История одной любви

Романтическая история от писательницы Марии Метлицкой.

История одной любви

Вообще, мне кажется, романтика из нашей жизни постепенно уходит. Сначала медленной поступью, а теперь и вовсе галопом. Да, времена к романтике не располагают, это уж точно. Времена бешеных скоростей и бесконечного выживания. До романтики ли тут? Доехать бы с работы до дома, сгоношить ужин и рухнуть в кровать! Какой уж тут романтический ужин при свечах?


Итак, как понимали романтику раньше? В смысле, давно-давно? Лес, костер, гитара. Песни у костра. Про любовь, разумеется. Девчонки опускали глаза и, конечно, мечтали о любви. О чем могут мечтать девчонки во все времена?
А еще — ехали «за туманами» и «за запахом тайги».

Дальше — берег моря. Мелкий песок и небольшая волна. Он и она. Конечно, за руки. Бредут вдоль моря, по самому краю. Потом побежали. Красиво. И романтично. Словом, кадр из старого доброго фильма.

Или — они сидят на подоконнике. За окном ночь и тихо шуршат шинами машины. Рядом с ними два бокала вина. И она (или он) нараспев читают стихи. Пастернака или Ахматову. И нет никого на всем белом свете. Только он и она.
Ну, про то, что будет потом, мы не будем. Ведь все сказки кончаются именно на том месте, где громко гуляет свадьба. И краснеет смущенный жених, и очи долу невеста…
Но мы сейчас не об этом. В смысле, не про тяготы и рутину семейной жизни, которая еще впереди и, увы, никого не минует! Суровые будни еще наступят на нежные сердца самых отъявленных и непоколебимых романтиков.

Но все же какая-нибудь романтическая история была — хоть раз в жизни — у самого завзятого реалиста и прагматика. Наверняка! Хотя, может быть, он ее и не заметил, дурачок!

Я задумалась про себя. Крепко задумалась. Наверно, память уже подводит. Так было или нет? Когда и сколько?
Вздохнула с облегчением: конечно, было! Ну конечно, было! И стихи на подоконнике, и сирень с капельками дождя, и песни о любви…

Да и начало нашего романа с мужем — может, это тоже? — романтично. А почему бы и нет?
Итак: начало перестройки. Горбачев (дай бог ему здоровья!) открыл границы. Рухнул железный занавес, и мы с испугом, надо сказать, решили, что пора почувствовать себя свободными людьми. Получалось, надо заметить, плоховато. Пресловутый «совок» плотно въелся в кожу, волосы, а главное — в душу. И глаза у нас были перепуганные. По глазам нас и различали.
Я полетела в Америку, к подруге. Первая моя вылазка — и сразу Америка. Не для слабонервных, надо отметить. Но я была молода и полна моральных и физических сил, а главное, жаждала впечатлений: и зрелищ, и хлеба.

Америку я «пережила». С восторгом и, надо сказать, с достоинством. Родину не хаяла, Америкой восхищалась сдержанно.
Там у меня появился поклонник. Небедный и значительный. Предложил руку и сердце. И в придачу два ювелирных магазина и квартиру на Манхэттене. Но не торкнуло. Совсем. Ни капельки. Я вежливо отказалась. Видимо, я все-таки романтик. Какие магазины и квартира с видом на Гудзон? А любовь, простите? Без нее как-то все это не имело смысла. И, собственно, продолжения. Как оказалось — не зря. Судьба уже плела новый виток моей жизни.

Но все имеет свой конец и свое начало. Кончился и мой отпуск. Я летела домой, в Москву. В самолете, на соседнем кресле, оказался молодой мужчина. Полет был долгим. Мы поели, поспали, почитали. И, естественно, разговорились.
Он поведал, что разведен и одинок. Я посочувствовала и предложила подыскать ему невесту. Сватать, надо сказать, я всегда обожала.
Он грустно посмотрел на меня и с надеждой спросил: «А такие, как ты, есть?»
Я вовсю закокетничала: «Таких больше нет. Товар штучный».

Он расстроился. Или сделал вид. Но я начала расписывать яркими красками своих замечательных одиноких подруг. Правда, замечательных! Других у меня просто нет.

При посадке обменялись телефонами — так, на всякий случай. И в Шереметьево распрощались. Разъехались каждый в свою жизнь.

Через два месяца он позвонил. Я не сразу сообразила, кто это.

Встретились. Просто так, по-дружески. Попили кофе. Почему-то не хотелось разбегаться. Погуляли по скверу. Посидели на лавочке. Он сорвал ветку сирени. На ней были капельки дождя.
Через два месяца я, забрав сына, ушла от мужа.

Конечно, не все было гладко. И не все просто. И сколько мы пережили! Вспоминать не хочется.
Но ни разу, ни на минуту я не пожалела, что когда-то сделала это.

Потому что была ЛЮБОВЬ. И есть, слава богу! Может быть, романтики не осталось — все-таки возраст, знаете ли. И двадцать пять прожитых лет. Сейчас уже важно немного другое: поддержка, понимание, забота.
Но и любовь не на последнем месте. Без нее мы вряд ли со всем справились бы.

Но по-прежнему шумит море. И пахнут цветы. И я читаю ему стихи: на даче, под рыжим абажуром.
Так что, наверное, в душе я все-таки романтик… Мне так кажется. Или я не права?

Мария Метлицкая — автор повестей и рассказов. В своих книгах описывает обычные судьбы простых людей. Сочный язык, увлекательные сюжеты, легкая ирония отличают стиль настоящего мастера. В издательстве «Эксмо» вышла новая книга Марии Метлицкой «Всем сестрам…». В этой книге Мария Метлицкая остается верна себе. Спокойно и без пафоса она рассказывает истории своих героев, нанизывая их, как бусины, из которых соберется драгоценное ожерелье. И каждая история не похожа на другую — так же, как не похожи друг на друга человеческие судьбы.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить