Плохое свидание

У меня четыре старших брата. Хочется продолжить… и сорок четыре бойфренда.

Плохое свидание

Но увы. Казалось бы, даже на свидания не надо ходить. Сиди и жди доставку на дом — должны же у твоих братьев быть симпатичные друзья. Друзья были, но бойфренды из них получались так себе. Вот, например, история с Мирославом.

Я училась на первом курсе филфака (запомните этот филфакт). Мой брат Васька тогда временно — двадцатый год — жил у родителей. Остальные братья уже переехали к девушкам, женам и комендантам общежития. После Нового года у меня началась сессия, а у Васьки — сезон вечеринок. Родители трусливо сбежали к бабушке, оставив нам кота, щи и ценное указание «Не плюйте на ламинат».

Я все время читала древнерусскую литературу и пила кофе цистернами. Васька и его друзья тоже пили цистернами, поэтому приходилось иногда их посылать на древнерусском языке: «А въсядемъ, братiе, на своя бързыя комони, да позримъ синего Дону!»

В свободное от пьянок время за мной ухаживали три Васькиных товарища — Коля, Петя и Мирослав. Последний отличался красивым именем, кота в форму «Спартака» не одевал и на ламинат не плевал — интеллигентный человек. Как-то мы покинули поле боя, на котором остался Васька с дружиною, и побрели под редким снежком в сторону кафе «Люкс». Тут оказалось, что Мирославу нечего сказать — ни на древнерусском, ни на каком. Мы молча дошли. Позвали знаками официанта. Когда Мирослав делал заказ, я даже вздрогнула от звука его голоса — отвыкла. Наконец он обратился ко мне:

— Это… Васька говорил, ты умная. Неудобно как-то. У вас, наверное, в институте и парни умные.

— У нас в институте один парень. И того зовут Женя. Так что я неизбалованная.

— Ага, — обрадовался Мирослав. — О чем говорить будем?

— Ну, — спрашиваю, — какие книги ты любишь?

— В школе или вообще?

— ???

— Ну я в школе только читал. А мама моя и сейчас любит. Но бабские какие-то.

Да он не только интеллектуал, еще и шовинист с точкой зрения!

— И каких же писателей предпочитает мама?

— Эту, как ее… Есть такая писательница, у вас дома тоже она стоит.

— Маргарет Митчелл? Колин Маккалоу? Даниэла, не дай бог, Стил?

— Не, не она. — Мирослав поднатужился. — А, вспомнил: Эрих Мария Ремарк! Хорошая писательница?

ТЕКСТ: Лера Велихова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить