Должностные инструкции

Один мой товарищ высказался на тему «кто кому чего в отношениях должен». И выяснилось про мальчиков много интересного.

Должностные инструкции

Однажды Маяковский был с Лилей Брик в петроградском кафе «Привал комедиантов». Уходя, Лиля забыла сумочку и Маяковский вернулся за ней.

Поблизости сидела другая знаменитая женщина тех лет — журналистка Лариса Рейснер. Она печально посмотрела на Маяковского:
- Теперь вы будете эту сумочку всю жизнь таскать.
- Я, Ларисочка, эту сумочку могу в зубах носить, — ответил Маяковский. — В любви обиды нет.

Один мой товарищ традиционной ориентации, обладатель вполне себе приличных жизненных ориентиров и принципов, находясь в радиусе удара моей сумочкой по голове, высказался однажды на тему «кто кому чего в отношениях должен». Мой товарищ не доволен тем, что он априори должен носить девочковый портфель, защищать девочку от хулиганов, родину — от врагов, мир — от зла, и в перерывах — зарабатывать деньги (на новые девочковые портфели).
Я по-человечески своего товарища очень хорошо понимаю. Но по-женски — смеюсь. Говорю: «Тебе будет все равно». Когда? Я скажу ему позже.

Пора по парам
Хочешь женщину? Будь мужчиной! Так естественно: хочешь мужчину? Будь женщиной. Но ведь сплошь и рядом: встретились — и началась торговля. «Нести женскую сумку? Ни за что. Она — жёлтая»! В пакете — только печенья, но мальчик несет этот пакет.
В аэропорт приезжают не потому, что из него не ходит такси, а потому, что если человек улетал — значит он был далеко. И наверное, (чёрт возьми, как я скучаю) его хочется видеть, обнимать и целовать, при чем срочно — прямо с трапа.

Про деньги
Мальчики обижаются, что мы, девочки, хотим сильного, успешного, с деньгами. Милые мальчики! Ну что же нам делать, если не существует другой единицы измерения человеческого усердия, трудолюбия и целеустремленности.

Если ты упрямый и смелый, ты будешь расти. Ты будешь каждый день побеждать свою собственную лень, свои нехоти, свою слабость. Ты будешь шагать и делать вещи, которые ты, может быть, и вовсе не хочешь делать, но надо. И ты сделаешь их хорошо. И тебя будут поощрять за это не фантиками от конфет и не обертками от жвачек — а деньгами, на которые ты потом пойдешь и купишь себе: машину, квартиру, дачу (трусы, носки). На которые ты сделаешь праздник своему ребенку, откроешь дело, оденешь жену, чтобы раздеть, обеспечишь старость родителям.

Мы ведь с вами не хиппи, милые мальчики, чтобы ночевать на крышах и рисовать картины, которые никто не купит? Мы же (я, ты, он, она, они) — офисный планктон, желающий потреблять лучшее из того, что производится. Мы создаем контент, мы знаем все о недвижимости в Болгарии, мы смотрим девятичасовые новости, мы любим хороший сыр.

И ведь вам, милые мальчики, обижающиеся на то, что вас оценивают (прицениваются — читай), вам ведь тоже не нужны жабы? Ну, правда? Скажите мне кто-нибудь: я люблю жирных прыщавых уродин с грязными волосами, которые носят бесформенную одежду и говорят нехорошее слово через два любых других? Ведь нет! Вам ведь нравятся принцессы! И хочется, чтобы рядом с вами были красивые, ухоженные, умные, добрые девочки. У вас тоже в голове райдер из 137 пунктов: стройная, симпатичная, воспитанная в хорошей семье, милая, с интеллектуальной профессией (не стриптиз и не сфера обслуживания), не курящая желательно, любящая детей, умеющая готовить. И у вас срабатывает скан. И у нас срабатывает скан.

Это — нормально. Просто мы — не животные. Мы выбираем себе пару.

Про портфели
Так уж вышло (это не я, это — природа), что любой 14-летний мальчик может передвинуть диван, а девочка (того же возраста, той же комплекции) — нет. Мальчики сильнее физически. Они не так сентиментальны. Они не плачут, если рвутся колготки (они не носят колготки).

Я вот хочу, чтобы мой мужчина говорил в магазине: «Бери всё, что тебе нравится (и бежим, — прим. автора)». И чтобы он выходил из машины и встречал меня, когда приезжает, а не ворчал, как мой бывший в телефон: «Я на другой стороне дороге, ты что — не видишь?» И, конечно, я хочу, чтобы он глаз не мог отвести в сторону, когда я мороженное ем. И чтобы обнимал просто так — сидел, встал, подошел и обнял. И чтобы руки целовал и чтобы покупал фигню мне всякую (постер, цветные скрепки, васильки) потому, что «шел мимо, смотрю: бусы, подумал: как тебе пойдет».

И, разумеется, мы сами можем заработать себе денег, достать книгу с верхней полки, вынести мусор. Мы можем сами отвезти себя в аэропорт, понести свой портфель (он не такой уж и тяжелый). И мальчики тоже могут сами: купить бамбук в ИКЕА и новые занавески, украсить кухню ёлочными игрушками, сварить грибной суп, погладить себе рубашку.

Зачем мы друг другу?
Мы друг другу — для любви. Семья — как институт — безупречно придуманная система с идеальным балансом — во всем. Семью придумал бог (читай: гений). Вдвоем мы будем сильнее. Мы будем сильнее, понимаешь? Мы победим!

Нас будет двое — против всех обстоятельств и за все блага. Нас будет двое. И дело не в порядке в квартире, не в деньгах, не в том, кто куда бросает чайные пакетики. Когда ты любишь, когда ты чувствуешь, что дышать без человека не можешь — тебе все равно, где чайный пакетик, ты можешь вовсе его не пить — чаю.

«И вот тогда, — говорю я своему товарищу. — Ты никому не будешь должен. Ты будешь сам хотеть и укрывать одеялом, целовать в лоб. Тебе будет не стыдно нести мою сумку. Даже розовую — с пумпонами. Тебе будет всё равно, что подумают окружающие. Тебе будет всё равно, тебе будет всё равно. Тебе будет всё равно, когда ты полюбишь».

Радмила Хакова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить