Двойной удар. Ради него или ему назло?

Я должна бросить курить. Я буду сильной, здоровой, загорелой и некурящей. Ради него! …Чертовы каблуки! Боже, какая боль, нечеловеческие мучения, испанская пытка… Значит, так: либо я их, либо они меня! Я все равно добьюсь своего, я буду ходить на каблуках. Я буду высокой, стройной, равнодушной и безумно привлекательной. Назло ему!

Двойной удар. Ради него или ему назло?

Я должна бросить курить. Я буду сильной, здоровой, загорелой и некурящей. Ради него! …Чертовы каблуки! Боже, какая боль, нечеловеческие мучения, испанская пытка… Значит, так: либо я их, либо они меня! Я все равно добьюсь своего, я буду ходить на каблуках. Я буду высокой, стройной, равнодушной и безумно привлекательной. Назло ему!

В общем, ответственно заявляю: все, что делают женщины на протяжении всей своей жизни, делается ради мужчин. Либо назло им. Если рассуждать с точки зрения доминант и мотиваций, мотиваций может быть две: либо ради, либо назло. А доминанта одна — они. Мужчины. Ради них мы готовы на все плюс на кое-что еще. А назло? А назло им мы готовы и на большее!

РАДИ НИХ МЫ ГОТОВЫ
Бросить или начать курить


«Не выношу, когда девушки курят!» — значительно произносит он, выуживая из пепельницы более или менее подходящий по длине окурок L&М и прикуривая его от конфорки. И ты, раздавленная гнетом позорности своей вредной привычки, начинаешь курить тайком: стоишь на кухонном столе перед вентиляционным отверстием, выливаешь полфлакона «Шанели», чтобы перебить запах табака в туалете, постоянно чем-то зажевываешь, задушиваешь, чистишь зубы по сто раз в день — пока не понимаешь, что это уже не жизнь! Чем так жить, лучше бросить.

Три недели жесточайших мучений. Восемь лишних килограммов. Нервные срывы, как у сапера после работы. И что взамен? Взамен ты слышишь злоехидное «Что? Курить-то хочется?», когда он, развалясь на диване и демонстративно вкусно затягиваясь, всем своим видом показывает, как ему божественно хорошо. Он подсовывает тебе под нос пачку, насмешливо предлагая: «Покурим?» А когда ты взрываешься, брызжешь и шипишь, как бомба для ванной, удовлетворенно отмечает: «Что-то в последнее время у тебя стал отвратительный характер!» И наконец заключает высокомерно и снисходительно: «Да ладно, все равно сорвешься!»

Но ты переживаешь и это. И вот сигареты уже перестали сниться по ночам, ты можешь позволить себе выпить чашку кофе без скрежета зубовного, и восемь килограммов начали поддаваться натиску фитнеса. Тогда-то ты и понимаешь, как тебе стал противен этот вонючий человек, прокуренный от ногтей до рубашек! И, взвесив все за и против, оценив перспективы и варианты, в один прекрасный вечер ты находишь выход. Он лежит в кровати, окутанный дымным облаком, а ты, приняв ванну и надев пижаму, решительно берешься за сигарету.

«Я же тебе говорил, сорвешься!» — радостно доносится с кровати.


НАЗЛО ИМ МЫ ГОТОВЫ
Бросить или начать курить

«Между прочим, я не курю», — мягко замечает он при знакомстве. «А я, между прочим, курю!» — И ты выдергиваешь сигарету из пачки как ультиматум. Ты куришь. Имеешь право. И надо постараться, чтобы он об этом не забыл. Можно курить в постели, выдыхая дым в его сторону. Курить в герметично закупоренной машине. Курить в ванной — влажный дым особенно едко пропитывает все, что в ней находится. Можно посылать его за сигаретами. Оставлять всюду полные пепельницы. Ронять окурки ему в ботинки.

Что ты получишь в результате? «Дорогая, может быть, ты все-таки попробуешь бросить?» Отвергай это предложение бесповоротно: «Ни за что. Ведь тогда ты сразу начнешь замечать, сколько у меня других недостатков!»

Бросить можно назло. Это совсем другое дело. «Ты понимаешь, я так хочу перестать курить, но не могу!» — «Да? Зато я могу!» Мучения, связанные с отказом от никотина, переносятся значительно легче от сознания, что ты делаешь это кому-то назло. Пусть он сидит в углу и виновато курит, сознавая себя аутсайдером, — ты весела, довольна и беззаботна. И ты не куришь!

Недовольно морщишься при его приближении. Говоришь, чтобы он убрал куда-нибудь подальше эту ужасную пепельницу. Забываешь купить ему сигареты. Радуешь его шедеврами человеческой мысли из серии «Целоваться с курильщиком — все равно что есть из пепельницы».

И пусть он стыдится, скрывается, курит тайком, стоя на кухонном столе перед вентиляцией, бесконечно чистит зубы, злится на тебя и при этом безумно тобой гордится — ведь ты не просто бросила курить. Ты бросила курить назло ему!


РАДИ НИХ МЫ ГОТОВЫ
Бросить или начать работать

Нет ничего глупее, чем бросить работу ради мужчины. Первые пару месяцев он будет искренне наслаждаться домашними котлетками и разложенными по цветам галстуками. Через год он будет звать тебя «моя кастрюля» и сетовать, что ты не подходишь к новому кухонному интерьеру.

Нет ничего глупее, чем работать ради мужчины. Первые пару месяцев он будет демонстративно хвататься за голову и восклицать: «Нет, я не могу позволить тебе кормить семью! Я же мужчина, я сам сделаю тебя счастливой!» Через год он будет валяться, как обрубок, на диване и называть тебя «мамочка», «Гитлер в юбке» и «домашний тиран».

Теперь, когда он осознал, что настолько хорош, что ты готова носить его на руках, он уже не может понять, как это могло быть иначе!


НАЗЛО ИМ МЫ ГОТОВЫ
Бросить или начать работать


Однажды мой лучший друг Владик назвал свою жену Олю бездельницей. На том основании, что она слишком много отдыхает и не стремится сделать достойную карьеру. Оля обиделась. И перестала работать вообще. Кроме того, она перестала убирать квартиру, готовить завтрак, ходить за покупками, интересоваться, где Владик проводит время, и спокойно запирала дверь на ключ и ложилась спать, когда он не являлся вовремя из командировки. На все проявления недовольства она отвечала: «Хочешь — давай разведемся!» Владик с ней ругался. А потом взял и привык. И не просто привык. «Ты знаешь, что меня восхищает? — как-то признался он. — Что при такой лености и наглости она чувствует себя настолько комфортно!»

А другой мой добрый приятель Димка как-то ссорился со своей женой Маринкой. «Я уйду от тебя, квартирный деспот!» — крикнула Маринка в сердцах. «Посмотрим, далеко ли ты уйдешь», — спокойно заметил квартирный деспот и сел за компьютер играть в «Дум». Маринка тогда училась в университете и на стипендию могла позволить себе только проездную карточку на месяц. Через неделю она перевелась на заочное. «Пойду работать, заработаю кучу денег и брошу тебя, негодяй!» — «Давай-давай», — усмехался негодяй и мочил монстров бензопилой. Еще через две недели Марина устроилась секретарем в бухгалтерию в агентство по аренде съемочной техники. Когда стараешься назло, овладение профессией идет быстро. Через два месяца она стала младшим администратором, потом просто администратором. Потом линейным продюсером, потом директором картины. Потом уехала на съемки сериала. Потом — на вручение кинематографических премий. Потом поступила на Высшие режиссерские курсы. Тогда Димка снес «Дум» в домашнем компьютере, купил новый процессор и стал учиться цифровому монтажу. Он страшно боится, что Марина бросит его, увлекшись каким-нибудь косматым гением из Пензы.


РАДИ НИХ МЫ ГОТОВЫ
Хорошо или плохо выглядеть


Ногти сохли два с половиной часа. Ноги в сапожках разъезжались на льду, а под юбку, туда, где заканчиваются чулки — эта садистская выдумка человечества, — ужасно дуло. Ну ничего, надо потерпеть. Он же сказал, что обожает женственных женщин!

И вот на протяжении всего свидания ты сидишь и немилосердно страдаешь: как бы не развились волосы, не сползли чулки и косточка из лифчика не выпала прямо в бокал. Он хочет погладить тебя по голове, ты отстраняешься — ни в коем случае, он же сейчас почувствует, что твои шаловливые локоны зафиксированы цементом и скреплены эпоксидной смолой! Он, мило улыбаясь, отвозит тебя домой, обещая позвонить завтра, и пропадает на две недели. Через две недели ты сталкиваешься с ним в магазине. Сначала он не может вспомнить, откуда ему знакома эта бледная немочь в тренировочных штанах, дурацкой шапке и дождевике мертвецкого цвета. Потом он вспоминает — и поражается. Сияя улыбкой, он подвозит тебя до дома — и пропадает уже навсегда.


НАЗЛО ИМ МЫ ГОТОВЫ
Хорошо или плохо выглядеть


Чем хуже ты выглядишь, тем лучше получается свидание — доказано! Одеваться нужно не просто по‑дурацки, одеваться на свидание нужно кошмарно! Подойдет дурацкая шапка, растекшаяся тушь и дождевик мертвецкого цвета. Подойдут грязные ботинки солдата иностранного легиона. Вы познакомились — ты выглядела эльфом. Вы встречаетесь — оп-па, а ты теперь панк! Для пущего эффекта можно пинать пустые бутылки, курить, болтать с набитым ртом, рассказывать анекдоты про поручика Ржевского и громко орать через все кафе «товарищ официант!».

Сначала мужчина испугается и в глазах его мелькнет желание быстренько уйти. Потом он подумает: «Ведь чем-то она мне понравилась, ведь почему-то я ее пригласил?» — и начнет внимательно изучать тебя в поисках хотя бы каких-то едва заметных достоинств. Он отметит, что у тебя прекрасные глаза, веселая улыбка, красивые руки и вроде бы даже под всем этим безобразием какая-то фигура… Очень неплохо.

Он хочет, чтобы ты как-то там особенным образом выглядела? Ни в коем случае! Сначала ему захочется изменить в тебе юбку («Никогда больше не носи этот чехол для танка!»), потом — цвет волос, потом — объем бедер, а потом ему покажется, что и саму тебя пора менять!

Носи этот чехол для танка всегда. Ложись в нем спать. Приобрети к нему такую же танковую кофту и танковые штаны. Надевай их все вместе или по отдельности. И рано или поздно он их полюбит.

Честное слово, была в моей жизни история с чепчиком. Это был, конечно, не чепчик, а берет, но такой, каких еще поискать надо! Гнусно-фиолетовый, блинообразный, стародевический, он полюбился мне еще в магазине своей воинственной и очевидной непригодностью. И точно так же сильно он не полюбился моему другу. «Сними немедленно этот мерзкий чепец!» — возопил он, едва увидев чудо-обновку. «Теперь — ни за что!» — парировала я и с той минуты не расставалась с чепчиком ни на день. Я надевала его по всем торжественным случаям. Я подолгу мерила его перед зеркалом, прикидывая, достаточно ли плохо он смотрится с зеленым пальто и красным пуховиком. Однажды он выкинул чепчик в помойное ведро — я достала. Я отправляла ему на работу сообщения «Вспомни чепец». И когда в один ужасный день чепчик был мистически утерян где-то в гостях, кто, вы думаете, чуть не рыдал у меня на плече?


РАДИ НИХ МЫ ГОТОВЫ
Водить машину

«Эвакуатор приехал!» — радостно кричит Витек, различив наконец сквозь гул и музыку зов мобильного телефона. Значит, приехала Ляля забирать Витька с мероприятия. Именно для такой цели Витек самолично купил ей права. Сначала Ляля отвозит Санька на Пушкинскую, потом Игорька на «Динамо», потом Лелика на Полюстровский. Витек, удобно откинувшись на переднем сиденье, с удовольствием смакует напиток «со вкусом натуральной водки и фейхоа». «Что, пупсик! — похлопывает он Лялю по коленке. — Научили мы тебя ездить?! Скоро куплю тебе шоферскую фуражку!»


НАЗЛО ИМ МЫ ГОТОВЫ
Водить машину

«В тот момент, когда ты выедешь на дорогу, я с нее съеду!» — мрачно заявил Кире страшный человек Иван. «Достало это бабье на колесах!» Страшный человек Иван вообще всегда был склонен рассуждать о «гендерной неспособности к вождению», «патологическом засилье теток» и необходимости отобрать у всех теток права, а потом выколоть один глаз, чтобы медкомиссию не прошли. После разговора про глаз Кира записалась на курсы. Честно, то есть заплатив сто пятьдесят долларов инспектору, сдала вождение. Потом закончила курсы экстремального вождения и стала ездить «на лед» — тренировать вход в занос и милицейские развороты. Страшный человек следил за ее экзерсисами с все возрастающим неодобрением, периодически предупреждая, что в недалеком будущем Кира «раскокает свою пустую голову». Как-то раз они встретились один на один на пустынной улице — Кира на «десятке» и страшный человек на стритрейсерском джипе. Умная Кира не выиграла гонку. Но и не проиграла. К дому они подлетели одновременно, и от визга тормозных колодок подпрыгнули до потолка жильцы на всех этажах.

«Женщины к вождению не способны генетически, — рассуждает Иван за бокалом пива, — хотя бывают, конечно, исключения. Кирюха водит как черт. Но она и не женщина. Она маньяк ночного бездорожья!»


РАДИ НИХ МЫ ГОТОВЫ
Пить пиво и есть пельмени

Мужчины вообще любят пельмени. И пиво. Особенно пиво с пельменями. Вечером, ближе к полуночи.
Говорят, от этого умирают. Пиво с пельменями на ночь — смертельный яд, страшнее пышек с вареньем и салом. Но когда в доме есть мужчина, приходится пить пиво и есть пельмени. Терзаясь жуткими муками от каждого кусочка, ты все равно запихиваешь разварившиеся студенистые комки в рот и скорее запиваешь плотным углеводным солодовым составом. И ты думаешь, он оценит жертву? Отнюдь! Поглотив последнюю пельменину и откупорив новую банку, он с восторгом взглянет на тебя и скажет: «Ну что? Лопаешь? Вкусно?»


НАЗЛО ИМ МЫ ГОТОВЫ
Пить пиво и есть пельмени


Но если мужчина воспринимает пиво с пельменями как личное оскорбление, значит, его пора перевоспитывать! Никто не знает, что ему предстоит в жизни, и нельзя позволить, чтобы пельмени стали на этом пути самым большим испытанием. А кроме того, если он брезгует пельменями, он потенциально склонен к тому, чтобы навеки приковать женщину к сковородке. Можно ли допускать такое? Нельзя!

«Милая, что мы будем есть сегодня?» — «Пиво и пельмени». — «Боже мой, а завтра?» — «Пиво и пельмени!» — «А в субботу в ресторане?» — «Конечно же пиво и пельмени!» Пусть он аристократически морщится, глядя, как ты с удовольствием наворачиваешь пельмени и запиваешь пивком из холодильника. Пусть глотает пельмени осторожно, как глубинные бомбы. Если до субботы он не умрет от такой еды, он сам встанет к плите. Наденет фартук, возьмется за рецептурную книгу и, изведя три пакета муки, сто пятьдесят яиц и пять креветок, приготовит омлет с креветками. К тому моменту, как он в совершенстве овладеет техникой выковыривания креветок из одного омлета и перекладывания их в другой и получит более или менее сносное блюдо, его самооценка возрастет до небес. А тебе останется только каждый день есть вкусную, старательно приготовленную еду и приговаривать: «А пиво с пельменями лучше!»


РАДИ НИХ МЫ ГОТОВЫ
Полюбить другого


аксимум, на который способна любящая женщина ради мужчины, — это полюбить другого мужчину. Например, Вована.
На мой взгляд, полюбить Вована практически невозможно. Когда он улыбается, он похож на тухлую утку. Когда он смеется, кажется, что где-то душат мышонка. Когда он протягивает руку, кажется, что она вся в котлетах. Его хочется убить еще до того, как он начнет рассказывать анекдот про одноногую проститутку. Полюбить его практически невозможно. Но он босс моего друга.

Когда он приходит в гости в своем костюме, сделанном из шкуры неубитого дивана, в своем отвратительном галстуке с обезьянами и приносит с собой три коробки с просроченным салатом и бутылку дешевого виски, его приходится усаживать на почетное место, и отбирать у него салат, и кормить его, поить его, слушать его, очаровательно кивать головой — это ли не подвиг любви?
И чем больше я стараюсь полюбить его, тем чаще он приходит.


НАЗЛО ИМ МЫ ГОТОВЫ
Полюбить другого

Лучше уж я полюблю тщедушного копирайтера из той же конторы. Он бедный, над ним все смеются. Вован кидает ему объедки биг-мака в сумку, дизайнеры дразнят его Гарри Поттером, а мой друг… Не хочу говорить.

Лучше уж я его полюблю. Он смешной, так забавно стесняется и такие дурацкие свитера носит… А между прочим, и Честертона читал, и Сэлинджера в оригинале, и о зверствах режима Пол Пота рассуждает со знанием дела. А пишет так, что не поверишь! И вообще молодец. И волосы у него на макушке смешно торчат — как у маленького.

А главное, мой друг так славно выходит из себя! «Заглянула к тебе на работу, тебя не застала, поболтала с вашим писателем». И понеслась! «Что у тебя с ним может быть общего? Малолетний лузер! Что тебя вечно тянет ко всяким недоделанным умникам?! Он тебе что, глазки строит? Да я его урою!» — и прочие сомнительные лексические формы.

И снова зло укрепляет любовь, а стало быть, способствует хорошему делу, тем самым увеличивая удельную массу добра, и таков он, диалектический круговорот добра и зла в природе…

И финальный абзац. Друзья! Миром правит зло. Это закон, фундаментальный, как гравитация, и противиться ему неразумно. «Ну почему, почему ты все всегда делаешь мне назло?!» — неистовствует мой друг из коридора. «Милый, пойми, — тихо отвечаю я ему, а точнее, мирозданию, потому что он этого не слышит, — пойми, все, что я делаю тебе назло, я делаю ради тебя! Цени это. Пока не поздно».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить