Разве это любовь?

О том, что порой скрывается за большим чувством, рассказывает психотерапевт Екатерина Игнатова.

Разве это любовь?

Никита сидел передо мной и нервно теребил в руках зажигалку. Лицо осунувшееся, глаза красные, воспаленные от бессонницы. Он смотрел на меня то с мольбой, то с плохо скрываемым вызовом — мой кабинет был явно не тем местом, где он мечтал оказаться. «Я вообще не верю психологам, — начал он свой рассказ с сакраментальной фразы, — но в данном случае уже не знаю, что и делать… Я готов на все… Хоть к колдунам или к гадалкам идти, лишь бы ее вернуть». Его речь была несколько театральна, однако между слов читалась явная растерянность. «Меня бросила девушка… Или ушла к другому… В общем, она ушла, так толком ничего не объяснив. Я уже два дня ничего не ем, курю по три пачки в день, не сплю, не могу работать. Жизнь потеряла для меня смысл», — сказал он и вопросительно посмотрел исподлобья, мол, понимаете? Я утвердительно кивнула, выдержала небольшую паузу, чтобы соответствовать заданному им ритму, и попросила рассказать об их отношениях.

Они были знакомы около года. Большую часть времени Никита был в нее тайно влюблен, но полтора месяца назад все-таки решился пригласить на ужин. И в один прекрасный день у них начался роман. Обычно он забирал ее с работы, и они ехали к нему домой. Готовили еду, обменивались новостями, строили планы на ближайшее будущее. В какой-то момент Настя заговорила о свадьбе и семье, и Никита немедленно сказал, что собирается на ней жениться, и предложил ей к нему переехать. Она отказалась. Но Никита для себя постановил: дело решенное, в его реальности он — жених, она — невеста, все серьезно. А однажды Настя не поехала к нему, но зато пошла встречаться со своим бывшим. На устроенную Никитой сцену ревности она ответила: «Я и не была уверена, что у нас надолго». Пропала на пару дней, а затем прислала прощальное письмо, в котором черным по белому было написано «не люблю». «Это мои первые за 29 лет серьезные отношения, — жаловался Никита. — Неужели я все испортил? Я виноват в том, что она ушла? Это конец?» В ответ на все эти вопросы я пробормотала что-то вроде «многое не ясно» и поинтересовалась тем, какие отношения у него складывались с женщинами раньше. «Мне не везет. Девушки, которые меня интересуют, никогда не отвечают мне взаимность­ю. Но вы не подумайте, что я не нравлюсь женщинам. Нравлюсь, но только тем, которые мне безразличны. Они оказывают мне знаки внимания, и иногда я с ними сплю. Но я ничего не чувствую к ним». «А как вы думаете, что происходит? Как меняется ваше поведение в тех случаях, когда вы влюблены?» — спросила я. «Я не знаю! — возмущенно ответил он. — Насте я дарил цветы, забирал ее с работы. Я был готов ее обеспечивать, она сама не захотела уволиться и переехать ко мне. Непонятно, что ее не устроило. А теперь я выхожу с работы и не знаю, что мне делать… Я возвращаюсь домой и не могу найти себе места». «А что вы делали до Насти?» — спросила я, чтобы проверить возникшую догадку. «Раньше? Да ничего такого особенного, — он сделал рукой такой жест, будто бы отсаживался от своего прошлого. — Понимаете, с ее появлением моя жизнь наконец обрела смысл. Я стал больше работать, лучше одеваться. Я искал какие-то новые рестораны, куда бы можно было с ней сходить. Я все делал для нее…» «Такое ощущение, что вы хотели положить мир к ее ногам, — подытожила я. — Вот только возникает вопрос, не положили ли вы ей его на хрупкие плечи?» Никита опешил. «Что вы имеете в виду?» — спросил он. «Насколько я понимаю, Настя стала ответственной за смысл в вашей жизни. Это нелегкая ноша. Редкая девушка согласится ее нести…» — ответила я. Он замолчал, а затем произнес: «Значит, все-таки я во всем виноват». На что я предложила посмотреть на ситуацию под другим углом. «Обсуждение в стиле „виновен-не виновен“ подходит для зала суда, — объяснила я. — Давайте лучше поговорим о причинах, которые подтолкнули вас к такому поведению, и о том, что можно теперь с этим поделать». Никита с радостью согласился.

Никита хотел положить мир к ее ногам, но получилось, что положил его на ее хрупкие плечи

Затем мы обсудили множество тем — отношения с самим собой и с родителями, которые никогда не ценили его успехов. В результате мы наметили план работы на ближайшие пару месяцев. В самом конце консультации Никита задал вопрос: «А все-таки что же теперь делать с Настей?» «Какие у вас есть варианты?» — спросила я. «У нее день рождения послезавтра, я хотел поздравить», — робко сказал Никита. «А что вам мешает сделать это?» — уточнила я. «А вдруг ей будет неприятно…» — предположил он. «Неприятен подарок? Вряд ли», — не удержалась я. «Я же не могу прийти без приглашения», — продолжил Никита. «Не можете, — подтвердила я. — Но подарок всегда можно отправить с курьером». «Хорошая идея, — согласился мой клиент. — Вот только что подарить?» «А что она любит?» — ответила я вопросом на вопрос. Никита крепко задумался. Он сидел и смотрел куда-то в стену, а потом с ужасом произнес: «А ведь я и не знаю…»

Через два дня у меня на консультации оказалась девушка. Она мяла в руках пакетик с бумажными платками и говорила о том, что ее жизнь потеряла смысл: от нее ушел мужчина, и теперь она оказалась в той же точке, что и три года назад, среди пустоты и воза нерешенных проблем. Ей предстояло, как и Никите, взять ответственность за жизнь в свои руки, вспомнить о сокровенных мечтах, начать реализовывать желания и добавить в будни больше ярких красок.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить