Машинально получилось. Девушка и уазик - смертельный номер!

Если у вас есть девушка — это хорошо. Если есть машина -тоже хорошо. Если у вас есть и девушка, и машина, то на самом деле это не так уж хорошо, как может казаться.

Машинально получилось. Девушка и уазик - смертельный номер!

Если у вас есть девушка — это хорошо. Если есть машина -тоже хорошо. Если у вас есть и девушка, и машина, то на самом деле это не так уж хорошо, как может казаться. (Наш автор-мужчина готов подробно рассказать — почему.)

Дело в том, что при наличии у их парня машины девушки очень неохотно ходят пешком, а это значит, что ваше совместное времяпрепровождение за пределами дома оборачивается унылой трезвостью: пока леди пьет коктейли, а может, даже ваш любимый односолодовый виски, вы мрачно перебиваетесь с кваса на морс. Особо остро свою ущербность чувствуешь на вечеринках с холостыми друзьями.
Ситуация меня не устраивала, ее нужно было менять. Как? Научить девушку водить машину и заключить джентльменское соглашение о поочередном трезвом образе жизни на выезде. Идея в принципе была перспективной, если бы не одно «но» — машина.
На самом деле я обожал ту свою машину. Она была лучшей в мире, и научиться водить ее не составляло никакого труда (ну, мне так кажется). Проблема в том, что убедить в этом девушку оказалось сложно. Это не «микра», не «пыжик» и даже не «десятка». Это УАЗ. Самый настоящий. Армейский. Зеленого цвета, с тентом и коробкой передач старого образца (да-да, двойной выжим с перегазовкой!). Одно было хорошо — салон уже не армейский, а «люксовый» — то есть сиденья относительно комфортные и могут превращаться в ровное спальное место.
Я знаю, что заставлять девушку водить такую машину — это жестоко, но, вооружившись убеждением «любит — научится», я приступил к делу.


ПЕРВЫЙ ШАГ

МОЯ НЕНАГЛЯДНАЯ ПРИНЯЛАСЬ ОТМЫВАТЬ МАШИНУ ОТ ПЫЛИ И ГЛИНЫ.

Сначала нужно было научиться водить вообще — я не садист, чтобы сажать девушку за руль УАЗа с нуля. Тут помогло наличие «Пежо» у ее родителей: за несколько недель под моим чутким руководством любимая вполне уверенно начала ездить по городу, так что получение прав стало простой формальностью. Вскоре она освоилась и с удовольствием гоняла маленький автомобильчик по разным делам, когда родители оставляли ей ключи. Но в остальное время все было как и прежде. И однажды, решившись, я завел разговор.
— Дорогая, а не научить ли тебя водить УАЗ?
— УАЗ? Ни за что! (Мрачный взгляд партизанки на допросе.)
— Почему?
— А как я буду смотреться в такой машине за рулем? И передачи там не переключишь нормально.
Да, начало тяжелое. Но сам виноват. Ни разу не демонстрировал выдающихся достоинств своей таратайки на бездорожье. И уже на следующей неделе я добровольно (чем изрядно удивил потенциальную тещу) предложил свои услуги в качестве извозчика до дачи. Возможность взять одновременно четырех человек, плюс немалое количество вещей, плюс прицеп вызвали одобрительные возгласы у родственников моей ненаглядной. Загрузившись, мы отправились в путь.
«Козел», пусть он даже три раза «самый элегантный армейский джип» (определение западных экспертов начала 70-х годов), комфортом не отличается, поэтому дорога мне вистов не принесла. Но последние семь километров…
Собственно, мы почти всегда ездили на дачу на электричке именно из-за этих последних километров. От станции два километра по лесной тропинке пешком проходятся быстрее, чем эти семь километров проезжаются на стандартной легковушке, если только последние три недели не стояла великая сушь. В нашем же случае последнюю неделю почти каждый день с утра шел дождь.
В колею я соваться не рискнул — прицеп. Боялся опозориться. Просто взял и поехал по целине параллельно дороге, подминая высокую траву и низкие кусты. В итоге страшная дорога была пройдена за приличные для бездорожья четверть часа под восхищенные взгляды пассажиров. После разгрузки я увидел, как моя ненаглядная с двумя ведрами воды вышла к машине и принялась отмывать ее от осевшей за долгую дорогу пыли, глины и насекомых. Раньше такой страсти за ней не замечалось, и я решил, что первый лед сломан.
Дальнейшее оказалось делом техники. Под разговоры «а прикинь, сама сможешь забраться в такие красивые места далеко-далеко» уже на следующий день я усадил ее за руль. Через две недели пребывания на даче она уже довольно лихо гоняла на УАЗе по окрестным грунтовкам, интенсивно крутя руль (а он без гидроусилителя), азартно нажимая на педали (а они там тугие), хрустя многочисленными рычагами в кабине (сразу тремя — КПП, передний мост и пониженная передача). Я вздохнул… и решил, что добился своего. Но…


ОСАДА
СНАЧАЛА Я ПОПРОБОВАЛ ОБМАНУТЬ ДОВЕРЧИВУЮ ЖЕНСКУЮ ДУШУ…

Водить УАЗ в городе любимая отказывалась, высыпав на меня ворох аргументов — от «трудно парковаться без гидроусилителя» и «в пробках замучаешься с такой коробкой» до лобового «не женская машина». И ведь не возразишь: правда, ни разу не женская.
Сначала я попробовал обмануть доверчивую женскую душу: выпить в гостях чего-нибудь спиртосодержащего — «Веди, дорогая!». Безрезультатно. Оба раза пришлось тратиться на такси, а машину забирать на следующий день. Потом, уехав как-то в командировку, я оставил ей ключи и документы, зная, что планируется поездка на дачу. Вернувшись, нашел оставленное в том же ящике стола и в том же положении. На дачу, как выяснилось, ездили на электричке.
При этом девушка влюбилась в УАЗ на бездорожье. Она стала ездить со мной на рыбалку, на покатушки, куда угодно — если в конце бездорожье, но при одном условии: до конца асфальта машину веду я. В итоге помимо вынужденной трезвости я лишился еще и любимой забавы — вне дорог мне отныне приходилось трястись пассажиром/штурманом, хватаясь за подручные предметы и высматривая на карте точки поворота.
Я попробовал облагородить внешний вид машины: заварил и зашлифовал ржавчину, перекрасил, отполировал, затонировал стекла, поставил новый тент и легкосплавные диски. Прохожие стали поворачивать головы, но моя леди стояла как скала. Просто оставить руль и сесть на заднее сиденье со словами «нужно ехать — веди» мне в голову не приходило. Не умею давить.
К этому моменту у меня зародилось подозрение, что ненаглядная в принципе вовсе не против водить машину и по городу. Но не может сама этого сказать, боясь, как бы я не принял такой шаг за капитуляцию (капитулировать и признавать свою неправоту она не любила).
В результате задача «как заставить девушку водить УАЗ по городу» плавно перетекла в задачу «как посадить ее за руль без потери лица».

КАБРИОЛЕТ
Тентованный УАЗ имеет еще одно достоинство: он может быть превращен в кабриолет. Недостаток — процедура долгая, а каркас не очень эстетично выглядит. Ездить же без каркаса… На фронте можно, конечно, но у нас сейчас не фронт, а жить хочется, даже если машина паче чаяния перевернется на спину.
Все это я к чему? К тому, что следующим пунктом в плане приучения девушки к рулю была попытка усадить ее за руль элегантного открытого джипа. Дуги безопасности, сварка, шлифовка, воронение, справка НАМИ — три недели труда, но результат того стоил. При снятом тенте машина выглядела крайне эффектно.
На сей раз простой перекраской я не ограничился — вместо зеленого армейского колора УАЗ покрыли черно-зеленым камуфляжным металликом. На морде засиял хромированный бампер и засветились противотуманные фары. Оборачиваться начали уже не только прохожие, но и парни в крутых иномарках. Переделка влетела в копеечку, но принцип был дороже (я тоже могу быть упрямым и отступать не умею!).
Ура! Любимая села за руль, сама. Еще бы! Тонкая темноволосая девушка со стрижкой «под мальчика» за рулем кабриолета в стиле милитари — это эффектно. Мы ездили и в гости, и в магазин, и на дачу — и я счастливо отдыхал на пассажирском сиденье.
Увы, эффект был недолгим. Вскоре начались затяжные дожди, на кабриолетное великолепие натянули тент, вернули на место снятые надставки дверей, и красоваться за тонированным стеклом стало уже не перед кем. И мне пришлось опять вернуться за руль. Ее Высочество иногда заводила разговоры о том, что хорошо бы купить подержанный Wrangler. Я, будучи уязвлен в самое сердце таким предательством, молчал.


РАЗВЯЗКА
Тем временем наступила зима. И эксперимент было решено продолжить. На сей раз я соблазнял упрямицу удобствами полноприводной машины в гололед, зубастой резиной и возможностью парковки в любом сугробе. Упрямица мило улыбалась, но по-прежнему кататься на УАЗе по городу не хотела. Зима уже подходила к концу, но морозы все еще были весьма звонкими, когда мы решили в очередной раз отправиться на дачу, чтобы спокойно и без лишней суеты провести выходные наедине. По снежной целине ненаглядная водила машину уже более чем уверенно, и мы изрядно накатались по окрестностям, украсив поля рубчатыми следами.
Наконец пришла пора ехать обратно. Погрузить из подвала варенья с соленьями, завестись, запереть дом — и вперед. Однако поездка сложилась несколько иначе, чем я предполагал. Спустя полсотни километров мне потребовалось выйти из машины, чтобы поплотнее застегнуть тент (одна из пряжек разомкнулась, и брезент бодро захлопал на ветру). Замкнув ее обратно, я повернулся — и тут… Мир завертелся вокруг, а я, неудачно ступив по обледенелой дороге, грохнулся на асфальт, сильно подвернув ногу. Ненаглядная среагировала мгновенно: через минуту меня уже водворили на пассажирское сиденье (как ей удалось втащить в проем два метра роста и центнер с гаком веса — до сих пор не пойму) и, сняв ботинок, с тревогой осматривали подвернутую ногу. Нога болела, опухая на глазах, и сгибаться в щиколотке отказывалась категорически. По результатам осмотра любимая заявила: «В травму!», замотала ногу шарфом и полезла за руль. Я не возражал.
В травмопункте больную ногу быстренько отрентгенили, установили растяжение связок, перевязали, приложили лед и отправили восвояси. Девушка, поминутно спрашивая «как ты там?», втопила педаль в пол, врубила весь наружный свет — фары, «туманки», «люстру» — и понеслась в Москву, пугая встречных и попутных пневматической гуделкой.
Моя обычно осторожная пассия летела как на гонках — лихо врубая передачи одним касанием, ввертываясь между машинами и столбами, срезая пробки по трамвайным путям и тротуарам, проскакивая перекрестки на оранжевый свет. Призывы не гнать так же лихо игнорировались, как ранее — предложения сесть за руль.
Не прошло и получаса, как мы взрыли снег во дворе, припарковавшись практически с «полицейского разворота», и оказались дома, где мою ногу немедленно начали лечить всеми известными науке способами. Через пару дней я уже нормально стоял на ногах, а через неделю лишь слегка прихрамывал.
И всю эту неделю моя ненаглядная возила меня так же, как до того возил ее я, — не высказывая ни малейшего неудовольствия. На работу, в поликлинику, домой с работы. Ну и естественно, ездила сама. К этому моменту у нее уже окончательно выработались джиперские навыки, как- то: умение требовать себе дорогу, вальяжное перестраивание (машины на соседней полосе притормаживали всегда), парковка не «где место есть», а «где нравится» (благо 30 сантиметров дорожного просвета позволяли не реагировать на большинство бордюров) и другие наглые навыки «хищника городского потока».
Спустя еще пару недель, когда уже вовсю звенела весна, гремящие ручьи неслись вдоль дорог, а небо отодвинулось высоко-высоко, засияв яростно надраенной синевой, мы опять оказались в гостях. Когда сосед по столу передал бутылку коньяка, я по привычке отодвинул ее подальше от себя и ухватился за стоящую напротив минералку. Но тут сидящая напротив меня ненаглядная взяла в руки отставленную бутылку, зачем-то изучила этикетку, после чего решительно свинтила пробку и отточенным движением наполнила до краев мою рюмку.
— Да брось ты, в самом деле. Выпей, если хочется.
— А кто поведет?
— Я и поведу. В первый раз, что ли?
Об эпопее «с приучением к УАЗу» в этой компании мало кто знал, поэтому постоянная перестрелка взглядами и улыбки до ушей, которыми мы обменивались после этого диалога весь вечер, вызвали даже зависть товарища: «Ишь твоя-то как в тебя стреляет… а вроде уже давно живете. Ну давай, что ли, за баб-с, пардон, за дам-с».


ИТОГ
МОЯ ОБЫЧНО ОСТОРОЖНАЯ ПАССИЯ ЛЕТЕЛА КАК НА ГОНКАХ.

Тот вечер сломал лед окончательно. Я водил машину утром, отвозя нас на работу, любимая садилась за руль вечером, когда я заезжал за ней, и уверенно парковалась среди «матизов», «пыжиков», «фокусов» и «десяток» подруг и знакомых на вечеринках, не смущаясь возможными подколами на тему «неженской машины». Смущаться как-то пришлось мне, когда ехидные друзья в очередной поездке за грибами выудили из двери два забытых там девушкой номера Cosmo и каталог парфюмерии…

Эрвин Лангман

ФОТО: IMAGE SOURCE/RUSSIAN LOOK

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить