Кто хочет спать с миллионером?

Симпатичная, прилично одетая девушка с вредной привычкой ездить на такси хочет счастья не меньше, чем девица с вороньим гнездом на голове и навыками проезда в метро в час пик.

Кто хочет спать с миллионером?

Симпатичная, прилично одетая девушка с вредной привычкой ездить на такси хочет счастья не меньше, чем девица с вороньим гнездом на голове и навыками проезда в метро в час пик. Только первая не мечтает о менеджере по продаже ультразвуковых стиральных машинок. Нет, ей нужен лучший — пусть не красавец, зато в итальянском костюме и на английской машине. Но такого не просто поймать! Эти молодые люди, московские яппи, настолько помешаны на себе, деньгах и определенном образе жизни, что на «модно — не модно», «класс люкс — эконом-класс» для них подразделяется все вокруг. Даже девушки.

ПО ПУНКТАМ
Я красивая. В принципе, если смыть косметику, разлохматить и одеть в костюм с мишкой на животе, то я стану обычной. Но с укладкой, помадой, тушью и в новом пальто Prada я ого-го.

Я умная. Типичный средний класс: зарабатываю, возможно, не хуже Керри из «Секса в большом городе», покупаю дорогие шмотки, делаю стрижку в модном салоне и не отказываю себе в хороших ресторанах.

У меня прекрасное образование, интеллигентные, обеспеченные родители, собственные квартира и машина. У меня есть все, о чем может мечтать женщина моего возраста.

Кроме мужчины. С мужчинами в стране напряженка. Дефицит.

Я так считаю: если я красивая и умная, то зачем мне бедный литературный критик или режиссер Гриша Л., известный трехминутным фильмом «Смерть, дрожащая от ударов моего парализованного сердца»? Я хочу мужчину, до которого нужно расти, а не комнатное растение и не постельную принадлежность.

Мужчины, на которых имеет смысл обратить внимание, делятся на:
1) совершенно недоступных миллиардеров;
2) миллионеров, которых можно увидеть, но к которым не подступиться;
3) бедных миллионеров (2−3 млн), с которыми случайно можно оказаться в одной компании;
4) обладателей полумиллионного состояния, с которыми можно травить анекдоты, пить на брудершафт и созваниваться, когда не с кем пойти в кино;
5) знаменитостей, с которыми легко подружиться, если общаешься с третьим и четвертым пунктами;
6) мужчин с шикарной машиной, роскошной квартирой и доходом в три раза больше, чем у меня;
7) мужчин с шикарной машиной, квартирой в спальном районе и доходом в два раза больше, чем у меня;
8) мужчин с доходом, как у меня;
9) всех остальных.

Пункты 6−9 мне совершенно безразличны. Они делают все возможное, чтобы при знакомстве их приняли за пункты 1−4, приглашают тебя в дорогой ресторан, с болью в сердце оплачивают ужин, после чего мнутся у тебя на пороге, придумывая, почему ты обязана пустить их в квартиру, где лежат ну очень заразные мама и бабушка, ходит злой, деспотичный отец и орут с голоду три малолетних племянника. Им объясняешь, что никак не можешь сегодня продолжить знакомство, а они все не могут понять, отчего на тебя истрачены все деньги, а ты холодная, как морж.

Со знаменитостями вообще одни трудности: они вечно на гастролях, у них конфликты с продюсером, который отказывается видеть творческую индивидуальность, у них нелестные отзывы в прессе и поклонницы.

Миллиардерам всем за пятьдесят — это во‑первых. А во-вторых, у них уже есть либо алчное чудовище лет двадцати, либо красивая, достойная женщина, с которой они счастливы всю жизнь.

Таким образом, остаются три варианта — пункты 2, 3 и 4. Им от 30 до 40, они разбогатели не на нефти, а на банках, торговле товарами класса люкс, рекламе — на том, что не связано с политикой и криминалом. Они доступны — их можно встретить на театральных премьерах, на банкетах в честь открытия ювелирных магазинов, в модных клубах и кафе.

МЕЧТА МИЛЛИОНЕРА
Один мой знакомый (пункт 3), к которому я не испытываю никакого сексуального влечения (и это взаимно), постоянно ищет девушку мечты. Ему я и позвонила, чтобы разведать, чего же хотят эти богатые, успешные и привлекательные мужчины.

— У нас есть традиция. Мы собираемся впятером, едем в клуб, садимся на диван и молча разглядываем девушек. Я лично ищу настоящую любовь. Понимаешь, надоели девицы, у которых при виде моей «Феррари» отвисает челюсть и они ее мысленно тут же делят на сапоги и шубы. Я столько раз убеждался — им всем нужно только одно. Вот я в прошлую субботу влюбился как ребенок. Хотел, чтобы все красиво. Говорю: «Поехали на Ривьеру. На пару дней». Она говорит, что у нее нет босоножек. Едем за босоножками, а уходим, увешанные пакетами от Chanel. Как думаешь, на море нужно пальто с шиншилловым воротником? А сапоги? Ладно, едем, а там каждое утро начинается с покупки трусов за пять сотен. Вечером, конечно, секс. Но это для нее как зачет по физкультуре. Очень не хочется, но надо. Опять меня раскрутили — и никакой любви.

Разумеется, я не черствая, я сочувствую своему знакомому, но это происходит уже в седьмой раз. И каждый раз он тратит все больше денег на эти тайм-брейки. Потому что его приятель, владелец сети модных магазинов, в прошлый раз потратил на такую «любовь» в два раза больше и вроде как неловко солидному человеку, директору банка, так дешевить.

Для современного русского миллионера женщина не обязательно живой человек. Это статус. Престиж. Как золотая кредитка — платишь, собственно, за понты.

Иногда мне хочется бросить работу и открыть свое дело — романтический туризм для разочарованных миллионеров. Берешь какого-нибудь магната, переодеваешь в «от-кутюр» с Черкизовского рынка, нанимаешь преподавателя (какого-нибудь грузчика), у которого миллионер будет учиться колоритным речевым оборотам, методам ухаживания и общения с женщиной, а потом торжественно вручаешь миллионеру билет в плацкарт и отправляешь в город Скопин Рязанской области. Ведешь в местный кафе-бар и там знакомишь с дивным бескорыстным созданием, у которого одна цель — найти мужика, который пьет, но не дерется.

— Ты мне все-таки скажи, чего ты хочешь от женщины? — настаиваю я.
— Чтобы она принимала меня таким, какой я есть, — отвечает он.

Проще говоря, ему нужна та, кто будет принимать его в три часа ночи — пьяного, пахнущего «Живанши Органза», наутро повезет его в санаторий «Завидово» и будет отпаивать соком из квашеной капусты, чтобы послезавтра, позвонив ему, услышать в мобильном звонкий девичий голосок: «А он щас в ванной…»

ПРИЛИЧНАЯ НЕВЕСТА
Но девочки на уикенд — это так. С ними приятно загорать на пляже, с ними можно появиться в «Рекю», но строить с ними планы на будущее — смешно. Лишь те, кто стоял у истоков капитала, могут позволить себе естественно потертые джинсы, растянутый свитер, купленный впопыхах в беспошлинной зоне, да и просто красивую жену, приобретенную еще тогда, вместе с капиталом. Современный же миллионер невесту подбирает так же основательно, как участок для дома.

Два года назад была мода на профессорских внучек — девочек из квартир в сталинских домах с глянцевым паркетом, мебелью в стиле ампир и соседом — народным артистом или космонавтом. Но внучки разочаровали: они хоть и знают языки, в Париже обедали с Барышниковым, а в Лондоне с Капицей, но слишком ограничены в средствах. У папы — десятилетний «Вольво», у мамы — «Ауди 80», девочка ездит в метро по студенческому проездному, а одевается в дисконте Mexx. Ее надо одевать, обувать — все то же, что и с моделями, но у этой претензий больше. В «Диор» внучка заходит так, словно всю жизнь здесь отоваривается, только ей не на что купить даже колготки, и мужчине приходится платить, платить, платить, в то время как она то и дело замечает, что приличный человек ни за что не будет читать «Плейбой», когда в доме есть Мураками.

ДОСУГ ДЛЯ ВАС
У этих успешных молодых людей есть еще один увлекательный вид досуга — дружба с проститутками. Рецепт прост: берешь дорогую проститутку, пьешь с ней водку, узнаешь, как она дошла до такой жизни, а потом даришь часы с руки — чтоб ей жилось полегче. Проститутка рассказывает, что жила скромно, училась на парикмахера, пока не встала один раз в дождливую погоду на автобусной остановке. Мужчина в ответ вываливает ей все свои беды. В результате оба получают вполне душевный дружеский секс, уже как бы и не на пустом месте.

ПОДРУГА «5 ЗВЕЗД»
Теперь модно ухаживать за дочками богатых и влиятельных пап. Мечта любого честолюбца — Ксения Собчак, но она одна, так что приходится рыскать по дочерям бизнесменов (желательно с авторитетом в политических кругах). На такой уже можно жениться: слияние капиталов, особняк на паях и на тряпки тратиться не надо — у нее свои деньги есть. А мудрый папа всегда поможет и даст гарантию под кредит. К несчастью, мудрые папы если и женились, то недавно — их дети еще ходят в школу.

Бывает, везет — пусть не дочь, но бывшая жена магната, которой в наследство достался неслабый домик на Новой Риге и алименты. Неплохой вариант, тем паче если экс-муж — какой-нибудь международный строительный воротила, а это как знак качества. Но таким девушкам нечем похвастаться, кроме как печатью о разводе, поэтому большинство из них истерички. Или — деловые женщины, создавшие на деньгах бывшего свой преуспевающий бизнес.

А деловые женщины — это страшно. Они не встречают тебя после работы с тапками в зубах (потому что днем в бутике в два раза превысили лимит кредитной карты), не готовят на ужин рулетики из крабов, так как наелись во время трех деловых ужинов, а просят тут же сделать расслабляющий массаж — до экономических новостей по «Евроньюс».

Но даже если не все так страшно, то в любом случае женщина, у которой есть нормальная работа и счет в банке, не станет уверять мужчину, что ей приятно, когда мужчина задерживается на работе до четверга, только потому, что у мужчины есть черная «Американ Экспресс».

А нужно, чтоб уверяла.

ВЫСОКИЕ ОТНОШЕНИЯ
Другой мой знакомый живет с девушкой, с которой у него год не было секса. Она очень красивая. Настолько, что даже не завидуешь — она совершенство, солнце, ангел, роза. Когда они заходят в Vogue Cafe, все оборачиваются и восхищенно замирают.
Она не модель — ему не нужно, чтобы ее красоту тиражировали и чтобы она однажды объявила, что ее приглашают в Сен-Тропе на виллу Дональда Трампа и там будут все: Эштон с Деми, Брэд с Дженнифер и Мадонна с детьми — а ему там места нет.

Она работает в пиар-конторе, зарабатывает одну пятую того, что тратит. Он подарил ей очень дорогие часы — игрушку с бриллиантами.

Конечно, у него есть личная жизнь. В городе навалом женщин, мечтающих отдохнуть с новым мужчиной с трех до четырех: между косметологом и тренажерным залом. Вечером у них муж, утром ребенок, а в оставшееся время им катастрофически не хватает повода для покупки нового пальто от Etro.

Его девушка знает, что любая его командировка — это номер в Ritz (если с супермоделями) или номер в Hilton (если с просто моделями). Он пользуется презервативами, она — его деньгами. Он возвращается домой, она его ждет с профитролями. И считает его командировки, как накопительные скидки, — количество новых моделей пропорционально качеству ее нового автомобиля.

ВОПРОС ПРЕСТИЖА
— Неужели ты никогда не задумывался о том, что существуют настоящие отношения? — спрашиваю я. — С женщиной, которая тебя любит, которой никто, кроме тебя, не нужен, а тебя ни одна женщина, кроме нее, не возбуждает?

Он начинает что-то объяснять, и мне становится ясно, что женщина для него — дополнение к имиджу. Когда ты молод и честолюбив, то можешь купить костюм за двести долларов, а можешь носить черный джемпер и брюки: все поймут, что у тебя нет денег, но свитер за сто пятьдесят долларов в сто раз лучше, чем пиджак за сто. Потом ты начинаешь получать полторы и у тебя появляются два костюма по тысяче. Тебя принимают всерьез, потому что ты сам к себе очень серьезно относишься. Ты не планируешь через пятьдесят лет купить квартирку в Бутово, а вкладываешь в имидж. Имидж работает на тебя — и вскоре ты рассекаешь на «Мерседесе» и с презрением смотришь на тех, кто одевается в магазинах, где клиентам не подают кофе и канапе.

Та смешная девочка, которая придумывала блюда из цветной капусты и знала, как прожить месяц на пятьдесят долларов, уже не годится… Она не подходит к костюму от Brioni — никак.

— Я должен расти над собой. — Приятель произносит сакраментальную фразу: — До Волочковой я, конечно, не дорос…

Волочкова — это так же прекрасно, как покупка «Челси». Если ты можешь себе такое позволить — ты крут. Или певица, или фотомодель… В принципе, пойдет и актриса. Знаменитая жена — это так же хорошо, как особняк в Сохо. Это значит, ты не только над собой, но и над всем миром вырос.

РЕЗЮМЕ
Распрощавшись с приятелем, я поняла: если меня поставить в один ряд с теми, с кем имеет смысл поддерживать отношения, то я по всем параметрам никто и зовут меня никак. И что если где-нибудь на планете есть один-единственный холостой миллионер, для которого не существует общественных и материальных различий, то он, наверное, либо голубой колумбийский наркобарон, либо стопятидесятилетний король кофе.

И вообще зачем мне, нормальному человеку, миллионер? Я все равно буду от него зависеть, бросаться с паралитическим газом на хорошеньких девушек, стесняться подружек, которые считают Петровский пассаж местом, где все в двадцать раз дороже, чем должно стоить, и заодно стесняться себя в обществе Волочковой, Евгения Миронова и Александра Гафина.

Это не мой мир. Мой мир — клуб «О.Г.И.» с дурацкими литературными вечерами, «Кофе-Хаус», где можно посидеть с подругами после покупки в Guess, «Якитория», куда меня приглашают поклонники — веб-дизайнеры и журналисты. Здесь я чувствую себя богатой, успешной и обаятельной, потому что это мое. Потому что моя подруга Лена красивее Волочковой и танцует здорово, хотя и рекламный менеджер. Потому что поклонник шутит смешнее Максима Галкина, хотя и распространитель печатной продукции, а мой начальник похож на Брюса Уиллиса.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить