Один в поле (игровом)

Как часто нам приходится делать выбор! Между двумя мужчинами. Между работой и личной жизнью. Между любимым человеком и любимым делом. Этот почти литературный материал — как раз о последней ситуации.

Один в поле (игровом)

Как часто нам приходится делать выбор! Между двумя мужчинами. Между работой и личной жизнью. Между любимым человеком и любимым делом. Этот почти литературный материал — как раз о последней ситуации.

— Опять ты на нее уставился! Вот нашел развлечение. Господи, Вов, ну когда ты уже повзрослеешь наконец?
Я не вижу сейчас ее лица — она стоит сзади, но отчетливо представляю, как сжимаются в линию ее губы, как играют ямочки на щеках, как укоризненно смотрят на мою макушку глаза серого-серого цвета. Сашка очень красивая, когда сердится. Если бы я был художником, написал бы ее именно такой — сердитой и невероятно прекрасной. Но я не художник. И передо мной не холст, а широкий экран нового монитора. С него на меня смотрит другая девушка. Ее глаза непропорционально велики, черты лица неестественно вытянуты, за спиной виднеются крылья. Ее зовут Аэрис.
— У всех мужики как мужики, у меня одной — горе луковое. Котлеты будешь? Я разогрею.
— Ага.

БОЛЬШОЙ
СПОРТ

Двойным щелчком мышки я начинаю рабочий день. Он начинается в полдень и заканчивается за полночь. Время для обеда и дни для выходных я выбираю сам. Раньше Сашке, как ни странно, нравилась моя работа — она хвасталась подружкам, что я почти всегда дома, если, конечно, не считать редких загранкомандировок, и при этом зарабатываю очень неплохо даже по немаленьким московским меркам. Она гордилась мной раньше, моя Сашка.
А теперь на вопросы о моей профессии отвечает: «Ну… компьютерщик», — и предпочитает сменить тему.
— Тебе опять письма какие-то пришли, я на стол положила.
— Ага, спасибо, Саш.
Еще не распечатав конверты, я уже знаю, что это за письма. Одно из Кореи (Южной, конечно, Северная еще до этого не дошла), другое из Германии. И каждое из них может обеспечить меня средствами примерно на год достаточно комфортной жизни в столице.
Я прогеймер. Киберспортсмен. Играю в компьютерные игры за деньги. То есть платят их, конечно, как правило, не за сам факт игры (хотя случается и такое), а за призовые места в стремительно набирающих популярность многочисленных соревнованиях, турнирах и кубках. И некоторые из них по призовым фондам вполне могут поспорить с любым аналогичным спортивным мероприятием.
И, как и в большом спорте, к спортсмену здесь предъявляется одно главное требование — он должен быть в форме. Всегда.
— Я, кстати, фильм в прокате взяла новый, не хочешь посмотреть?
— Не, Саш, мне очень интересного корейца подогнали — говорят, восходящая звезда, а у меня чемпионат на носу. Надо потренироваться с ним.
Противник действительно обещает быть интересным: судя по реплеям его игр, которые я смотрел, он действует нестандартно, в сложных ситуациях часто рискует, но почти всегда оправданно. Кроме того, у него фантастическое чутье, а это очень серьезное подспорье в игре. Ну и апм, естественно, фирменный, корейский.
— Иди есть, готово.
— Ой, Сашка, я только стартанул, сейчас быстренько доиграю и приду.
Мне выпали протоссы. Развожу рабочих по минералам. До определенного момента игра идет почти на автомате, все действия отработаны и рутинны. Восьмой рабочий зажигает пилон и бежит в разведку. Не буду говорить о том, как важно узнать, где именно появился противник, какой он расы и что собирается делать. Это аксиома «Старкрафта», одна из тех, что со временем становятся только все более очевидными.

ЗАРАБОТАЮ
И БРОШУ

— Помнишь, мы ходили к дяде Сереже? Он мне звонил вчера, сказал, что им на фирму нужен… этот… системный администратор. Может, попробуешь? Говорит, платят хорошо и кормят за счет фирмы. И зарплата белая.
— Зай, ну мы же сто раз уже об этом говорили. Во‑первых, я не хочу идти работать к родственникам, а во-вторых, ни один системный администратор не зарабатывает за год столько, сколько сейчас я. Да и забыл я уже все это.
— А представь, не выиграешь ты ни один свой турнир — и что? У тебя же ни работы, ни профессии нормальной. Да и времени нет ни минутки, все игры, игры — сам на себя не похож уже.
— Вот давай не будем все сначала начинать, не заводись опять. Заработаю побольше и брошу, зуб даю.
Насчет времени она, конечно, права. Сказал бы мне кто лет пять назад, чем я буду зарабатывать на кусок хлеба с икрой, — посмеялся бы от души и покрутил пальцем у виска. Как же все изменилось за это время! Как я изменился. И только Сашка осталась прежней. Как будто и не было этих лет, как будто это вчера нас знакомили шапошные, сейчас уже полузабытые друзья у кого-то на дне рождения. И мой дурацкий тост, и неудачно открытое шампанское, и первый укоризненный взгляд этих серых-серых глаз…
— Дурак ты, Плахов.
— Я тоже тебя люблю, правда.
У меня уже есть драгуны и делается апгрейд на дальность. Прихожу к нему, но танк появляется вовремя и ловить уже нечего. Ставлю Robotics facility — попробую полетать риверами в транспорте. Несколько мелких стычек без особых потерь. Он ставит вторую базу и выходит войсками. Я прилетаю, меняю ривера на танк и немного рабочих. Строю, нападаю, теряю войска, заказываю новые, противник тоже не сидит на месте. Пока вроде паритет, но вот надолго ли?
— Есть будешь или нет? Все остыло.
— Я сам разогрею, Саш, тут уже немного осталось.
— Знаю я твое немного.
А потом была долгая счастливая зима, за ней сумасшедшая весна и наша летняя поездка в Турцию, холмы Каппадокии и густые, как патока, южные ночи. Потом мои первые игры за клан и первые деньги за игры. Мы сняли квартиру, еще через пару лет переехали в свою. Машину тоже пришлось купить. Сашка ушла из газеты и стала работать на вольных хлебах, тоже не выходя из дома. А я… я выиграл WCG. И именно благодаря этому стало возможно все остальное.
— Да, Вов, в субботу мама должна приехать — ты не планируй ничего.
— А?
Он пришел на мой третий эксп, когда арбитр почти достроился, и это уже было достаточно критично — четвертый я только что взял, а первый уже выкопал досуха…
— Эй, ты меня слышишь? В субботу приедет мама.
— Саш, в эту субботу я не могу, я же говорил…
Я взял остров и тут же потерял, В центре наши армии волна за волной сталкивались и обращались в прах. Очень, очень плохо.
— Что значит «не могу»?!
— У нас очень важная командная игра — я еще позавчера тебе говорил, — игра, которую я организовал. Я не могу там не быть, это невозможно.
— Так отмени ее, перенеси, ты совсем уже свихнулся с этими играми — уже и в выходные занимаешься этой фигней!
— Этой фигней, Сашуль, я зарабатываю для нас с тобой деньги. Извини, но в субботу я не смогу никак. Все. Вопрос закрыт. Ты, кажется, кино собиралась посмотреть — вот и смотри.
Работающих экспов не осталось, уже начал кончаться газ, но невидимая авиация удачно попала под шторм и мой последний арбитр полетел делать свой последний реколл, на второй у меня просто не было войск.
— Я ухожу
— А?
Сложно сказать, почему мы так и не поженились. Пару раз я предлагал, она отшучивалась. А когда об этом заговаривала она — я был не в настроении. В общем, этого так и не произошло. Может, оно и к лучшему — вряд ли из меня получился бы образцовый муж.
Свихнулся, надо же. Именно так она сказала когда-то про того парня из моего самого первого клана, который у нас в гостях не мог говорить ни о чем, кроме «Старкрафта». Как же его звали? Ник помню, а имя забыл. У него не было ни девушки, ни работы, ни денег. Была только компьютерная мышка, которую он таскал в кармане, играя всегда только ей, и был «Старкрафт», который он таскал в голове. Мне было жаль его тогда, уж я-то всегда мог взять Сашку и махнуть в горы, или устроить вечеринку, или… да были сотни способов, и каждый стоил того.
— Саш, ты ушла уже?
Не знаю, как я смог выцарапать эту партию, наверное, случилось чудо. Мы играли больше часа — для «Старкрафта» очень долго. Руки немного дрожали, это стало случаться все чаще — наверное, профессиональная болезнь, бывают же такие у боксеров и гимнастов. Разогрел котлеты, аппетита не было — пришлось есть без него. Зря я так, надо было помягче с ней, черт… по‑дурацки вышло. Завтра подарю ей цветы. Обязательно. Целый огромный букетище.
Во второй партии я стал зергом, а мой корейский визави выбрал протосса. Играть решили на Python. Эта карта очень похожа на предыдущую по структуре, но гораздо более современная в мелочах. Хороший выбор. Gl, hf.
Я помню, как сел за «Старкрафт» в первый раз: он только вышел и еще был всего лишь одной компьютерной игрой, еще одним способом убить время. Он не понравился мне тогда — слишком неочевидный, чтобы начать побеждать, слишком утилитарный, чтобы восхищаться красотой. А потом я встретил того парня с мышкой. Когда он говорил про «Старкрафт», был похож на какого-то древнего пророка, мессию, несущего в этот мир истину под свист и улюлюканье толпы. И я свистел и улюлюкал вместе с толпой. Но однажды он поспорил с кем-то из нашей компании, что за полчаса научит любого играть так, что тот сможет победить троих одновременно. Этим любым случайно оказался я, и это предопределило все.
Я вскакиваю и выбегаю из комнаты. Но она уже ушла и забрала вещи, которые влезли в ее спортивную сумку. Синюю, со словом Sport. Когда-то она пришла с ней в нашу первую съемную квартиру на Теплом Стане, в те счастливые и такие далекие сейчас времена.
В этот раз она уже не вернется к тебе, чемпион: этот — последний, говорит мне кто-то внутри, кто-то из тех, кто никогда не ошибается. Какое-то время я слушаю, как из динамиков доносятся звуки ставшего таким бессмысленным боя, потом подхожу и нажимаю Reset.
Символы на мониторе вспыхивают и гаснут, и уже через минуту снова на меня смотрит та, другая, с крыльями из слюды. Моя всепонимающая глазастая совесть. Моя маленькая верная фея, моя Аэрис. Ей некуда от меня уходить. И у нее нет спортивной сумки.

Владимир Краснобаев

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить