело, когда ты за ней полгода ухаживал, дарил цветы, гулял в кино, и совсем другое дело, когда у тебя в загашнике целая очередь из нескольких тысяч неосвобожденных женщин Востока.

С другой стороны, наверняка султана регулярно допекали европейские рыцари, подзабывшие за время долгого пути и о супружеской верности, и о цели своего похода. Трудно поверить, что человек, в течение года не слезавший с коня, может быть для кого-то сексуально привлекателен, однако, повторюсь, женское мнение никого особо не интересовало, а от султана, как считали рыцари, не убудет.

Из-за этих горячих парней султану пришлось пойти на экстренные меры и окружить своих любимых и не очень любимых жен плотным кольцом евнухов. Однако маловероятно, что это было вызвано ревностью. Просто положение обязывало.

К ПТИБУРДУКОВУ ТЫ УХОДИШ ОТ МЕНЯ

Крестным отцом современной ревности по праву считается Уильям наш Шекспир, рассказавший всему миру о том, как ревнивый мавр Отелло задушил Дездемону. Это один из первых в истории случаев, когда под горячую руку попала женщина, однако новаторство Шекспира этим не ограничивается. Он придумал еще несколько важных вещей.

Во-первых, Отелло — как и современного ревнивца — не слишком интересуют доказательства. Он настолько не уверен в себе, что априори считает Дездемону виновной в измене и практически на слово верит Яго.

Во-вторых, роль собственно соблазнителя в пьесе сведена до минимума. Большинство людей даже не знают, как его зовут. Всем известно, что Отелло задушил Дездемону по наводке Яго, но к кому ревновал Отелло, многие не помнят.

Вообще-то, три перечисленных выше принципа и составляют основу современной ревности:

1 Виновата, прежде всего, женщина.

2 Доказательства — дело наживное.

3 Разбираться с соблазнителем может оказаться себе дороже.

За прошедшие несколько веков схема была несколько усовершенствована (например, душить без суда и следствия почти перестали), и теперь она применима даже для тех ситуаций, в которых никакого соблазнителя нет.

Во‑первых, можно ревновать женщину к ее прошлому. Наверняка кого-то из прошлых партнеров женщина любила сильнее, чем тебя. Даже если это не так, доказать обратное женщина никак не сможет. Практически беспроигрышный вариант. Победа.

Во‑вторых, можно ревновать женщину к ее будущему. Возможно, сегодня она верна, но ведь все меняется. Может ли она доказать, что будет так же верна тебе завтра? Конечно, нет. Победа.

В-третьих, совершенно необязательно ревновать женщину к мужчине. Благодаря эмансипации и прочему феминизму современный мужчина может ревновать женщину к работе, к увлечениям и даже к другим женщинам. Шах и мат.

В-четвертых, самые продвинутые мужчины позаимствовали у женщин понятие бесконтактной ревности. Долгие века мужчин волновала только возможность физической измены. Однако сегодня мужчина, овладевший наукой ревности, вполне может устроить скандал из-за того, что женщина не так улыбнулась, не так посмотрела или даже не так подумала о другом мужчине.

Нынешние ревнивцы практически избавились от соблазнителей и устраивают скандалы исключительно женщинам, которые не могут дать сдачи. Однако и это не предел. Высшим пилотажем является ревность, направленная прямиком в никуда. Только представьте себе одинокого мужчину, который отчаянно ревнует отсутствующую женщину к несуществующему соблазнителю. Пока до этого еще далеко, но мы работаем над этим.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить