Наука флирта

Подбирать платье для первого свидания, подходящие фразы для второго, правильное «да» для третьего… Кокетство — это так утомительно! Наука флирта никогда не была легкой.

Наука флирта

Самому слову «флирт» в нынешнем значении мы, по легенде, обязаны некоей леди Френсис из XVIII века. Это она была застигнута однажды на балу за странным занятием: леди обмахивалась веером, то пряча за ним лицо, то неожиданно его закрывая, Когда ее спросили, что это вы, собственно, вытворяете, Френсис скромно ответила, что «делает флирт», то есть быстрые движения. Веером, разумеется. Новое словечко стало популярным, а что до самого флирта, то он был популярен всегда. Но обличья порой принимал самые неожиданные.

Куртуазная любовь: прекрасные дамы и адюльтер

Время: Средневековье.
Оружие: баллады, бледность и сдержанность чувств.
Суть: быть верным вассалом прекрасной дамы.

Любовь тогда изначально не предполагала хеппи-энд и совместный выбор ламбрекенов для замка: по закону жанра прекрасная дама была объектом недоступным и почти всегда замужним. И любить такую проще, и содержать семью не надо, а для многих рыцарей это было актуально. Чтобы не делить земли, замки, мельницы и котов между сыновьями, благородные доны устраивали лишь судьбу старшего, а остальным доставались верный конь, острый меч и мечты о даме (доступные пейзанки и служанки в счет не шли).

Мнение женщины в этом случае спрашивали весьма редко: сиди себе, вышивай да жди, пока рыцарь обратит внимание, начнет бледнеть и трепетать, а затем, глядишь, начнет слагать баллады и предлагать честь и жизнь.

Дама, месяцами не видящая мужа (походы, турниры и прочие дела), нередко принимала дар: трепетала ресницами в ответ, дарила шнурок от платья и разрешение использовать цвета своей одежды в рыцарском наряде.

Подарок мог быть и более откровенным, но очень, очень не сразу: томление и мечты о блаженстве ценились больше самого блаженства. Именно о нем, томлении, неустанно пели трубадуры и писали самые модные авторы. Параллельно, кстати, укрепляя в соотечественниках гражданские чувства, ведь любви достоин только храбрый самоотверженный воин. А если рыцарь погибнет, страсти это не помеха — приличная дама уйдет в монастырь, дабы молиться за него, или хотя бы зачахнет от тоски и горечи воспоминаний.
Постепенно игрой в куртуазность в более легкой ее форме заразились и незамужние девицы, и женатые мужчины. Подобное поведение стало практически правилом хорошего тона и уместного флирта среди светской молодежи, но, потеряв при этом остроту, вскоре сошло на нет.

Галантный век: взять на мушку (и блоху)

Время: XVII-XVIII столетие.
Оружие: изящные и откровенные наряды, мушки и надушенные записочки.
Суть: наслаждение и игра.

Все началось с французского двора и «короля-солнца», а благодаря моде на все французское быстро распространилось по другим странам. Место рыцарских турниров заняли увеселительные балы, прогулки и маскарады, где наслаждались жизнью беспечные, несколько инфантильные и дорого одетые люди.

Одним из важных орудий флирта стала мода. Тончайшая, стянутая корсетом талия, обнаженные плечи, шелковые чулки и сложные прически намекали, нет, заявляли практически в полный голос: я готова к науке страсти нежной.

Именно в это время получил распространение язык веера, язык цветов и, конечно, язык мушек. Изначально искусственные родинки маскировали дефекты, но теперь они превратились в послания любви: поощряли, отвергали или советовали быть понастойчивее. Темная точка под носом означала разлуку, на губе — кокетство, на щеке — согласие.

Хорошим поводом для флирта мог стать, например, и укол розочкой или укус блохи, в коих недостатка не наблюдалось. Поклоннику оставалось лишь отыскать травмированное место и излечить его поцелуем.
Дамы позволяли кавалерам присутствовать во время утреннего туалета, а то и вовсе принимали визитеров, кокетливо расположившись на кровати или даже в ванной.
При этом флирт не предполагал серьезных страстей или преданности до гроба. Как гласил модный афоризм того времени, легче коснуться груди красотки, чем ее сердца.

Викторианская эпоха: снеговихи и птеридомания

Время: XIX век.
Оружие: скромность, бледность, молчаливость.
Суть: благонравие — залог личного счастья.

Чем выше было положение девушки в обществе, тем выше требования к ней предъявлялись. Конечно, торговка рыбой из лондонского Ист-Энда может позволить себе кокетничать и прихорашиваться. Но главное украшение девицы из приличной семьи — ее репутация, которая может погибнуть в один миг: достаточно громко рассмеяться или выйти на улицу без сопровождения. Да что там, даже с предметом страсти, навестившим тебя, не стоит оставаться наедине: кто знает, что могут себе позволить эти мужчины! В этот период не поощрялся острый ум, пылкий нрав и осведомленность в вопросах пола. Юная леди могла вышивать, музицировать, читать религиозную литературу или хотя бы отдавать дань птеридомании, любуясь на папоротники. Будущих идеальных жен воспитывали целомудренно. В английском «Панче» есть милая карикатура в тему. Гостья (выглядывая в окно): «Ах вот где все девочки, и моя с ними! А что же они делают?» Учительница: «Лепят снеговиху». Гостья: «Снего кого?» Учительница: «Нашим юным леди не дозволено лепить снеговиков!»
Надо сказать, реальные случаи не менее анекдотичны: истории известны прецеденты, когда леди после двух лет брака не познавала плотских утех, а другая приятная дама, занимающаяся спасением падших женщин, так никогда и не поняла, в чем же именно заключается их падение.

Нет, флирт не зачах: он принял форму легких и при этом прекрасных намеков. Язык цветов и вееров, символизм привычных вещей, который в галантный век был частью общепринятых забав, стал средством первой необходимости: раскрыла веер определенным образом или приколола цветок соответствующего оттенка — и вот уже речь идет о надежде, поощрении или даже признании. Разрешила нести молитвенник после воскресного богослужения — не только молодой человек, но и окружающие могут быть уверены в серьезности отношений. А еще есть подрагивание ресниц, робкий взгляд и нежный румянец. Но только при условии, что маменька с папенькой дадут согласие на брак!

Прекрасная эпоха: просвещение и легкомыслие

Время: конец XIX — начало XX века.
Оружие: остроумие, шаловливость и резвость.
Суть: свободная женщина имеет право быть слегка легкомысленной.

Именно этот относительно благополучный и стабильный период, предшествующий Первой мировой войне, многие считают зарождением истинного флирта: свободный выбор свободной женщины. Рамки морали и нравственности расширяются. Отныне приличным девушкам не возбраняется учиться, совершать длительные прогулки, путешествовать по миру и заниматься спортом: эскулапы наконец-то заговорили о вреде тугих корсетов, затворничества и малоподвижного образа жизни. А некоторые медики даже робко намекнули на необходимость сексуального просвещения.

На смену жеманницам и скромницам пришел новый тип женщин: шаловливые и недопустимо, по мнению старого поколения, смелые. Они остроумно шутят, играют в прятки с молодыми людьми и даже пылко обнимают их при встрече. Мнение мужчин неоднозначно: одни высмеивают кокеток, другие всерьез говорят о падении нравов. К счастью, есть и третьи — им все это очень нравится. Даже замужние дамы сначала робко, а потом все увереннее увлекаются опасной игрой во флирт. Опасной потому, что ставшие зыбкими границы теперь не могли уберечь от падения и дальнейших терзаний. Ведь истинный флирт не более чем намек на близость, а не она сама. Последняя все только портит.

Затем были страшные и отчаянные военные годы, когда о морали вспоминать было нелепо, лихорадочно-веселые послевоенные, снова война и снова мир, эмансипация и — женщины, все больше узнающие о себе самих и о мужчинах. Они давно получили право флиртовать как им вздумается, а еще вздыхать во время просмотров костюмированных мелодрам, называть любимого верным рыцарем и покупать в магазинах фривольного белья тугие корсеты.

ТЕКСТ: Анна Моргунова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить