Опасная зона

Кризис сорокалетних уже неактуален, у большинства мужчин он начинается в тридцать, задолго до седины где бы то ни было.

Опасная зона

Кризис сорокалетних уже неактуален, у большинства мужчин он начинается в тридцать, задолго до седины где бы то ни было.

Акселерация. Повсюду одна акселерация. Начать подрабатывать в четырнадцать, снимать отдельную квартиру в семнадцать, вести совместное хозяйство в восемнадцать, возглавить отдел в девятнадцать… Добиться всего к тридцати. Что самое обидное, кризис тридцатилетних шарахает нежданным молотом по голове и тех, кто выполнил и перевыполнил программу максимум, и тех, кто даже не приступал к ее осуществлению.
Один мой знакомый, тридцатилетний Алексей, живет с родителями и просит у них денег, когда какая-нибудь девушка соглашается сходить с ним в кафе. Его мама очень переживает, что мальчик может выбрать неподходящую партию. А другой мой приятель Володя (ему тридцать два) руководит заводом, на котором работает пять тысяч человек, у него четверо детей, а старший сын уже ходит на подготовительные курсы в университет. И у обоих кризис, что за напасть! Не застрахован никто.

Кризис подающего надежды специалиста

Вот, например, Илья. Точнее, Маша. Все их друзья и друзья их друзей знают, что он ее бросил через две недели после свадьбы. По‑дурацки так бросил: за то, что она вызывающе гладила его рубашки в воскресенье, мешая ему расслабиться и нормально отдохнуть перед рабочей неделей.
— Если ты не бросишь гладить, то я прямо сейчас брошу тебя, — сказал тридцатилетний Илья.
— Хорошо, бросай, — сказала его двадцатидвухлетняя жена, не отрываясь от утюга.
Ну он собрал вещи и уехал в неизвестном направлении. А ведь еще не все свадебные букеты успели завять — праздник в доме.
Кризис тридцати лет — как еще это можно объяснить? Илья уехал из России еще на четвертом курсе университета. «Он ведь очень умный, талантливый и перспективный», — всхлипывает Маша. Его пригласил один лондонский университет, который Илья закончил просто блестяще, поступил в аспирантуру, преподавал, снимал студию, подрабатывал барменом, много путешествовал по миру, брал дополнительные курсы японского языка и каллиграфии, то есть вел самую обычную жизнь европейского студента. Они познакомились с Машей во французской глубинке на раскопках чего-то древнего.
Влюбились, стали встречаться, Илья помог Маше перевестись в его университет, и началась у них совсем счастливая жизнь. Через три года его учеба была закончена, можно было бы остаться и дальше двигаться по научной части, но Илье предложили очень перспективную работу в Москве, и пара решила возвращаться.
Жить стали у Машиных родителей: с зарплатой Ильи через пару лет ребята вполне могли бы купить свою собственную квартиру. Старшее поколение только приветствовало такой экономный подход.
По приезде Илья бросился встречаться со всеми своими однокашниками, которых не видел много лет. Возвращался домой все более мрачным: у большинства — семьи и дети, кто-то строит дом, кто-то написал книгу, а кто-то большой начальник. Даже самые неблестящие из сокурсников стали вполне уважаемыми специалистами. Не то что он — молодой-перспективный-начинающий с девственно чистым резюме и невестой, которая даже не начинала думать ни о каких детях. Каждый из его друзей считал, что «учись, студент» — это великолепная шутка. Многие восхищались его счастливой беззаботностью, жалуясь на бизнес-планы, карьерные гонки, нерадивых подчиненных, банковские кредиты и детские сопли. От этих жалоб Илье становилось в миллион раз хуже.
Маша этих настроений своего любимого не замечала, она готовилась к свадьбе (ее родители имели возможности и не скупились), а Илья мрачнел, пытался поучаствовать в выборе свадебного платья и в организации банкета, но он ничегошеньки не понимал, тогда как у Маши были концепция и стратегия.
Илья впервые в жизни чувствовал себя ненужным, неудачником, лузером, пропустившим десять лет настоящей жизни. Он, лучший студент московского и лондонского курсов, так отстал буквально от всех! Ну ничего. Мозги, талант, знания — в конце концов, они же никуда не деваются. Он еще всем покажет, он докажет! Он догонит и перегонит. Ему нужен только год или два, чтобы освоиться и выстрелить так, как этим надутым снобам и не снилось.
Ему стало казаться, что Маша тянет его назад, всеми этими дурацкими любовными открыточками, которыми она наполняла его карманы, ужинами из трех видов мороженого, построенного в виде старого замка, своими роликами, сбитыми коленками, вечным щебетанием с родителями и несерьезной профессией. Она ребенок, просто милый ребенок, а он взрослый мужчина с большим будущим. Им не по пути.
Прервать свадебные приготовления он не смог, просто не хватило решимости. Поэтому он ушел, как только его молодая жена дала повод, так не вовремя затеяв глажку. Они сейчас совсем не общаются. Маша сутками плачет и не хочет поступать в аспирантуру, ее родители оправдываются перед знакомыми, а Илья, говорят, снимает комнату где-то в районе Садового и очень много работает, буквально сутками напролет. Еще говорят, что у него очень сильно испортился характер.

Кризис мужчины, у которого все было

У моей подруги есть старший брат. Его зовут Никита. Если бы вы только видели этого Никиту! Он такой невысокий, крепкий, зеленоглазый и с очень задорным брюнетистым ежиком на голове. Однажды на вечеринке он придумал играть в инопланетян. Он ползал по полу, говорил, что он прожорливый марсианский червь-убийца, и кусал девочек за пятки. Девочки визжали и запрыгивали на диван. А потом он, расставив руки, как крылья, бегал по квартире с прозрачной коробкой из-под торта на голове и кричал, что он Гагарин и летит защищать планету от нашествия марсианских червей. Вскоре, разобрав все имеющиеся в доме кастрюли, к нему присоединились и остальные юноши. В перерывах между полетами Никита на ходу сочинял неприличные стихи девушкам.
Учитывая то, что Никите тридцать лет, он главный пиарщик очень известной компании и еще пять лет назад в университете мы занимались по написанному им учебнику, вы можете понять, насколько неотразим брат моей подруги. У него было такое незамутненное обаяние человека, который видел в жизни только хорошее. Он легко поступил и легко — в перерывах между работой и вечеринками — получил красный диплом. Он занимался любимым делом, и у него это получалось почти лучше всех, и ему платили больше, чем он сам бы мог попросить. Начальство держало Никиту на особом положении и не возражало против его потертых джинсов и смешных кедов. Он такой, ему можно. Даже его маленький рост казался очень милой пикантной особенностью.
Девушки падали в его руки, как спелые гроздья винограда. И нельзя сказать, чтобы Никита сильно уворачивался от этих даров жизни. Все его романы были вполне необременительными, ведь его свобода была под надежной защитой. Дело в том, что он почти восемь лет жил с одной хорошей девушкой Леной, его коллегой. Лена закрывала глаза на все его внезапные командировки и готовила завтраки и ужины для толпы Никитиных друзей, которые перманентно жили у них дома. Все вокруг (и в первую очередь Лена) были уверены, что рано или поздно Никита остепенится, что надежный тыл, уютный дом и вкусные борщи возьмут верх над мимолетными увлечениями и безмерной веселостью его жизни, они с Леной поженятся, нарожают умненьких зеленоглазых детей и все у них будет как у людей.
А незадолго до тридцати одного Никита влюбился. В тихую восточную девушку, которая тупила глаза при приближении мужчин и никогда не смеялась его шуткам. Ее звали Мери, и она работала на ресепшне в одной с ним компании. Непонятно, как и зачем при таких родителях, как у нее, она оказалась на этой работе, но брат моей подруги тогда не знал ни про каких родителей. Между девушкой, главная обязанность которой заключалась в том, чтобы вежливо говорить «доброе утро» и принимать почту от курьеров, и Никитой, третьим человеком в компании, стояло пятнадцать тысяч сотрудников. Можно сказать, что их разделяло пятнадцать тысяч ступенек карьерной лестницы. А он пропал. Влюбился до умопомрачения.
Она не дала ему номер своего телефона, не согласилась пойти на свидание, передарила букет своей напарнице. Она ничего ему не обещала, но он разорвал многолетнюю жизнь с Леной, чтобы на блюдечке принести Мери всего себя, свою свободу. Ей не было нужно ни то, ни другое. Он спрашивал разрешение на свидание у ее родителей и, кажется, впервые в жизни надел костюм с галстуком.
Он добивался ее год, как будто впервые. Но ей было не восемнадцать, а двадцать семь, и он не был первым. Никита не решался спросить, что было и кто был до него. Он просто не мог поверить, что она наконец-то его допустила, что она разрешила. Когда он рассказывал, что теперь они вместе, у него дрожали кончики пальцев. От счастья. Она не знакомила его со своими друзьями, потому что ей было за него неловко. Он бросил курить и сочинять матерные стихи. Он умолял Мери переехать к нему, пожениться, но она опять тупила глаза и молчала.
Закончилось все в один момент, когда Никите позвонили родители Мери и твердо попросили не портить жизнь их дочери. Он человек не их круга, он ей не пара, у него нет шансов. Родители заставили ее уйти с работы и отправили в Америку — в гости к старшей сестре, которая была замужем за каким-то там миллионером, для того чтобы Мери поняла, какую жизнь может вести девушка, умеющая принять правильное решение. А Никита (двенадцать тысяч долларов, страховка, соцпакет и бонусы по итогам года) — он всего лишь наемный работник и приятный юноша. Но, увы, не пара.
Никита не видел Мери уже несколько месяцев. Ее фотография висит на его телефоне и на десктопе компьютера, в его ванной стоит ее зубная щетка и начатый шампунь для вьющихся волос. Сейчас он все чаще заглядывает к Лене в их старую квартиру, ужинает и временами остается ночевать. Все (включая Лену) уверены, что рано или поздно они поженятся.

Кризис идеального семьянина

Тут даже рассказывать практически нечего. Татьяна и Сергей были знакомы с института и, по мнению всех знакомых, были идеальной парой. И что самое необычное в этой истории — они и сами так считали. Никаких скелетов в шкафу, никаких тайных страстей, ночных скандалов, детских комплексов, других мужчин или женщин. Сначала однушка, потом машина, потом двушка, в ближайших планах была трешка и сразу после нее ребенок. Идеальное взаимопонимание! Сергей мог с закрытыми глазами выбрать в магазине бюстгальтер Таниного размера, а она была лучшим другом всех его друзей. Такого просто не бывает.
«Такого просто не бывает, — говорила Татьяна, — не может быть, чтобы люди были настолько счастливы, чтобы все и со всех сторон было так хорошо!» Сергей обычно смеялся и просил его ущипнуть, чтобы убедиться в достоверности происходящего, потом (исключительно для достоверности!) его надо было ущипнуть нежнее, погладить, поласкать… В общем, все эти разговоры обычно заканчивались одинаково приятно.
Все изменилось буквально в один день. Сергей пришел с работы и сказал, что так идеально в жизни не бывает. Он чувствует, что это не к добру, что их жизнь превратилась в «день сурка» и так далее. Пока Таня думала, что это какая-то новая странная шутка, ее муж собрал чемодан и уехал ночевать к другу. «У него любовница!» — мнение общественности было непреклонным. Но Сергей снял квартиру у их общих друзей и поселился там один. Никаких женщин поблизости замечено не было. Татьяна перебрала все варианты, которые только пришли ей в голову: смертельная болезнь, о которой внезапно узнал Сергей, чьи-то наговоры и козни, порча и даже тайные мафиозные разборки. Но все оказалось мимо. Ее бывший муж продолжал ходить на работу и вежливо разговаривал с ней, если она звонила. Однажды даже приехал, чтобы помочь ей повесить карниз, от чая отказался.
Татьяна ждала год, а потом уехала в Мадрид к давнему «аськовому» знакомому. Сейчас они с ее испанским мачо женаты и ждут ребенка. А Сергей просто живет один. Что он думает обо всей этой ситуации — неизвестно, потому что он прекратил общаться со всеми старыми знакомыми.

Что об этом думает наука

В тридцать мужчина внезапно понимает, что он вырос. Раньше он думал, что «когда он станет взрослым», то у него будет дом на берегу океана и много других приятных вещей. И тут — бабах! Он уже взрослый. Все, о чем мечталось в школе, должно происходить прямо сейчас. Зачастую именно в тридцать мужчина сталкивается с реальностью и, самое главное, с реальным собой в этой реальности.
И он внезапно понимает, что он не всемогущ. И это может быть абсолютно не связано с его реальными жизненными успехами. Просто в школе он представлял «взрослого себя» совсем по‑другому. И теперь пытается запрыгнуть в уходящий поезд, добиться принцессы, заработать миллион, оставить память в веках — в общем изменить свою жизнь, пока не поздно.
Вообще любой кризис — это застой старого и невозможность родить новое. Любая нереализованность — это кризис. Мужчина хочет каких-то изменений, но не знает, что и как сделать. Искать причину в себе крайне некомфортно, поэтому все его переживания и метания проецируются на того (а точнее, на ту), кто рядом. Ведь гораздо легче решить, что он ведет скучную жизнь не потому, что он в общем-то сам не приспособлен для еженощных танцев и прогулок по Альпам, а потому что у него скучная и неинтересная девушка, которая портит ему все веселье.

Что делать?

Понять, что ты тут ни при чем. Он взрослый человек, а ты не виновата во всех бедах его жизни. Что бы он на эту тему не говорил.
Понять, что ты при чем. Не бывает так, что твой партнер в кризисе, а ты вся в белом.
Начать работать над собой и меняться. Но не так, как требует он, а так, как всегда мечталось тебе.
Понять, что вы отдельные личности. Что ты без него не пустое место, да и он тоже право имеет. Не цепляться за него, как за спасательный круг, ему самому сейчас нужна твоя поддержка.
Не становиться его мамочкой. Поддерживать и носить на руках — это разные вещи.
Понимать и поддерживать изменения, даже если тебе кажется, что эта его поездка на Тибет уничтожит весь ваш совместный бюджет или научит его плохому.
Развиваться самой, пробовать новое, учиться. Как уже говорилось, кризис — это застой. Или ты привнесешь в вашу жизнь новое, или он найдет это новое у новой девушки.
Твердо знать, что кризис, который длится больше года-полутора, это не кризис, а принципиальная позиция неудачника, у которого всегда и во всем виноваты все вокруг. Быть с таким рядом крайне некомфортно.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить