Ну ты и стерва! Как мир обвиняет нас в жестокости к бывшим мужчинам

Даже если ты ушла от мужчины, ты все равно должна его беречь и заботиться о его чувствах. Обязана прятать свое новое счастье, чтобы ему не стало больно. А иначе тебя обвинят в жестокости. Писательница Марта Кетро рассуждает о Женской Миссии, которую на нас возложили без нашего ведома.

Ну ты и стерва! Как мир обвиняет нас в жестокости к бывшим мужчинам Getty Images

Одна женщина около пяти лет состояла в несчастливой любовной связи. Мужчина делал с нею все, что положено в плохих сказках: изменял; ставил на предпоследнее место в жизни — после работы, развлечений, хобби и случайных любовниц; неубедительно трахал; не дарил подарков; не знакомил с родителями, не признавая их связь достаточно серьезной. Но как только она пыталась уйти, протягивал мягкую лапу и удерживал ее, что-то там утешительно бормоча. Она верила — не потому что он был особенно настойчив, а потому что хотела верить. Так продолжалось годами, но однажды он отвлекся на очередную подружку, и она успела улизнуть, немедленно в кого-то влюбившись, — кажется, немного для страховки.


Новый мужчина дал ей абсолютно все, в чем отказывал первый, и еще многое сверх того, о чем и не просила: свозил к морю, сфотографировал у пальмы и предложил выйти за него замуж. Женщина сказала «да», а потом подумала немного и поняла, что действительно да. Он ей подходит.

Прежний любовник тем временем опомнился, заметил ее отсутствие, сделал вялую попытку вернуть, получил отказ, пожал плечами и успокоился. Через несколько недель в свободный вечерок залез к ней в «Фейсбук» и увидел форменное безобразие. Счастлива, фотографируется на фоне пальмы, постоянно пишет «мы» и собирается замуж.


«Опомнись, дура! — написал он ей. — Связалась от горя с кем попало, потом наплачешься».
Она не ответила.
«Вспомни, как нам было хорошо в две тысячи восьмом, кто еще будет так тебя любить», — написал он снова.
Она не ответила.
«Гадюка, ты сожрала у меня пять лет жизни».
После того как она не ответила снова, он напился.
Она тем временем примеряла фату, постила в ФБ ужасные самострелы и щебетала о том, что подумывает о ребенке.
Он пил, обсуждал гнусное поведение женщины со своими друзьями и с общими знакомыми, вскипая гневом при каждой новой фотографии, которую она выкладывала в Сеть.

Женщина как раз крутилась в примерочной свадебного салона, когда позвонила подруга, много утешавшая ее в плохие дни.
«Поздравляю-поздравляю, желаю счастья, ты знаешь, что А. страдает? — Знаю. — И? — Свадьба в июле. — Надо же, а ты жестокая»
.


В течение недели объявились еще пятеро. «Мы все понимаем, но ты так жестока. Пишешь о ребенке, а ведь А. так хотел малыша. ЕМУ ЖЕ БОЛЬНО».
А. действительно хотел малыша, примерно так, как обычно мечтают о ребенке законченные холостяки: чтобы какая-нибудь здоровая сука родила ему крепкого пятилетнего сына и немедленно исчезла, а уж он бы воспитал из него настоящего мужика — показал, как надо драться, свозил на рыбалку, научил правильно жить. В том, что этого не произошло, виноваты были исключительно суки — и эта женщина первая.
Кончилось все очень просто: она везде и всюду заблокировала его и особенно жалостливых знакомцев, а летом вышла замуж и обо всем забыла. Дальнейшая судьба страдальца А. ей неизвестна.

Для меня в этой истории важно вот что: быть жестокой к мужчине в глазах общества гораздо хуже, чем быть жестоким к женщине.


Например, Лиля Брик — страшная, документально подтвержденная змея, обижала Маяковского и потому проклята. Скольких обидел Маяковский — так кто ж ему считает. Помните жуткую историю с Полонской? Он не отпускал бедную девочку на работу даже для того, чтобы она уволилась, грозил самоубийством и пустил себе пулю в лоб сразу после того, как за ней закрылась дверь. С каким гигантским чувством вины осталась эта девочка, никому не интересно; нашлись люди, которые упрекнули ее в смерти Маяковского, да и она сама наверняка себе не простила. И в рассказах о тысячах безымянных неудачников, спившихся и сторчавшихся «из-за баб», виновата женская жестокость, а не мужские пороки. Не потерпела, дрянь такая, не простила, не приняла. Довела.


Женское сердце считается эластичным, ему страдать заповедано и безопасно, а мучить мужчину — страшный грех. Плачущий мужчина — скандал и позор хозяйки, плачущая женщина — норма жизни.


Мучить живых людей и животных вообще плохо, но почему-то женщин все-таки еще ничего. Но мужчина — мужчина! — это же ресурс! Ты же его, дура, испортишь, а ему тебя кормить, трахать и защищать. Неважно, что он исполнял всего одну функцию, да и то плохо — вдруг война, а он усталый?! Хорошо, ты от него ушла — о других подумай: если импотентом станет, а? А? Мало ли как он обращался с тобой, тебе-то, дуре, что бы сделалось? Поплакала и перестала. Тебе только на спине лежать и в потолок таращиться, а у него Священная Эрекция, у него Проблемы, у него Работа, у него, наконец, Нервы и Разбитое Сердце — а у тебя что?

В таких случаях бесполезно объяснять, что у тебя тоже работа, проблемы, нервы и сердце. Остается ответить: «У меня? У меня все хорошо. А ему не повезло».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить