Настоящий мужчина: Алина Фаркаш о главных качествах идеального мужа

У каждого поколения — свой идеал мужчины: наши прабабушки искали бесстрашных героев, бабушки — взрослых, надежных и сильных мужчин, а наши мамы отвергали мужчин с легким характером и искали «сложную натуру». А кого ищем мы? И главное — кого мы находим? Наша колумнистка Алина Фаркаш рассуждает о том, каких мужчин выбираем мы.

Настоящий мужчина: Алина Фаркаш о главных качествах идеального мужа GettyImages

Моя прабабушка родилась в семнадцатом году, девятого мая сорок пятого она потеряла своего мужа, моего прадедушку: он совершенно нелепо и трагически умер в последний день войны. Услышал по радио о победе, снял кобуру с пистолетом и с наслаждением кинул ее об пол. Пистолет выстрелил, дедушку задело, но совсем легонько. Он умер от инфаркта, у него был сложный порок сердца. Он так и не успел узнать, что в тот день у него родился сын. А от прабабушки его смерть скрывали еще несколько месяцев, чтобы у нее молоко не пропало.

Потом она выходила замуж еще три раза, каждый раз по огромной и всепоглощающей любви. Она заканчивалась по‑разному: например, один муж оказался альфонсом и однажды сбежал, прихватив все деньги и чудом уцелевшее после войны старинное кольцо, зато другой до самой своей смерти преклонялся перед бабушкой и обожествлял ее, целовал руки, носил завтраки в постель и одаривал драгоценностями, он занимал довольно высокий пост для того времени и имел возможности.

Прабабушка каждый раз влюблялась навсегда и как в последний раз: она была очень страстной натурой.

Зато моя бабушка была барышней здравой и разумной: она вышла замуж один раз за своего первого и единственного мужчину. Дедушка был старше на девять лет, тогда это казалось очень большой разницей, он в свои двадцать восемь уже был профессором, гроссмейстером, заместителем главного инженера большого завода — и умирал от любви к бабушке. Я помню, как он на мой любой рассказ о какой-нибудь красивой подружке спрашивал: «Красивая? На бабушку похожа?» Или, с хитрым прищуром, будто подловил: «Вот, ты говорила, что она красавица! А я ее видел: она высокая и блондинка!» Понятно, что красавицей могла быть только и исключительно крошечная брюнетка, какой была бабушка.

Мама жила страстями, как ее бабушка. Это было в принципе свойство ее поколения: героем романа становился Гога, он же Гоша, он же Жора — несмотря на все манипуляции, скандальность, мелочность, истеричность и алкоголизм. Но никак не взрослый, надежный и предсказуемый муж Антонины.

Мне кажется, что эта самая предсказуемость и была недостатком для поколения наших мам. И стала невероятным достоинством в нашем.

Немногим из нас повезло иметь действительно взрослых родителей. Взрослых не в том смысле, что «шапку надень» или «я не лягу спать, пока ты не придешь с дискотеки», а в умении брать на себя ответственность за события. Признавать ошибки. Извиняться. Держать слово, говорить правду о себе, даже когда она очень неприятная. Говорить о тяжелом, быть открытым и искренним. Быть заботливым, но без намерения когда-либо предъявить счета за эту заботливость.

Такими мамами многим из моих подруг стали наши мужья. Ну, и мой в том числе. Большие деньги, карьеры, безумные романтические поступки — это ничто по сравнению с заботой и безусловной любовью, которую могут дать эти мужчины. Любовью и принятием. Я видела много пар, где она — условная «десятка» — потрясающая красавица и умница, она подрабатывала моделью в университете, а потом сделала карьеру в большой четверке. Она вполне могла бы выйти замуж за какого-нибудь миллионера, такие были рядом, и их было немало. Но выбрала ровесника и коллегу, просто потому что он хороший, предсказуемый и любит ее. Он не пропадет на неделю и не уйдет в запой, если ему покажется, что она его обманула. Он подойдет и спокойно поговорит. Словами! И с ним не надо всей этой женской хитрости и женской мудрости: он адекватен, с ним можно разговаривать прямо, совсем как с нормальным человеком. Звучит упоительно, не правда ли?

Мы — поколение, выбравшее хороших и любящих нас мужчин. Из недавних рассказов подруг:

«С ним я впервые узнала, что я красивая, до этого мне всегда говорили, что я должна много учиться и вырасти хорошей хозяйкой: с такой внешностью, как у меня, мне надо будет очень постараться, чтобы кто-нибудь захотел на мне жениться. А ему наплевать на мои кулинарные способности, он сам любит готовить, его больше восхищает то, как я рисую».

И тот же человек: «Он подбил меня пойти получать второе высшее художественное образование; я всегда мечтала, но в моей семье рисование считалось никому не нужным хобби. А он сидел вечерами и по субботам с нашим младенцем, чтобы я могла учиться. А потом еще несколько лет содержал начинающего художника, а сейчас, когда у меня уже персональные выставки и некоторый успех, нет никого, кто гордился бы мной больше». Или вот: «Когда умерла моя мама, все родственники вели себя как безумные, все перессорились, каждый что-то от меня требовал, и только он меня поддержал, гладил по голове, когда я плакала ночами, взял за руку и отвел к врачу, чтобы тот мне выписал антидепрессанты. Никому больше в голову не пришло, что я могу тоже нуждаться в поддержке: бабушка, папа, брат, обе мамины сестры — все приходили ко мне жаловаться и плакать, и просить утешения, никто не спросил, как я себя чувствую». Серьезный топ-менеджер рассказывает:

«Когда я надела брекеты — в тридцать пять лет! — он купил мне сто воздушных шариков и заполнил ими всю квартиру. На каждом написал: „Я тобой горжусь“ или „Ты смелый герой“.

Он знал, как тяжело мне было решиться их надеть». Или фитнесс-тренер: «Когда после родов я поправилась на тридцать пять килограммов, он вообще не моргнул глазом, и казалось, будто он вообще этого не замечает. Все так же при любом удобном случае обнимал, тискал, называл своей маленькой девочкой, не мог пройти мимо, чтобы не дотронуться, хотя я знаю, что ему всегда нравились худенькие… А главное, когда я наконец похудела и даже накачала себе пресс, которого у меня не было и в двадцать лет — он снова ни слова не сказал. Никаких: ну, наконец-то! Или: вот, теперь ты красивая! И я поняла, что он будет любить меня вообще любую: худую, толстую, красивую, некрасивую, больную, здоровую!»

В моем детстве родители срывали с меня одеяло и включали весь свет в комнате, чтобы «помочь мне проснуться» перед садом или школой. Муж греет на батарее одежду нашей дочки, чтобы ей было приятно с утра одеться в тепленькое. Я подозреваю, что ей не придется искать папу в своих будущих мужчинах. Я не знаю, кого она выберет, и кого выберут все эти маленькие папины девочки, залюбленные с рождения. Подозреваю, что какого-нибудь романтического мерзавца с гитарой. Или на чем еще будут играть все эти залюбленные маленькие мальчики, которые растут рядом.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить