Плохой Санта

А ведь все дело в том, что Дед Мороз — мужчина…

Плохой  Санта

А ведь все дело в том, что Дед Мороз — мужчина…
Приближается, приближается Хэппи Нью ° собственной персоной. Шуршит оберточная бумага, сверкают витрины, радостно лопается — дзинк! — на сотни осколков задетый плечом елочный шарик. Бульк — тоненько булькают от радостного нетерпения дети; дррр — скрипят мозги на тему, что подарить многочисленным бабушкам мужа и дедушкам жены; топ-топ-топ — деловито топают сквозь магазины и галереи подарков озабоченные армии народу. И хотя в том, чтобы радоваться тому, что планета в очередной раз обернулась вокруг солнца, как она всегда и делает, и что ей, собственно, делать и полагается, и иначе быть не может, нет никакой логики… Все же Новый год — это клево.
Но каждый год повторяется одно и то же. Сначала ты с большим энтузиазмом воспринимаешь грядущий праздник. Рассуждаешь, кому что подарить, и не плюнуть ли на всю эту суету, и не закатиться ли на дачу к Стасу и там славно погудеть, ну-ну. Но чем ближе сакральная дата, тем все более непоследовательным и нервозным становишься ты. То в полдвенадцатого ночи, вскочив в седло, хочешь «решить наконец проблему подарков», то дергаешься и стенаешь. А то флегматично, но с вызовом отвечаешь: «А мне все равно!» на насущнейший вопрос вроде «Какое мне платье идет больше, красное или золотое?» или «Готовить мне домашние суши?». Как будто бы что-то гложет. Неизбывная забота. Невысказанная тоска. Какая-то фигня, одним словом.
За пару дней до Нового года тебе все не нравится. От места встречи (дома) до состава гостей (ты и я), меню (шампанское, оливье, суши, торт) и содержания речи президента. Заранее. Ты утомленно прикрываешь глаза и сердито бурчишь. Кажется, что Новый год тебя надломил. А в праздник ты уже к восьми вечера, что называется, на рогах. Северного оленя. В двенадцать целуешь всех, в твоих глазах дрожат слезы умиления, а дальше… давай не будем о том, кто кого тащил от соседей и в котором часу. И так каждый год, с небольшими вариациями — вроде того что в 2005-м у тебя была высокая температура и ты тихо лежал под елочкой.
А ведь все дело в том, что Дед Мороз — мужчина. Хоть и с нарумяненными щеками. А мужчины живут в мире, который ориентирован на достижения. Достижения и достижения — любой ценой, новые высоты — с каждым годом все выше, все больше, все дороже, догоним и перегоним, даешь достижения! Кого мужчины сочтут удачливее: разбитого, разъеденного гастритом, разведенного, злобного премьер-министра или счастливого сантехника, пребывающего в полнейшей душевной и семейной гармонии? К бабке не ходи.
А Дед Мороз в этом плане хуже всех. С самого детства подарки он приносит тому, кто хорошо себя вел. У кого хорошие оценки и чистые уши. А всем остальным — так, авансом в счет будущих заслуг.
Так вот спрашивается, какое новогоднее настроение может быть у тебя, если этот мерзкий дедушка с его нейлоновой бородой припер тебя своим посохом к стенке и пытает: а что ты сделал в этом году? а с чем тебя можно поздравить? а каковы твои достижения? как не стыдно! как мало, как жидко! а в следующем обещаешь быть лучше?!
Если бы на месте твоего Деда Мороза была моя Снегурочка, она сказала бы только одно (как это ни шаблонно звучит): расслабься и получай удовольствие. Увы, я ничем не могу тебе помочь. Мне жалко тебя, и я все понимаю. И в новогоднюю ночь я прикрою тебя, рухнувшего, как убитый солдат, под елку, звездной полой своего золотого платья.
Да, пожалуй, золотое все-таки меньше толстит.

А В ПРАЗДНИК ТЫ УЖЕ К ВОСЬМИ ВЕЧЕРА, ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ, НА РОГАХ. СЕВЕРНОГО ОЛЕНЯ.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить