При прочих равных

Идеальный секс, «как в кино» — со свечами и бокалом сухого мартини с оливкой, случается у нас примерно раз в году, если повезет.

При прочих равных

Идеальный секс, «как в кино» — со свечами и бокалом сухого мартини с оливкой, случается у нас примерно раз в году, если повезет. В остальные 364 дня нам вечно что-то мешает: то люди, то обстоятельства, то квартирный вопрос — то все это, вместе взятое. И что прикажете с этим делать?

Человек — животное коллективное и умеет быть счастливым лишь в обществе себе подобных. Однако есть такие особые, я бы сказала, интимные моменты, когда счастливыми двух людей может сделать только полное отсутствие братьев по разуму в радиусе нескольких километров. Чего, согласись, сложно добиться гуманными способами в условиях мегаполиса. Эта нехитрая мысль посетила меня в школьные годы, когда я мучительно пыталась уснуть под аккомпанемент бурной любовной игры своего соседа за стенкой.

Свидетели третьей очереди (соседи)

Удивительное дело: мы с соседом никогда не встречались лицом к лицу, но умели делать сквозняк через розетку и знали друг о друге неприличное количество волнующих подробностей — от тайного курения до состоявшихся оргазмов. Наши диваны разделяла хрупкая стена панельной многоэтажки, и сексуальная жизнь соседа проходила, как ни стыдно в этом признаться, в моем незримом присутствии и была настолько регулярной и активной, что заливистый детский плач через положенное количество месяцев меня совершенно не удивил. И я знала, что он знал, что за стенкой краснею я. И он также незримо присутствовал, когда я, проводив родителей на благословенную дачу, коротала свои первые ночи в статусе настоящей взрослой девушки с настоящим молодым человеком. Когда случилось уже и кофе до, и сигарета после, я рассказала эту историю своему молодому человеку. В ответ на его растерянное смущение я небрежно (и очень остроумно, как мне тогда показалось) бросила: «Здесь тебе надо произвести впечатление только на меня!» Этот юношеский опыт позже лег в основание простого вывода: ничто в этом мире не происходит без свидетелей.

Поколение наших родителей выросло в общежитиях и коммунальных квартирах, где понятие соседства обрело новое качество: вся жизнь человека, в том числе интимная ее часть, проходила на виду (в лучшем случае — на слуху) большого количества посторонних людей. И во всей этой нелепой и драматичной ситуации меня всегда занимали даже не санузлы и кухни общего пользования, но один только вопрос: а был ли секс в коммуналке? Исходя из того, что есть кому задаваться этим вопросом, и принимая во внимание существование наших тетушек-дядюшек и братьев-сестер, остается признать: он был, причем не разовой акцией. Не знаю, каким образом и насколько успешно, но старшему поколению удавалось совмещать частную и общественную жизнь под одной крышей.

Наших соседей мы знаем хуже и видим реже, однако не перестаем опосредованно наблюдать за жизнью друг друга. Картина эта, в отличие от известных триллеров, окрашена в тона весьма будничные, отнюдь не зловещие. Вот только саспенсом немного отдает: вас с любимым только двое… если не считать прилежной юной пианистки слева, умелого плотника справа и фаната группы «Руки вверх» этажом выше. И вот уже в голове стучит мизантропический ответ Земфиры про соседей, что мешают спать (есть и заниматься сексом). Логика проста: если вы осведомлены об их занятиях, то и они не могут не заметить ваших.

Вывод: В мире тесно! И мир не устает напоминать об этом именно тогда, когда вы с любимым наконец уединились. Как в анекдоте про дворника, который своим «шиииирк-шиииирк-ширк-ширк-ширк» ранним утром сбивал с ритма весь квартал.

Позитивный пример: «Красота по‑американски». Тут, правда, нужно забыть про трагический финал. Дочь главного героя и сын нового соседа главного героя долго смотрели друг другу в окна, в том числе через объектив видеокамеры. Сначала ей это мешало. Зато потом у них все получилось. И в соседях может быть что-то милое, и в соседстве может быть что-то полезное!

Что делать: Не стоит оглядываться на возможных зрителей и слушателей, а также отвлекаться на помехи, которые они создают. Ведь в конечном счете не так уж им и хочется все это видеть и слышать, они просто живут своей жизнью. А вам в конечном счете надо произвести впечатление только друг на друга.

Свидетели второй очереди (родители и иже с ними)

Родителей не выбирают — это факт неизменный. Однако бывают ситуации, когда не выбирают и место жительства: испортивший всех россиян квартирный вопрос вынуждает вить стихийное родовое гнездо на площади в 33 квадратных метра. Пространство частной жизни двух молодых людей вмещается в эти скромные габариты с предательским скрипом дивана, с занудным треском родительских нотаций, с огромным трудом по поддержанию худого мира (который, как известно, лучше доброй ссоры). Вынужденные вторжения в личные отношения ограничивают в том числе свободу сексуальной жизни. Опасения быть застигнутыми на месте преступления или, того хуже, прерванными на самом интересном месте; необходимость соблюдать внешние приличия и контролировать эмоции, а потом очень быстро одеваться, конечно, добавляют крови адреналина, но это бодрит лишь однажды. Каждый раз, когда вы рискнете пойти в ванную вместе, присутствующие в квартире на столь же законных основаниях не просто догадываются о причине совместного омовения, они твердо знают, что вы там делаете ЭТО. Даже если вы просто чистите зубы вместе. И им неловко, хотя вроде уже привыкли. И вам неловко, поэтому вы не ходите в ванную вместе. Жить так постоянно — увольте, сказала я себе, пакуя в 18 лет нехитрые пожитки для переезда на съемную квартиру, которую делила с такими же вольными подругами. Потому что размеренная жизнь большой семьей, где каждый день за завтраком, обедом и ужином встречаются три-четыре поколения, а также парочка родственников из отдаленной деревни, успешна лишь в огромном белом доме с тремя лестницами, балконами, террасой и оранжереей, каковые я лично встречала лишь в бразильских сериалах. Типовая постсоветская архитектура учит стремиться к индивидуализму и самостоятельности, однако реализовать это стремление удается не всем. Тысячи любовных лодок ежедневно штормуют — и бьются о быт, отягощенный, как это ни парадоксально и жестоко, родными и близкими людьми.

Вывод: Даже имея законную крышу над головой, вы понимаете, что вам негде делать ЭТО. Или есть где, но вы делаете это не так, не тогда и не столько, сколько хотелось бы. Вы в постоянном поиске правильного момента, когда ЭТО пройдет достаточно незаметно для окружающих. И вдруг с горечью осознаете, что ЭТО стало незаметным и для вас.

Позитивный пример: «Американский пирог». Первый оральный оргазм выпускницы, пока мама выпускницы звала всех ужинать, а корректный папа выпускницы делал вид, что дочь с молодым человеком вместе готовятся к экзаменам.

Что делать: Первый (кстати, самый трудный) шаг — научить родных стучать в дверь, вежливо спрашивать, можно ли войти и — внимание! — дожидаться разрешительного ответа. Следующий этап — предупреждать о своих планах на день заранее и сообщать обо всех их изменениях. Это снижает вероятность того, что папа, как черт из табакерки, появится на пороге вашей спальни, хотя вроде бы должен еще быть на работе. После освоения этих азов несложно организовать внеплановый отъезд родителей на дачу, отправить их с визитом к тетушке или купить им билеты в кино. Если же гора не идет от Магомета, Магомет может уйти от горы: в загородный пансионат (чем дальше от города, тем дешевле стоимость путевки), на ту же дачу (потому что вас дожди не пугают), к друзьям, отбывшим в отпуск и попросившим присмотреть за любимым кактусом. Постоянство ситуации, когда вам нужно что-то придумать, чтобы просто заняться сексом, требует решительных мер, чтобы потом не было ни мучительно стыдно перед мамой за все случайно увиденное и ненароком услышанное, ни мучительно больно за без секса прожитые годы.

Свидетели первой очереди (дети)

Наш детский век не долог — рано или поздно наступает момент, когда мы сами становимся родителями и встаем по другую сторону баррикад. И вынуждены подчинить ритмы своей жизни потребностям малыша, часто весьма непредсказуемым. Одна ангелоподобная девочка, например, доводила папу и маму до самых нехороших мыслей тем, что, тонко чувствуя приближение родительского оргазма в соседней комнате, просыпалась и громким криком требовала немедленного успокоения, желательно грудным молоком. Молодая мама Женя жаловалась, что у нее, как у собаки Павлова, выработался устойчивый условный рефлекс: даже в те редкие минуты, когда они оставались с мужем наедине, она нервно сжималась в ожидании плача из детской. Психолог объяснял ей, что для ребенка это способ профилактической борьбы с потенциальными конкурентами (пусть и сперматозоидами пока) за родительскую любовь, и рекомендовал уделять больше внимания дочери днем, чтобы больше радовать себя и мужа ночью. Женя старалась, но секс все равно выходил скомканным и напряженным, а ребенок, подобно мечу между Тристаном и Изольдой, разделил супружеское ложе на две изолированные половины. И это при том, что именно секс — главное и, пожалуй, единственное безвредное развлечение молодой матери, не требующее много времени. К тому же оно позволяет одновременно дарить и получать много радости, давая возможность почувствовать себя просто молодой (а не молодой матерью), привлекательной, желанной, активной и востребованной. «У меня было чувство, что нам обязательно помешают, и это ожидание само по себе мешало нашей и без того однообразной интимной жизни. Эмоции требовали выхода, отключаться не получалось… Выход нашелся, когда мы купили квартиру и начали в ней ремонт, продолжая жить в съемной. У нас появилось убежище от остального мира, место, отрезанное от людей и цивилизации, без воды, телефонов, отопления, куда можно было при случае сбежать на несколько часов. Этот непередаваемый, первобытный кайф от тишины и полного отрыва от реальности научил нас по‑настоящему уединяться и наслаждаться только друг другом».

Вывод: Дети — это, без сомнения, прекрасно. Но, даже став родителями, вы остаетесь парой и заслуживаете немного личного времени, посвященного только друг другу. После родов я долгое время мечтала о двух недостижимых вещах: непрерванном сне и непрерванном сексе. Иметь второе, как показывает практика, все-таки легче, хотя даже самый незапланированный секс при наличии ребенка рядом требует правильной душевной и практической организации.

Позитивный пример: «Зимняя вишня». Героиня и ее любимый мужчина, оставив ребенка под присмотром, отправляются в загородный домик и проводят чудные пасторальные выходные. Она, обнаженная, в шали, на фоне солнечного пейзажа, — вот идеальная картина.

Что делать: Совет универсальный — не переставать хотеть друг друга, выбирать подходящее время и искать подходящее место. В случае с маленьким ребенком секс в постели ночью — это самый экзотический вид секса, поэтому есть еще совет частный: следить за техническим прогрессом и выбирать моменты, когда ваше присутствие не является для ребенка жизненной необходимостью. Радио- или видеоняня, например, позволяет оставлять сокровище в комнате под контролем, пока вы заняты друг другом в ванной, на кухне или прихожей. А няня живая вполне может заменить вас на прогулке: ребенку полезен свежий воздух, а его маме — свежие эмоции. А когда чада начинают подрастать, с ними надо обходиться так же, как с родственниками, а именно: научить их стучать в дверь, вежливо спрашивать, можно ли войти… ну и так далее.

В конце концов для девушки с интеллектом и здоровыми желаниями нет ничего невозможного, в том числе стать не действительной, не видимой и не слышимой для этого мира на те одиннадцать минут, которые, по Коэльо, занимает секс в реальной жизни.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить