Любви нельзя научить

Антонина Козлова больше не хочет писать об отношениях. Между мужчиной и женщиной по крайней мере. Любви нельзя научить.

Любви нельзя научить

Я отберу хлеб у Тани Маршак и Марии Ковалевой и буду писать о еде. Отберу гаджеты у Руслана Шебукова и стану вести колонку про технику. Угоню у Антона Лосенко машину, запрещу Ольге Карповой слушать музыку, а Сергею Степанову — смотреть кино (а что, подобные законы в тренде!). Я буду сочинять прекрасные рецензии к фильмам. Такие, например: «Первые кадры напоминают работы раннего Годара…» Что значит, вы не смотрели Годара, дорогие зрители? А ну вперед, просвещайтесь, иначе я вам так и не расскажу, о чем пятая часть «Терминатора»!

В общем, я начну наконец приносить пользу. Кто-то благодаря мне посмотрит Годара, кто-то послушает Пола Бэнкса, кто-то испечет кекс с изюмом. А статьи про любовь не имеют смысла. Если человек хочет испечь кекс, он берет рецепт и действует: 175 г масла, 175 г сахара, 2 яйца и так далее. Не любит изюм — не кладет. Все! Если человек хочет стать счастливым в отношениях, он берет статью, читает, внимает советам и… делает все наоборот. Мистика, мазохизм или идиотизм? Не знаю. Но со времен первой статьи о любви, нацарапанной на пещерной стене романтичной волосатой женщиной, человечество мало продвинулось в вопросе отношения полов.

Из истории журналистики

Доказательства? Да сколько угодно.

Например, я должна написать статью о том, как ходить в гости. Я же не буду наставлять вас: «При входе не бейте хозяина зонтиком по голове. За столом постарайтесь не ковырять в носу, также воздержитесь от надевания салатницы на голову соседа справа. Уходя, положите на место серебряные ложки…»

В кулинарных журналах не пишут: «Прежде чем готовить еду, купите продукты». В журналах для родителей не ведут дискуссий на тему «Надо ли женщине присутствовать на родах». Журналы для автолюбителей не напоминают: «Прежде чем тронуться с места, убедитесь, что вы сели в машину». И только статья о любви всегда предполагает, что ты начинаешь с азов, с чистого листа, с примитива. Как будто ко всем регулярно наведываются люди в черном и стирают нам память. И мы, взрослые граждане с паспортом и правом голоса, сходившие на миллион свиданий, отзанимавшиеся сексом с рядом других граждан, сыгравшие свадьбу-другую и даже иногда родившие пару детей, начинаем заново исполнять весь репертуар дурацкого отношенческого караоке. Мы делаем вид, что ничего не понимаем. Прикидываемся влюбленными дурачками. Задаемся вопросами, на которые давно нашли ответы, снова и снова крадем у самих себя серебряные ложки.

Надо ли читать чужие sms?

Надо ли спать с чужим мужем?

У нас третье свидание, но я не хочу секса. Что делать?

Нам не о чем говорить, но я хочу за него замуж. Что делать?

Я ревную его к работе, друзьям, собаке, машине и Оливии Уайлд, имею право?

Он сказал, что разведется с ней, это правда?

Бьет — значит любит?

Пьет — значит любит?

Звонит пьяным — значит любит?

И так далее, про женщин с Венеры, мужчин с Марса, свекровь из Таганрога, с которой тоже надо наладить отношения. Мы прекрасно знаем, как надо. Но это же так трудно — признаться себе в этом, сделать усилие, изменить линию поведения и сделать так, чтобы маршрут наконец-то пролег мимо любимых грабель.

Для вдохновения мы читаем статью в журнале. Например, колонку Антонины Козловой о том, что ревновать глупо. Точно ведь, глупо, думаем мы. Эврика! Вот придет домой муж, а я его раз — и не заревную. Проявлю понимание, выслушаю, спрошу, как дела, дам совет, стану ему другом, а не сигнализацией, которая начинает верещать, как только он переступает порог.

В женских журналах часто пишут: «Мужчина тоже человек». Именно такими словами и пишут. Вдруг правда?

И вот приходит муж. Не в 8, как обещал, а в 10. И говорит, что задержался на работе. Один задержался? Нет, весь отдел остался доверстывать макет. Весь отдел? И Ира, значит, тоже осталась? Что значит «Ира тоже человек»?! Это мужчина тоже человек, а Ира твоя… В общем, не получилось на этот раз стать ему другом.

Эффект от статьи про отношения завершается раньше, чем карета превращается в тыкву. Скоропортящийся продукт эти заметки про любовь. Хуже молока в мягких пакетах. А знаете, что действует лучше?

Из собственного опыта

Если муж, измученный скандалами, выскочит на улицу в одних штанах и побежит в направлении Ленинградского шоссе, это подействует. Тогда ты и правда поймешь, что ревновать глупо, да и некогда теперь. И будешь искать его по особым приметам («на вид 32 года, лицо злое, бородатое, был одет в штаны, по гороскопу Дева»), а потом станешь отпаивать успокоительным чаем с тортом «Наполеон» и строить наполеоновские планы — как вы заживете, когда ты перестанешь ревновать его к каждой Ире. Кстати, спросишь ты, когда он тебе наконец поверит, у вас с ней ТОЧНО ничего не было?

Нет, личный опыт тоже не дает гарантий. Люди неисправимы.

Мне приходят письма от читательниц и sms от друзей с вопросами про отношения. И иногда я теряюсь. В лучшем случае хочется ответить: «Но я же писала об этом как раз в статье, на которую вы ссылаетесь!» Допустим, плохо написала, непонятно, а значит, надо исправить ошибку и объяснить заново. Хотя порой вопросы ставят меня в тупик. Мне и правда кажется, что ответ как-то пугающе очевиден. Почему человек его задает? Боится правды? Не хочет ее знать? Хочет услышать ее от других?

«Антонина, здравствуйте! Мы встретились в клубе, поехали к нему, занимались сексом. Утром он меня даже не проводил, но сказал, что позвонит. Я жду, жду, но звонка все нет. Мне кажется, я влюбилась. Что мне делать?»

«Тонь, я тут сделал Машке предложение. Смонтировал фильм про нее, снял кинозал, и пока шел фильм, а с потолка сыпался дождь из роз, я достал из кармана коробочку с кольцом и попросил ее стать моей женой. А она сказала: „Я подумаю“. Что это, к черту, значит?»

«Первый раз я изменила мужу в медовый месяц с аниматором. Потом я страстно влюбилась в его друга (Из контекста неясно, в чьего именно. Возможно, у аниматора был друг. — Прим. авт.) Мне кажется, в нашей семье не хватает доверия».

«Мы поругались, и я выбросила его ноутбук из окна. Он обиделся и уехал к маме. И больше не звонит! Я думаю, мать настраивает его против меня!»

И ведь я знаю, что, если отвечу честно, расстрою всех этих людей. Или настрою против себя. Нет, я не буду больше писать статьи про отношения.

Из жизни животных

Однажды вечером мой отчим Владимир Леонидович (вообще-то я, конечно, зову его папой, но ОВЛ звучит как-то торжественнее) сформулировал самое важное правило отношений.

«Главное, — сказал он, — не быть козлом!»

Посмотрел на меня оценивающе, подумал и добавил: «Причем, уж извини, и мужчинам, и женщинам».

В тот вечер я приехала к нему жаловаться на своего бойфренда Антона. Мол, пришла домой с работы расстроенная. На меня главный редактор накричал ни за что ни про что и хорошую статью (не про отношения) вернул переделывать, да еще кулер сломался на этаже — все одно к одному. А Антон сидел себе и не реагировал, утешал вяло и как-то без особой любви. Ну я расстроилась и уехала. Давно подозревала, что наши отношения зашли в тупик.

«А он сам-то как?» — спросил ОВЛ. «В смысле?» — говорю. «Ну как дела у него, живот прошел?» — «Куда прошел, какой живот?» — «Да звонил он мне сегодня, симптомы перечислял. Я велел следить за динамикой, чтобы аппендицит не проглядеть».

ОВЛ у нас врач. А у Антона оказался не аппендицит, а камни в почках. А я, значит, оказалась тем самым козлом. И это после прочтения (и написания) стольких статей про любовь! В общем, пожалуй, я теперь тоже буду почаще звонить нашему доброму доктору.

Из недалекого будущего

Сколько раз ты читала статьи о том, что не надо быть козлом? Что ревность — это узаконенная жадность? Что человеку нужно личное пространство? Что не надо относиться к мужчине, как к хомячку, и дрессировать его почем зря? Что отношения должны приносить радость вам обоим и тогда продержатся дольше? Да сто тысяч раз. Тем не менее писать в журнале о любви все равно что писать на сигаретах «Курение убивает». Может, и убивает. Но не сразу же, не прямо сейчас, а пока можно затянуться и получить удовольствие.

Говорят, с годами приходит мудрость. Ты анализуешь ошибки, делаешь выводы, принимаешь меры. Переходишь на электронные сигареты, а потом и вовсе избавляешься от вредной привычки. Ты больше не ревнуешь, не терроризируешь его звонками и sms, его sms ты не читаешь и свой телефон спокойно оставляешь на столе, даже без пароля. Вы не ругаетесь по пустякам, а в серьезных вещах тем более давно пришли к единому мнению. Вы понимаете друг друга с полуслова и все равно никак не можете наговориться и каждое утро за чаем находите новые темы. У вас общие друзья и общие планы на Новый год и отпуск. Вам удалось сохранить любовь, она не треснула под натиском скандалов, не разбилась об измены, не умерла от скуки. Чудом или вашими стараниями. Одна проблема — внучка нашла твой телефон и сломала. А еще у тебя все чаще скачет давление, а у него — пошаливает сердце. И вы иногда думаете — вот жить бы теперь и жить. Как жалко, что столько лет потратили на ерунду. Надеваете очки и читаете журнал по садоводству. Там не напишут ничего вредного.

И вам не советую

Не мне одной лучше молчать о любви. Вот какие отношенческие советы я нашла в разных источниках:

  • «Чтобы не наскучить мужчине, меняйтесь. Сегодня вы веселитесь, хихикаете, как ребенок, а завтра станьте ему мамой». А послезавтра — папой. Вместе похихикаете.
  • «Устройте ему сюрприз. Когда он придет домой, сделайте вид, что он незнакомый сантехник». Здравствуйте, проходите, я вас с унитазом познакомлю!
  • «Он изменил? Измените ему тоже. А потом разработайте план мести». Тут как-то логика нарушена, или мне кажется?
  • «Если он хочет развестись, скажите, что вы потеряли паспорт. Это поможет выиграть время». Следующий этап — потеря памяти. И игра в сантехника.
  • «Сами подумайте, „Вася Страховка“ в контактах выглядит подозрительно». И правда, странная фамилия.

ТЕКСТ: Антонина Козлова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить