Меняемся любовниками

Люди расстаются, проходит время, и они образуют новые пары. Это довольно тривиально. Куда интереснее, если все происходит в рамках одного любовного четырехугольника.

Меняемся любовниками

Люди расстаются, проходит время, и они образуют новые пары. Это довольно тривиально. Куда интереснее, если все происходит в рамках одного любовного четырехугольника. Итак, жили-были Инна с Никитой и Ирина с Димой. А теперь все наоборот: Инна и Дима растят сына, Ирина с Никитой недавно поженились. Все продолжают общаться. И у каждого из них своя версия того, что с ними произошло.

«На третьем курсе я начала заниматься в театральной студии нашего института. Там и познакомилась с Никитой. И вот сидим у меня вчетвером: я, подруга, Никита и его друг. И вдруг Никита начинает за мной ухаживать. И так заразительно смеется, и такие у него красивые руки, и суждения необычные, и профиль нежно-чеканный… Словом, пропала. Влюбилась!

В студию теперь ходила только из-за Никиты, на праздники — тоже (мы ездили друг к другу на дачи, в кино ходили). Режиссер часто меня хвалил — еще бы, меня эмоции переполняли. Втайне посвятила Никите мой красный диплом, одевалась в те же цвета, что и он… Он стал со мной общаться больше, чем раньше, но явно не был влюблен. В один день мог помогать мне во всем, быть рядом, танцевать, провожать. В другой — точно так же крутиться вокруг другой девушки. От этих перепадов я сходила с ума…

Через пару месяцев наступило счастье. Проводив меня, Никита не побежал, как всегда, к метро, а подошел близко-близко, взял меня за руки и сказал: „Хочу быть с тобой“. Конечно, я ответила „Да!“, и потом еще целый час мы целовались в подъезде. Я переехала к нему, в его съемную квартиру, выдержав серьезную войну с родителями. Устроилась на первую работу в ту же фирму, что и он. Мы везде ходили вместе, вместе засыпали и просыпались — это было такое наслаждение! И секс у нас был потрясающий. Но дальше чем „я хочу быть с тобой“ Никита так и не пошел. Ни „я тебя люблю“, ни „будь моей женой“. В гостях он по-прежнему мог говорить комплименты другим девушкам, танцевать с ними. Каждое лето отправлялся к родителям в Одессу — о том, чтобы мы поехали вместе, не было и речи. А я боялась спрашивать, кто мы друг другу, не хотела все испортить. Уговаривала себя, что возвращается-то он ко мне, и вообще, у нас те самые „высокие отношения“. Но покоя не было. Я все время была как на работе, продумывала, что сказать, как одеться, что сделать, чтобы он не заскучал со мной.

Когда к нашей компании присоединились Дима и Ира, я насторожилась: у Иры есть шарм, новое лицо всегда привлекает. Но вроде обошлось поначалу. Потом начались „звоночки“: „У Ирины стрижка красивая, но тебе такая не пойдет, форма лица другая“. — „У Иры?“ — „У Ирины“. Потом она зашла к нам за диском со „Звездными войнами“, Никита вызвался ее проводить. Его не было пять часов. Все это время я просидела на диване в одной позе. Как камень. Почувствовала, что это финал. И не ошиблась. Когда он вернулся, сразу признался: „Я люблю Ирину. Ты яркая, ты прекрасная, ты сильная. Я к тебе всегда буду очень хорошо относиться, но с ней у меня все по‑другому“. Даже попытался обнять меня на прощанье. Но я ему показала глазами на дверь — прикосновения бы не вынесла.

Мне хотелось лечь и умереть. Но я и правда сильная, наверное. И еще мне помогли дети. Я подрабатывала репетитором английского, в тот день у меня было назначено два урока, подвести школьников не могла, поэтому не легла и не умерла, а собралась, накрасилась и пошла к детям. И на работу пошла (правда, только на следующий день) — надо было доделать проект, а потом увольняться. И новую квартиру нашла за три дня: оставаться в старой или возвращаться к родителям было невыносимо. В общем, есть за что похвалить себя. О том, что творилось внутри, промолчу.

Предстояло решить, что делать с кругом общения. Оставаться друзьями с бывшими я не умею, это все равно что сидеть за одним столом с мертвецом и делать вид, что все в порядке. Но и как порвать со всеми? В нашей компании много интересных, приятных людей, которых мне бы не хватало. Решила: остаюсь. Спасибо всем друзьям за такт, никто ни о чем не расспрашивал, в душу не лез.

Иру я ненавидела. Так и запишите: не-на-ви-де-ла. Радовалась ее промахам, искала в ней недостатки. О ее родном Тамбове думала словами Бродского: „Лучший вид на этот город — если сесть в бомбардировщик“. Но я надела маску невозмутимости и на этом продержалась. Теперь, когда моя жизнь наладилась, я снова отношусь к ней нейтрально. Почти. И все же радуюсь ее записям в ЖЖ: „поругалась с мужем“, „денег не хватает“. И да, я очень люблю ей в чем-нибудь помогать: я ведь старше, умнее, лучше и вообще я добрая фея для маленьких глупых девочек.

„Иру я ненавидела. Радовалась ее промахам, искала в ней недостатки“.

А на Диму я злилась, за то, что он не удержал Иру, не был для нее идеалом, и поэтому она обратила внимание на моего мужчину. Еще за то, что он не стал для Никиты настоящим другом — иначе бы тот отказался от любви ради дружбы. Из-за этой злости стала больше общаться с Димой. Именно его попросила помочь мне с переездом на новую квартиру, чтобы выплеснуть на него свои эмоции, свою боль — Дима как еще один пострадавший должен был меня понять. И хотелось убедиться, что плохо не только мне. Наконец, раз не удержал девушку, терпи мои слезы…

А потом заметила, что говорить-то мы говорим, но в основном уже друг о друге, а Никиту с Ирой вспоминаем редко, да и то со смехом. И еще поняла, что с ним мне легко: говорю что вздумается, дурачусь, не боюсь показаться некрасивой или скучной. Словом, могу быть самой собой. И когда Дима однажды сказал „Я люблю тебя, котенок“, мне стало так хорошо… И все встало на свои места. Мы начали жить вместе, через полгода поженились, еще через полтора у нас родился сын Миша. Не скрою, сначала у меня к Диме была любовь-благодарность, но потом я влюбилась по‑настоящему. С годами нам все интереснее друг с другом, и даже секс становится ярче и лучше. Теперь я знаю, что такое любящий мужчина, семья, преданность. И именно поэтому могу спокойно общаться с Никитой и Ирой, я перестала им завидовать и расслабилась. Обсудить с Ирой, кто какие салаты сделает к празднику? Легко! Послать Никите ссылку на смешной ролик с YouTube? Нет проблем!

Да, это избитый сюжет: неверный герой-любовник разбивает девушке сердце, а она утешается с простым, надежным парнем. Но мне-то повезло по‑настоящему, мне достался не утешительный, а главный приз! Сейчас осознаю, что с Никитой мне все равно жилось бы некомфортно: я очень ревнива, а он флиртует, как дышит; я люблю стабильность, а он смену впечатлений; мне достаточно узкого круга близких людей, а ему подавай новые знакомства. Вряд ли бы мы ужились. Другое дело — Дима: только такой невозмутимый человек, с такой логикой и чувством юмора вынесет перепады моего настроения и постоянное самокопание. Мой муж — та самая стена и опора, рядом с которой можно побыть слабой; он мужчина, с которым ничего не страшно (я в этом убедилась, когда мы вместе рожали сына).

Какое-то время у меня случались рецидивы. Собираюсь на вечеринку и выбираю наряд с мыслью, „чтобы Никита любовался, а Ира завидовала“. Или радуюсь, если на том же празднике бывший со мной дольше трех минут поговорит. А потом сын заболел, температура страшная держалась всю ночь. И я обратилась наверх: „Если Ты слышишь, пусть Миша поправится, а я никогда не подумаю о Никите как о мужчине“. И как отрезало, больно ставка высока. Прошло два года, Миша растет здоровым. Уговор я соблюдаю».

Дмитрий, 29

«С Ириной мы познакомились по Интернету — играли в одну онлайн-игру и немного знали друг друга по посвященному той же игре форуму. Но ничего серьезного. Вдруг в конце декабря падает в „личку“ от нее письмо: „Давай отметим Новый год вместе?“ Теперь, хорошо зная ее, думаю, она разослала пару десятков таких писем и выбрала по жребию. Ответил: „Ну давай, а мы вообще в одном городе живем?“ Выяснилось, что в одном. Обменялись фотографиями, созвонились, договорились. В канун праздника Ирина появилась на пороге моей квартиры в шапочке Снегурочки и с елочными игрушками собственного изготовления. Всю ночь держалась рядом, вела себя как моя девушка — было приятно. Те праздники мы провели вместе: ходили в гости, на каток, ездили в лес. Не расстались и после.

Я сильно увлекся. Ира милая, этакая птичка-невеличка, любит поиграть в роковую женщину — возбуждающий контраст. Но планов мы не строили. Правда, я сразу забрал ее из жуткой съемной коммуналки в большую родительскую квартиру и долго не помышлял о других девушках.

К тому моменту, когда мы познакомились с Инной, Никитой и всей их тусовкой, я, если честно, подустал. У нас с Ириной слишком разные темпераменты. Здорово, конечно, когда тебя дома встречает чудо в перьях и чулках среди горящих свечей, но трудно включиться в эту игру, если устал как собака. Сюрприз в виде билетов в Питер на выходные тоже классно, но что если у меня были другие планы? Клубы, танцы, ролики, незваные гости — хорошо, но не каждый день. Я люблю тишину, покой и даже одиночество — от людей устаю. Ира же этого понять не могла.

А Инна мне нравилась давно, но понял я это не сразу. Например, был эпизод, когда на очередной Новый год девушки украшали елку, я зачем-то окликнул свою половину. В комнате было шумно, оглянулась первой Инна, я обрадовался этому и сам себе удивился: „Это что за новости?“ Еще мне нравилось смотреть на Инну, когда она танцует.

Поэтому, когда Ира ушла к Никите, я даже почувствовал облегчение. К тому же Инна, став свободной, заметила меня. Мы стали сближаться. Правда, первое время она говорила лишь о Никите, плакала. Мне нравилось ее утешать, подставлять плечо, но в какой-то момент это стало меня злить. Попытался разобраться почему. Ревную, вот почему. А почему ревную? Да потому что люблю! Так что нет худа без добра, вовремя понял, как дорога мне Инна. И счастлив, что смог завоевать ее и сделать своей женой. Но ревную, признаюсь, ее до сих пор, хотя она и не дает поводов.

Не скрою, первое время я сравнивал их в постели: Ирина более активная и заводная, выдумщица, но Инна лучше чувствует меня, совпадает со мной, все как-то гармоничнее — ритм, движения, слова. Напрягала и мысль, что Инна, наверное, так же сравнивает меня с Никитой. Но потом сомнения ушли, и наш секс превратился в настоящий праздник!

Я, кстати, рад, что нам удалось сохранить дружеские отношения с Никитой и Ирой: люди они хорошие, посидеть с ними в кафе или сходить в кино — одно удовольствие. И за это надо благодарить Инну — она могла отказаться от этого общения, и я не стал бы настаивать. Но она вела и ведет себя цивилизованно, что заслуживает уважения.

Одно время Инна пыталась подражать Ире и превращала нашу жизнь в карнавал (тоже устраивала поездки экспромтом). Но мне удалось убедить ее, что я в этом не нуждаюсь, а люблю ее такой, какая она есть: женственной, сексуальной, талантливой, необычной. Она мой идеал».

Ирина, 26

«Когда мне было 14, умерла моя одноклассница. Это потрясло меня: осознала, что все может закончиться в любой момент, все планы, мечты, дела. Именно тогда я решила жить „здесь и сейчас“. Учиться играть на гитаре? Пойти волонтером в детский дом? Признаться в любви? Уехать в Москву? Все сегодня или завтра, а не когда-нибудь! „Когда-нибудь“ может и не наступить.

По тому же принципу познакомилась и с Димой. Мне не с кем было встречать мой первый Новый год в Москве, и я напросилась в гости. И не прогадала! В первый же вечер увидела в нем умного, воспитанного, верного мужчину. Мальчик из хорошей семьи, сказала бы моя мама. Он действительно такой! К тому же очень-очень привлекателен внешне — высоченный красавец. Я влюбилась. Ну и трехкомнатная московская квартира (скрывать не стану) его не портила.

Мы начали жить вместе и первое время были очень счастливы. Быт нас не заедал, могли развлекаться и заниматься друг другом. А потом жизнь распалась на две части: что-то очень хорошо (секс, верность, уют, чувство юмора и умение заглянуть в суть вещей), а что-то все хуже и хуже. Диме не нравилось, как я готовлю, его раздражала моя спонтанность, что я все время тащу куда-то. Как-то даже сказал мне: „Ты похожа на Тигру из „Винни-Пуха“ — он все время скачет на хвосте неизвестно зачем“. Инна тоже как-то меня спросила: „Тебе действительно так интересно все, что ты делаешь? Модно жить активно и есть суши — живешь и ешь, хотя хочется борща и на диванчик?“ А мне нравится насыщать свою жизнь до предела и превращать каждый день в сказку. И суши я люблю.

На Никиту я обратила внимание сразу. Мы с Димой по дороге в гости поцапались. А Никита был звездой вечера — искрился, шутил, говорил тосты, устраивал конкурсы. Смотрела на него и чувствовала, как настроение улучшается. Я, кстати, не сразу обнаружила, что он был с девушкой — только когда они с Инной собрались уходить.

Завоевать Никиту было легко. Обычно я просто смотрю мужчине в глаза и улыбаюсь, этого достаточно. Я какое-то время приглядывалась, а когда поняла, что с Инной у них гармонии нет, пошла на сближение. Он стал мне звонить, писать sms, мы несколько раз гуляли вдвоем. Но я решила, что секса и вообще серьезных отношений у нас не будет, пока он не свободен: делить мужчину с другой — не про меня. Я же настояла, чтобы Никита поговорил с Инной, а не уходил по‑английски. И, конечно, мне было любопытно, что подумает вся наша компания о произошедшей рокировке. Все тактично отвечали примерно следующее: „Это ваше дело“. Хотя мне кажется, поначалу все чувствовали напряжение — наверное, боялись, что кому-то из нас приспичит прилюдно выяснить отношения. Но обошлось. С Инной мы — не буду скрывать — изредка, конечно, обмениваемся „шпильками“ (но не более того), а наши мужчины вообще спокойны, как слоны.

„Завоевать Никиту было легко. У них с Инной гармонии не было…“

С Никитой я счастлива, хотя бывает и трудно. Мне было нелегко привыкнуть к тому, что планировать наш бюджет, решать вопросы с моей регистрацией и прочее я должна в одиночку — любимый об этом просто забывает. Еще мне нравится, когда мужчина относится ко мне восторженно, называет богиней (один из прежних поклонников каждое утро благодарил меня за то, что я у него есть), но от Никиты этого ждать не приходится, у него другой стиль поведения. Зато его отношение к жизни, увлеченность своим делом и энергия перевешивают все недостатки. Я ни на кого его не променяю! Никита очень хочет детей, и, будь его воля, я уже сейчас была бы мамой. Но я считаю, что нам сначала нужно встать на ноги, подкопить денег. Вот тогда обязательно. Уверена, у нас будут красивые дети…»

Никита, 32

«С восемнадцати лет я мечтал о семье и детях. И на девушек смотрел именно с этой точки зрения, хотя им об этом и не говорил, конечно же. Перед Инной я не смог устоять: красивая, женственная, самая яркая в нашей театральной студии, да еще так смотрит. Кто бы устоял? Но в наших отношениях меня многое напрягало. Главное — она любила меня сильнее, чем я ее. Отсюда нервы, ревность, чрезмерный контроль, слишком преданный, „собачий“ взгляд и остальные проблемы. Потанцуешь с девушкой — неделю чувствуешь себя последним подлецом. Положение спасали ее красота, ум и секс. Про то, что она хорошая хозяйка, я уже не говорю. Но путь к моему сердцу лежал не через желудок. А Инну явно не интересовало то, что интересует меня, она подстраивалась, и я это понимал.

С Ириной мы сначала общались на уровне „привет — передай соль — пока“ (подруга друга все-таки!), но как только я стал узнавать ее лучше, разговаривать дольше, что-то щелкнуло: „Это моя женщина!“ Безумно потянуло к ней. Оказалось, что мне в ней все нравится без исключения: голос, походка, слова, жесты. И выпендреж ее милый, детский такой — ну вроде того, что ее Ирой нельзя называть, а только Ириной. Захотелось жить с ней, быть с ней. И стало все равно, что подумают Инна и Дима. Меня даже стихи потянуло писать, хотя поэзия — не мое. В ту ночь, когда у нас с Ириной все решилось, я нес ее на руках по улице и пел песни, представляете? Сам от себя не ожидал такого.

С Инной я все же объяснился, постарался, как мог, смягчить удар. Но еще долго было тяжело общаться с ней тет-а-тет, опасался слез, признаний. А с Димой как-то затеял мужской разговор „под водку“: мол, не держи зла, друг, се ля ви. Он ответил, что все нормально, но без подробностей.

Тому, что они с Инной сошлись, я очень рад! Сейчас бывает мы вчетвером ходим в кино, ездим на шашлыки. Мы друзья: если нужно помочь с ремонтом, переездами — Дима и Инна могут рассчитывать на нас, а мы — на них.

Год назад мы с Ирой поженились. В назначенный день просто расписались — без всяких там смокингов, салютов, лимузинов. Мне свадьбы с помпой не нравятся, да и денег у нас немного, так что Ирина со мной согласилась. Вечером посидели с друзьями дома, отметили. Инна с Димой тоже были… Теперь мы с Ириной семья, пора подумать о детях. Лично я хочу троих как минимум!»

Записала Евгения Ионова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить