Договоришься у меня!

Меня к нему тянет… А его тянет на подвиги. Где компромисс?

Договоришься у меня!

Наш автор-мужчина привлек в свидетели ГИБДД, Софию Ротару, Шекспира и друга Федота, доказывая, что компромиссы в отношениях — это не так просто, как кажется.

Выдвигаю теорию. Отношения мужчины и женщины, как все интересное в жизни, строятся по законам драмы. Мир — театр, люди — актеры (Уайльд добавил как-то, что «и труппа никуда не годится», но это же не про нас!). Те, кто пишет сценарии, знают: драму двигает только конфликт. Каждый новый виток событий в ней возможен исключительно благодаря разрешению этого конфликта, причем без всяких компромиссов. Так получаются великие истории, которые волнуют людей.

Представьте: Монтекки и Капулетти не идут на принцип, а договариваются по‑хорошему. У вас товар, у нас — купец, забудем конфликты и достигнем соглашения. Ромео и Джульетта женятся (и берут себе компромиссную фамилию Монтулетти), толстеют, дурнеют… И о чем тут говорить? Скукотища.

Или Отелло говорит: «Дездемона, я, конечно, хотел бы, чтобы ты молилась на ночь. Но, в общем, не настаиваю. В качестве ответной уступки прошу исключить саму возможность появления слухов о твоей неверности мне».

Но нет. Мы живем эмоциями. Не обдумываем каждый шаг, а поступаем так, как не можем не поступить. Не надо говорить: это выдуманные истории. Они потому и великие, что в них мы видим себя не такими, какие есть, а какими хотели бы стать.

И, кстати, Отелло свою подругу все равно придушил бы. Но сначала бы извелся, компромиссы ведь никого не меняют. И конфликт никуда не девается, не разрешается, только тлеет, тлеет, чтобы в конце концов вспыхнуть еще ярче и спалить к черту все, что еще осталось.

Мы должны оставаться собой. Девушку поменять в принципе можно в любое время. А вот характер — он навсегда.

Мы должны оставаться собой. Уступки в том, что действительно для нас важно, губительны и для нас, и для наших отношений. Соглашаясь пожертвовать чем-то для другого, ты включаешь часовой механизм. Обязательно бабахнет. Зачем ждать?

Храп — это не так уж страшно

Впрочем, начнем с начала. А сначала все обычно складывается отлично. Инна и Миша прекрасно проводили время вместе, их не смущала разница в возрасте (Инна младше Миши на 15 лет) и то, что они живут в разных городах. Ну то есть как не смущало… Инна видела морщины на лице Михаила. И проявления его зацементировавшегося холостяцкого эгоизма видела. В родной Костроме ее практически все устраивало, включая вид на Волгу. Утром она ела кашу, запивая утренним музыкальным каналом, и без умолку болтала.

Михаила, в свою очередь, воротило от Кристины Агилеры. По утрам он любил жареную колбасу и молча строить планы на день. Ему было проще переехать, но переехала она — в качестве компромисса. И решила, что храп не так уж страшно. С ним их необъятная любовь уж как-нибудь справится. Но через год они расстались — из-за храпа, колбасы, морщин, невской сырости и прочих моментов, которые Инна поначалу решила считать полной ерундой.

Теперь Инна против любых компромиссов: «Я знала, что некоторые вещи не по мне. Но… когда все так красиво и ты влюблена, думаешь, что жертвуешь привычками ради чего-то большего, и это жертвой-то не считаешь. Я думаю, что, решая жить с человеком, надо спокойно и без эмоций подумать, готова ли ты будешь долго мириться с тем, с чем раньше не приходилось».

Если сразу идешь на уступки в таких вот делах (пусть со стороны они выглядят мелочами), потом теряешь много времени, чтобы понять: кондовая бюрократическая формулировка «не сошлись характерами» в реальности многое объясняет. Девушку поменять в принципе можно в любое время. А вот характер — он навсегда.

Торг, обман и надувательство

Мой друг Федот высказался, как всегда, просто и верно: «Компромиссы нужны. Но чтобы я всегда был в выигрыше». Федот, ты, зараза, умный.

Действительно, компромиссы — это всегда торг, обман и надувательство. Русский народ не зря выразил основной принцип торговли поговоркой «Не обманешь — не продашь». Никогда ведь не знаешь точно, насколько для партнера важно то, о чем спор. А бесконечный обмен бытовыми уступками утомляет. Как и постоянная необходимость проявлять навыки в области прямых продаж. Поэтому мужчины стараются сводить количество компромиссов к минимуму. Я люблю канал «Дискавери». Там показывают всякие как бы научные передачи — они веселые, как необычные опыты на уроке химии, и потом есть чем удивить друзей при случае. Жена любит… впрочем, не скажу, потешаться будете. Какой выход? Правильно — второй телевизор.

Ты хочешь идти в суши-бар, он — в кафе с грузинской кухней. Как быть? Психологи расписывают компромиссы: сходите сегодня сюда, завтра туда, или выберите европейскую кухню, или закажите домой шашлыки и роллы… Фигня! Просто идите порознь: ты — в суши-бар, он — в грузинское кафе. А то так можно договориться до черт знает чего. Я люблю Billy’s Band, она — Губина. Хочу на концерт. И она хочет. Каков третий, компромиссный вариант? Вместо концерта Билли я должен пойти куда? На Софию Ротару?

Компромиссное решение всегда больше на руку одному из спорящих. Как в футболе: матч может закончиться ничьей, но одной команде такой итог гарантирует выход в следующий круг, другой — вылет из турнира.

Отдала лучшие годы

Любовь к условиям и соглашениям — продолжение женской привычки брать то, что ей, может, не очень подходит, и пытаться это напялить. Да-да, речь о стремлении переделать мужчину.

Я люблю долго спать, она встает рано. Я не знаю, что будет завтра, — она все планирует заранее. Редко звоню — она любит поболтать. Люблю шумные компании — она нет. Можем мы нормально жить? Да легко, если не забывать, что мы разные, и не требовать от другого человека стать таким, как ты. Я не заставляю ее долго спать. Меня не раздражает, что она часто звонит. Я согласен, если вместо шумного праздника она посетит библиотеку. Это значит — не переделывать человека, принимать его таким, какой он есть. Все знакомые мужчины рассуждают примерно так.

Женщины — наоборот. Настаивают на мытье посуды, будят рано, дуются, когда уходишь на вечеринку… Придумывают нелепую уступку, которая мне совсем не нужна, и требуют за это ответных шагов в нужном им направлении. «Я отдала тебе лучшие годы!" Даже страшно представить, что за это от тебя потребуют взамен. Хотя… а кто принуждал?

То, что называется принципами

Есть, конечно, вопросы, в которых сохранить полную свободу действий невозможно, компромиссы неизбежны. Например, я не знаю ни одной семьи, где крупные расходы не сопровождались бы спорами об их разумности. А, нет, одну семью знаю. Оба прилично зарабатывают, но Сережа приличнее. Фанатичный охотник и рыбак, он недавно купил снегоход, потом катер и отличное ружье на сдачу, даже не поговорив об этом с Аленой. На потраченные деньги они могли бы приблизить окончание ремонта в новой квартире. Если бы парень, себя побаловав, купил жене колье какое-нибудь в подарок — это еще можно понять. А так… жлобство.

Но, по-моему, они не очень-то семья. Среднестатистические супруги Василий и Катя как-то при мне решали, как распорядиться накоплениями. Он настаивал на акциях, она — на золоте. Был найден компромисс с абсолютным доминированием Васиной позиции.

«Мы деньги вместе зарабатываем, — объяснял Василий, — и очень важна общая ответственность. Если я один вложу большие средства и что-то пойдет не так — мне будет не по себе». Вася как в биржевые сводки глядел: через неделю золото взлетело вверх, будто птица, скучавшая по небу. А акции рухнули. Но никто никого ни в чем не обвинял — они же договорились.

Когда компромиссы невозможны? Перечень таких случаев индивидуален, у каждого мужчины есть свой.

Я считаю, что на Новый год в доме должна быть только живая ель. И пусть везде валяются иголки. Другой раз и навсегда решил, как надо воспитывать ребенка. Одноклассник Петр держал дома овчарку. Когда она умерла, приободрившаяся подруга предложила компромисс: собака, но небольшая. Петр принес щенка, который уже превосходил размером любую некрупную породу…

«Пунктики», по которым мужчина никогда не пойдет на мировую, очень многое определяют в его судьбе.

«Пунктики», по которым мужчина никогда не пойдет на мировую, очень многое определяют в его судьбе. Это и есть то, что называется принципами.

Вот Наполеон хотел в Москву — и баста! Предложили бы ему Тверь или Осло — он бы ни за что не согласился. И добился своего! Победители не знают компромиссов, поэтому в жизненно важных делах торг не уместен.

Так на Билли или на Губина?

Психологи, говоря о путях разрешения конфликта, описывают стратегию сотрудничества как самую эффективную. Цитата из одного их труда: «Стратегия требует обременений и усилий с обеих сторон. Этот стиль наиболее способствует длительным взаимоотношениям и основан на уважении друг к другу. Если конфликты разрешать с помощью именно этого стиля, то личностная вовлеченность в отношения еще больше усилится, а значит, усилится и мотивация к совместному решению целей и задач в будущем». Красиво. Наверное, правильно, но не совсем понятно.

То есть если компромиссное решение всегда ущербное, не слишком выгодное для обеих сторон, то сотрудничество — это когда найден самый лучший для двоих выход? На это мне сказать нечего, потому что на практике я по-прежнему не понимаю: я пойду-таки на Billy’s Band или на Губина?

Сотрудничество возможно только при полном взаимопонимании, когда цели сходятся, а интересы общие. А при таких раскладах какие конфликты?

Алексей Машутин

Фото: TAMARA SCHLESINGER

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить