Комплиментарно,Ватсон!

Мужчины любят комплименты не меньше, чем женщин… Или чем женщины? В глубоко научно-исследовательских целях мы попросили двух очень мужественных экспертов проанализировать все комплименты — устные, письменные и ощутимо фактические, которые перевернули их отношение к жизни и женщине. Вуаля!

Комплиментарно,Ватсон!

Мужчины любят комплименты не меньше, чем женщин… Или чем женщины? В глубоко научно-исследовательских целях мы попросили двух очень мужественных экспертов проанализировать все комплименты — устные, письменные и щутимо фактические, которые перевернули их отношение к жизни и женщине. Вуаля!


ПЕРВЫЙ МОНОЛОГ

Наш мальчик покакал!
Мне года три. Я сижу на горшке, а мама бегает вокруг меня и машет руками. Мне нравится моя мама. Она красивая, и я ей нравлюсь. Конечно, у Лешки мама немножко красивее, но она злая и запрещает мне бросаться песком. Папа у меня тоже хороший и очень умный — все время читает газету. Мама говорит бабушке, что он далеко пойдет. Непонятно, зачем папе куда-то идти? Пусть сидит дома, он никому не мешает.

Наш мальчик хорошо кушает.
Очень устал сегодня. Сначала ел за себя, потом за бабушку, потом за маму, за папу, а потом почему-то еще раз за бабушку. Хорошо, что родственники закончились, а то бы я лопнул. Интересно, почему мне приходится есть за всех? Они сами не могут, что ли? И вообще, будь моя воля, я бы есть за папу не стал. Он и так толстый. Лучше бы я еще раз съел за бабушку. Она тоже не березка, но она у нас старенькая, и у нее, как она говорит, совсем нет сил. У мамы тоже нет сил, но не все время, а с папой. Так она бабушке говорит. Это, наверное, потому что папа толстый. Если они с мамой пойдут в горы и он упадет в расщелину, то она его, конечно, не вытянет.

Ты взрослый.
Мама сказала, что я уже достаточно взрослый, чтобы отвечать за свои поступки. Не понимаю, как так получается: чтобы отвечать, я уже взрослый, а чтобы смотреть ночью телевизор и пить шампанское — нет. Мама говорит, что это называется диалектика. Красивое слово.

Ты у меня самый красивый сегодня.
По‑моему, нет. Не очень красивый. Красивый я был вчера в канаве, когда прятался от индейцев: я вымазал лицо грязью, чтобы меня не заметили, и наверняка был похож на какого-то актера.
А сегодня мне прилизали волосы, заставили надеть белую рубашку и галстук на резинке. И еще цветы в руку дали. Мама сказала, что это самый важный день в моей жизни и я должен быть красивым. Не знаю, что ей так во мне нравится: уши теперь оттопырены, ноги — как спички, выглядывают из шорт. Если бы я был по‑настоящему красивый, они бы точно родили мне брата или сестру. Или разрешили бы завести собаку. Я хочу собаку, но согласен даже на сестру.

Ты умный.
Мама сказала, что папа уехал в командировку и вернется к нам очень нескоро, а может, вообще не вернется. Это очень секретная командировка. Я не должен никому о ней рассказывать, и мама, к сожалению, не может сказать мне, куда папа уехал.
Но я немного волнуюсь. Вдруг это горная экспедиция? Или он отправился на Северный полюс? А там тонкий лед. На карте ведь не только его жизнь, он должен это понимать…

Ты сильный.
Настя сказала, что я очень сильный. Нес ей портфель до дома. Что у нее там кирпичи, что ли?
Настя красивая, мне нравится. Но я ей этого не сказал, конечно. Просто хлопнул по плечу и предложил обращаться, если что. Ну, там, если хулиганы или еще раз портфель донести. Ничего так девчонка.
Я на ней, пожалуй, женюсь.
Попозже.

Ты воспитанный.
Наташа сказала, что хочет сидеть со мной, потому что я не такой, как другие ребята. Я воспитанный. Нет, ну что за дура? Подложил ей в портфель хомяка.

Ты энергичный.
Учительница по английскому сказала, что мою энергию нужно направить в мирное русло. Не знаю, что она имела в виду.

Какой он стал большой!
К матери сегодня пришли подруги — попеть и поплакать, а меня сдуру занесло к ним на кухню. И началось: «Ах, как он вырос!», «Ах, какой он стал большой!» — и каждой обязательно нужно потрепать меня по голове, как будто я щенок. Стоял там с ними минут десять, стеснялся. Вроде взрослые тетеньки, у самих, небось, дети уже, а мозгов как у куриц.

Я тебя люблю.
Полюбил бы я себя, если б был девушкой? Нет, наверное, нет. Ну что это за лицо? Нос, уши и прыщи.

У тебя будут очень красивые дети.
Алена говорит, что у меня будут очень красивые дети, и как-то хищно на меня смотрит. Какие к черту дети? Мне пятнадцать лет. Я еще и не жил по‑настоящему. Так что, Алена, пока!

Ты у меня такой хозяйственный.
Вторые выходные в гараже. Пытаюсь починить, нет, собрать эту проклятую машину по кусочкам. И эта здесь: «Помочь? Подать что-нибудь? Ах, ты у меня такой хозяйственный. У тебя золотые руки». Что ей ответить? Ах, ты у меня такая слепая дура? Тебе по сторонам трудно на перекрестке посмотреть? Зла не хватает.

А ты симпатичный-1.
Это Аня вчера сказала. У нее, на мой вкус, бедра немного полноваты, конечно. Но приятно встретить женщину с хорошим вкусом, приятно.
С утра долго смотрелся в зеркало, пригладил волосы. Побрился даже. Приятно, что там говорить. Надо будет пригласить ее куда-нибудь. В принципе чего придираться — нормальные бедра. Это даже женственно. Нормальные бедра. И определенно не дура — таких сейчас днем с огнем.

А ты симпатичный-2.
Петрова сегодня мне улыбнулась! Нет, не так. Улыбнулась мне! А дело было так. Я шел из школьной столовой в класс и встретил Петрову. Я, разумеется, хотел немедленно посмотреть в другую сторону, но растерялся и заметил, что она мне улыбнулась!

А ты симпатичный-3.
Я достоверно знаю, что Марина хотела бы со мной встречаться. Даже жаль, что она не очень симпатичная. Но все равно приятно.

Ты мужик!
Я трахнул Машу! Ну то есть, я бы трахнул Машу. У меня почти получилось, просто времени немного не хватило. Но это все равно что трахнул. Это почти одно и то же. Рубикон перейден, господа присяжные. Леха сказал, что я теперь мужик. Пойду напьюсь!

Ты у нас такой невзрослый.
Надя сказала, что я выгляжу на двадцать пять. То есть она всю дорогу думала, что мне двадцать пять, а мне-то уже тридцать два! Долго смотрелся в зеркало.
Действительно, у меня удивительно молодое лицо. Только морщины на лбу немножко портят. Но их можно и челкой прикрыть — вот так, еще немножко — вот и ничего не видно уже. Никаких морщин. И получается акцент на глаза. Смотрю в свои глаза и поражаюсь — какой все-таки умище в них светится.

Ты у нас такой прикрытый.
Спросил сегодня у Светы, не кажется ли ей, что у меня немного редеет шевелюра. Я не лысый, конечно. Но если сильный ветер или резко взмахнуть головой, то волосы с висков возвращаются обратно на виски, и если сразу же не зачесать их обратно, создается обманчивое впечатление, что в районе темечка у меня плешь. Слава богу, Света не из тех, кто склонен к скоропалительным выводам. Она, как выяснилось, понимает, что никакой лысины у меня нет.

У тебя красивая форма головы.
Сбрил все к чертям. Какой смысл цепляться за волосы и делать вид, что там что-то осталось?
К тому же Соня считает, что у меня красивая форма головы. Это очень редко встречается, между прочим. Обычно у людей на голове шишки. И волосы.

Она похожа на тебя.
Дочь похожа на меня! Мы с ней просто как две капли воды. Что, в общем, неудивительно: она красная —
и я красный, она лысая — и я лысый. И у нас красивая форма головы.
Я, правда, надеюсь, что у нее все же будут какие-нибудь волосы. Девочке волосы не помешают. Но от головы с красивой формой тоже никакого вреда нет, одна только польза.

Она у тебя такая умная!
Дочка научилась пользоваться горшком! Не могу сказать, что это полностью моя заслуга, но я немного за нее волновался. Это ведь только умеючи кажется, что все просто. А первый раз — поди-ка попробуй. Я, чтобы дочку не смущать, сделал вид, что читаю газету. Сам, конечно, ничего не читаю, точнее, читаю одним глазом, а вторым — за дочкой слежу. В принципе, если задуматься, то в жизни столько дерьма, что она просто обязана научиться с ним обращаться. Вот взять меня: умный, красивый, а кому я нужен? Эти бесконечные интриги на работе. Соня, конечно, считает, что я далеко пойду, и мне приятно такое слышать, но это же Соня. Она меня любит. Бегает вокруг меня, машет руками. Даже немного смешно. И что-то напоминает.

Антон Васильев

ВТОРОЙ МОНОЛОГ

Дорогая, последние несколько лет ты только и говоришь, что я не обращаю внимания на твои слова, не ценю все, что ты для меня делаешь, и «держу тебя за дуру». И хотя я тебя вовсе не держу, а делами у нас в семье занимается только (угадай, кто?)… я, мне показалось, что наше общее прошлое и, боюсь, не менее общее будущее дает тебе право на то, чтобы быть выслушанной. Я внимательно слушал все, что ты говоришь обо мне последние пять дней, и вынужден признать, что ты уникум. Если бы ты жила в Древней Греции, тебя бы за твое ораторское искусство давно забили камнями.
«Ты у меня самый красивый!» — говоришь ты. Ты думаешь, это комплимент? Такое имеет право говорить только моя мама, потому что ей есть из кого выбирать — по сравнению с братом я действительно самый красивый. Кроме того, мама даже читает в очках, и ей простительно не видеть во мне незначительные, но тем не менее присутствующие огрехи. Из кого выбираешь ты, я не очень понимаю. Возможно, я пропустил какие-то интересные моменты в нашей семейной жизни. Ну и потом, «самый красивый» — это штамп. Мне не нужна лесть, я хочу откровенности. Выбери во мне что-нибудь действительно привлекательное и оцени. Например, правую бровь. Я тренировался поднимать правую бровь два года. Тебе трудно сказать, что у меня очень красивая бровь, тем более что это действительно так? Или походка. По‑моему, очень сексуальная походка, но сколько раз ты ее упомянула за неделю? Правильно. Ни одного.
Ты говоришь, что я самый умный, и я слышу, что это ложь. Я чувствую, что это ложь, потому что в мире множество людей умнее меня, и мы с тобой оба знаем это. Ну со множеством я, конечно, загнул, но человек десять-пятнадцать наберется. У меня нормальная самооценка, и мне не нужна эта дешевая лесть. «Самый умный» — это комплимент на троечку, но если ты будешь тщательнее подбирать слова и сообщать мне, что я «обладаю аналитическим складом ума» и «способен рассчитывать комбинации на десять ходов вперед», я буду вполне удовлетворен. Я ведь не прошу невозможного, правда? Просто хочу, чтобы все вещи были названы своими именами.
«Хозяйственный». Знала бы ты, как я ненавижу это слово. Так вот, я не жадный, и тебе прекрасно это известно. Доказательство моей щедрости греет тебя каждую зиму уже четыре года. Многие ли твои подруги могут похвастаться роскошной шубой за 12427 рублей с учетом двадцатипроцентной скидки?
«Самый сильный». Опять мимо. Моя сила не в мышцах, я выше этого. Помнишь, мы шли как-то вечером домой, а на улице была драка, и я не пошел ее разнимать? Я не пошел ее разнимать, потому что у меня невероятная сила воли. Одним движением мысли я могу себя заставить не сделать чего-то, а это дорогого стоит. Сколько раз ты восхитилась жесткостью моего мужского характера? Правильно, ни разу.
Теперь поговорим о прекрасном. Нет, не обо мне. Поговорим о музыке. Мы с тобой живем вместе восемь лет. Даже волнистый попугайчик способен выучить за это время, что группа «Металлика» — это не «переключи поскорей на другой канал», а Лучшая Группа Всех Времен и Народов (до 1988 года включительно). Это ведь так просто — интересоваться вкусами близкого человека. Особенно если у этого близкого человека действительно хороший вкус. Я же не прошу, чтобы ты любила эту группу. Я понимаю, что сердцу не прикажешь. Но если ты меня любишь, она должна тебе нравиться хотя бы настолько, чтобы тебе захотелось выучить слова любимых треков и подпевать.
Теперь о друзьях. Я согласен, что они далеки от твоего идеала. Тебе, наверное, было бы удобнее, если бы я дружил со стилистами-артистами… Но мне, слава богу, повезло, и я уже десять лет дружу со своими товарищами по четвертому подъезду. У нас много общего. Мы вместе ходим на футбол, чтобы потом обсуждать игру, потому что иначе зачем на него ходить. У моих друзей есть отдельные недостатки. Но отдельные достоинства у них тоже есть!
О сексе. Больная тема. Когда мы занимаемся сексом, ты постоянно путаешь мое имя. Я, конечно, не переживаю по этому поводу — в конце концов, это всего лишь имя. Но я уже давно обратил внимание, что большую часть времени ты лежишь не шевелясь. Если ты придумаешь способ регулярно во время секса сообщать мне, что ты жива, мне будет немного проще. Можно, например, хлопать рукой по дивану или кричать какие-нибудь речевки — выбор за тобой, не хочу ничего навязывать.
Дорогая, я понимаю, что тебе со мной нелегко. Тебе досталось немного больше, чем ты можешь унести. Я умнее, сильнее, красивее и сексуальнее, чем ты. И это правильно — будь я другим, ты бы меня не выбрала. Но мы должны разговаривать друг с другом. Разговаривать и слышать — это и есть семья. Я не прошу от тебя дифирамбов, мне не нужны надуманные комплименты или вычитанные в книжках универсальные похвалы. Я выдержу любую правду, какой бы жестокой она ни была. Если тебе кажется, что моя левая бровь красивее правой — так и скажи, не криви душой. Если ты слышала о человеке, который умнее меня, и он уже мертв, я тоже ничего против не имею. Если ты видишь во мне достоинства, которые я не упомянул, не скрывай их, я расширю свой список.
Я готов к диалогу. Я не из тех мужчин, которые слышат только себя. И, по-моему, это тоже нешуточный плюс.

Артем Баренцев,
сержант запаса

THE IMAGE BANK/FOTOBANK.COM
TAXI/FOTOBANK.COM

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить