Деньги и отношения

Когда-то я пообещала, что больше не буду писать об отношениях между мужчинами и женщинами. Но что может заставить честного человека нарушить данное слово? Правильно, деньги! Тем более деньги, похоже, как раз главное в отношениях.

Деньги и отношения

Итак, их целых 9 процентов. Тех смельчаков, которые под гарантией анонимности пошли свидетельствовать против себя в строгом женском суде. Они признались, что зарабатывают меньше, чем их девушки и жены. Признались, подозреваю, в первую очередь себе, а потом уже Cosmo. И пока они там в припадке самоуничижения заедают стресс бюджетной корейской лапшой, я, с вашего позволения, немного понегодую.

Почему мы ругаемся?

Как сказал кто-то в «Фейсбуке» — если хочешь что-то понять, надо об этом говорить, говорить и говорить. Я вот хочу понять, почему мы все время ссоримся из-за денег. Не лично мы с бойфрендом (хотя и мы поругались три раза, пока я готовила этот текст, надо же было собрать материал), а люди вообще. Нормальные такие люди, примерно нашего возраста, образа жизни, взглядов, степени загруженности работой и проблемами. Поколение П. И. — поколение ипотек.

Мы не боремся за право женщин голосовать — мы читаем соцсети и бухтим, что голосование обоих полов не имеет смысла. Мы не требуем у мужей зарплату — мы с этими мужьями думаем, не уйти ли хором на фриланс и не уехать ли в Новый Свет, что в Крыму, или в Новый Свет, что в Америке. Мы не просим шубу, потому что это неэкологично, и не шантажируем сексом, потому что сами секс любим. Мы не шутим над женщиной за рулем — просто покупаем еще одну машину, потому что ипотечная квартира так далеко от МКАД, что уже видно северное сияние, и метро туда докопают к 2099 году, когда все пересядут на летающие суперкары. Нам все равно, кто уйдет в декрет, когда появится общий ребенок, — кому сподручнее, тот и уйдет, главное, чтобы ипотеку было чем выплачивать, она тоже общая. Нет у нас никаких предрассудков.

И все-таки мы ругаемся из-за денег. Почему?

Потому что есть у нас предрассудки

60% мужей и бойфрендов моих подруг зарабатывают меньше них. 60, а не 9, понимаете? И при этом живут мои подруги с этими мужчинами вполне счастливо и со скалкой вечерами не встречают, и допросы «Где деньги?» не устраивают. Надо же, подумала было я, мир изменился. У мужчин тоже появились новые права, например право зарабатывать меньше и не считаться лузером. Но выяснилось, во-первых, что мой круг друзей — нерепрезентативная выборка, а во-вторых, и в их маленьких датских королевствах не все гладко. Да, они тоже ссорятся, и тоже из-за денег.

Ситуации у всех разные. Например, Машин муж Гена как раз сидит с детьми. Детей двое — близнецы, девочки. У Маши кроме них есть еще кондитерская, в которой она постоянно пропадает. Шанс открыть эту кондитерскую появился как раз в тот момент, когда тест показал две полоски (Или сколько он там показывает, когда близнецы? Четыре?). Гена тогда был вчерашним студентом со множеством подработок и невнятным профессиональным будущим. Маша пришла к нему со всеми новостями, он сказал: открывай свою кондитерскую, а ребенком займусь я. Потом выяснилось, что ребенка два, но Гене уже поздно было отнекиваться. Разве что на подработки у него, как вы понимаете, времени в два раза меньше, чем у обычных усатых нянь. В общем, теперь девочкам по два года, Гене 26, и мы все им восхищаемся и зовем мистер Поппинс. А Машина мама зовет его «этот».

— Этот твой чай будет? — спрашивает, например, Машина мама на кухне, пока Гена в прихожей помогает девчонкам вылезти из комбинезонов.

Машина мама не одобряет Машин образ жизни. Гену считает недоразумением, которое ничего не умеет и скрывается от реальности за горой памперсов и кубиков. Маша с мамой спорит, плачет, возмущается. А потом нет-нет да и скажет Гене дома маминым голосом: «Вообще-то нам с девочками тесно в двушке. Может, ты все-таки найдешь работу?» И Гене обидно слушать это «все-таки», и начинается у них в двушке скандал.

Допустим, не все мамы такие авторитарные. И не все мужья сидят дома (кстати, попробуй посиди, когда у тебя две двухлетки вокруг бегают, ну да ладно, закроем уже фан-клуб Гены). Но все равно где-то в глубине подсознания у нас сидит установка «Мужчина должен зарабатывать». И рано или поздно кто-то ее, эту установку, из подсознания вытащит. Подруга в кафе спросит, не нашел ли твой муж штатную работу вместо своего фриланса системы «то густо, то пусто». Бывший бойфренд (с которым вы, конечно, в прекрасных отношениях, но немного соревновательных) расскажет, что везет свою новую девушку на Бали. Начальник испортит настроение, тебе страшно захочется уволиться, а нельзя — на зарплату мужа вы втроем с ипотекой не протянете… И наступит вечер, и пойдут разговоры.

— А знаешь, я видела на «Хедхантере» вакансию в офисе по твоей специальности. Да, с 9 до 19, но и деньги два раза в месяц, а не в год!

— А куда мы поедем на Новый год, как думаешь? Сам ты «запредельные цены», я устала, устала, устала сидеть в Москве!

— А можно я уволюсь? Он такая сволочь! Да прекрати ты говорить про ипотеку! Мне так нужна поддержка, а ты!

И мир рушится — тот самый мир, который еще утром устраивал. Потому что он — не мир, а мужчина — должен зарабатывать. С 9 до 19, и по выходным, если надо, и за двоих, если начальник сволочь.

Потом вы помиритесь. Утром снова будет ясно, что не все пригодны для офисной работы, что тебе крайне удобен гибкий график мужа, что на Бали-то совсем не хочется, а хочется в Копенгаген, куда тебя везет твой любимый фрилансер на день рождения, и что начальник не такая уж скотина, и работу свою ты любишь. Мир восстановится — тот самый, что вы вместе строили под себя, а предрассудки покажутся чужими и чуждыми. До следующего раза.

Потому что дело не в деньгах

Во внимании дело. В том самом, которого вечно мало и которое остается прямым доказательством любви. Главный страх в отношениях — что тебя разлюбят. И пока вы живете вместе, тебе постоянно хочется подтверждения, что этого еще не произошло, и ты тыкаешь в любовь пальцем — жива ли, дышит ли, а если сильнее ткнуть? И так исторически и экономически сложилось, что внимание проще всего измерять не просто в знаках, а в ден­знаках. Обычно, если тебе не хватает внимания, тебе не хватает чего-то материального — подарка, похода в ресторан с четырехзначным меню, в крайнем случае — посудомоечной машины в доме. Чтобы вот лично для тебя и не задешево. Это притупляет страх, позволяет поставить мысленную галочку — раз потратил на меня деньги, значит, пока готов тратить себя. Проблемы начинаются, если деньги (а значит, и внимание) уходят в другую сторону.

Типичная история — бывшие жены и дети от предыдущих браков. Ты, конечно, нормальный человек и понимаешь, что ребенок — это важно и навсегда, и не только по выходным. Встречам не препятствуешь, жизнью его сына-дочери интересуешься. Ты вообще детей любишь и хочешь новых, и радуешься, что он такой хороший отец. Но те деньги, на которые вы могли бы три раза сходить в «четырехзначный» ресторан, уходят на новый велосипед со скоростями — его сын подрос. Ну или его дочь занимается в хорошем детском клубе танцами и гитарой, а это — две посудомойки в месяц. И главное, половину трат наверняка выдумывает его бывшая жена. Неужто старый велосипед так плох? Нет, бывшая явно хочет внимания. А внимание — это твое, святое. И ты сидишь, и подсчитываешь, и злишься, и жалуешься потом окружающим. Я так однажды нажаловалась сестре Ж. и получила следующий изящный совет: «Губу закатай». А потом вспомнила, как злилась на бывшего мужа за то, что он манкирует алиментами. И решила: лучше еще немножечко позлюсь на него, чем на того, который поехал за велосипедом.

А теперь страшная правда, с которой сложно совладать. У мужчины — даже бездетного — всегда найдутся дела, не связанные с тобой. И на некоторые из них будут уходить ваши общие деньги. Даже если ты зарабатываешь больше! У твоего мужа могут быть старые и небогатые родители. Или бестолковые сестры и братья, которым надо помогать. Или друзья, которым придется иногда давать в долг. Или суперпородистый кот, регулярно участвующий в выставках. И даже если муж твой нелюдимый круглый сирота-аллергик, он, вероятно, чем-то увлечен — автомобилями, фотографией или, не дай бог, исторической реконструкцией. А значит, ему скоро понадобится аудиосистема в машину, новый объектив в фотоаппарат и лосины в стиле 1812 года. Ты выдержишь это? Мужайся.

И, кстати, если спросить меня, внимание — это когда заваривают чай и молча его приносят, чтобы ты согрелась. Правда, я люблю дорогой чай — 87 рублей за 100 г.

Потому что денег тупо не хватает

Еще только 20-е число, до зарплаты долгие 8 дней. А тут вдруг отключается Интернет, и зовут на день рождения, куда без подарка не придешь, и заканчивается сыр с плесенью, и вне плана начинаются холода, а зимних сапог нет… Непредвиденные траты падают, как снаряды, только успевай уворачиваться. Ты уворачиваешься, но с трудом. Стабильности нет, считать деньги надоело, вообще, как-то невесело. Ты понимаешь, что не в состоянии решить проблему, злишься и хочешь, чтобы ее решил кто-то другой. А он не решает. Сидит за компьютером и ваяет какой-то сайт. И кажется тебе уже, что он сидит не за компьютером, а на твоей шее… Загоняешь себя в угол и оттуда, из угла, тихонько рычишь, чтобы не заплакать от бессилия. Ведь так хочется, чтобы проблемы ушли, деньги на карточку пришли, вы бы с мужем спокойно пошли на день рождения.

Без денег всем трудно, так уж задуман мир. Наверное, если черный день регулярно наступает за 8 дней до зарплаты, вам пора обоим подумать о подработ­ках или более эффективном распределении расходов. Допустим, сыр может быть и без плесени… Но именно сейчас важно понимать, что вы ругаетесь, потому что не хватает денег, а не потому, что один сидит на шее, а другая бесконечно пилит мозг. Эта ссора закончится дней через восемь или даже раньше, если за сделанный сайт мужу заплатят, как и обещали, в пятницу.

Как перестать ругаться?

Вспомнила! Есть у меня все-таки друзья, которые никогда не ругаются из-за денег, — Даша и Миша. Она экономист в большой газовой компании, он преподаватель экономики в институте. Пока не закончилась статья, я решила узнать, как с такой разницей в доходах они умудряются не ссориться.

— Ну нам хватает денег, — не поняла мой вопрос Даша.

— Но ты зарабатываешь больше.

— Нет, работаем и зарабатываем мы одинаково. Мне просто платят больше. Повезло.

— И тебя никогда не смущала ваша… ммм… ситуация? — я уже теряла нить разговора.

— Мы оба занимаемся тем, что любим. Одному из нас еще и платят. Да уж, ситуация прямо патовая! — улыбнулась Дашка.

А как же предрассудки, как же то, что мужчина должен зарабатывать, хотела я спросить, но не спросила. Подумала, что больше не буду считать чужие деньги. Все проблемы в отношениях по большому счету с этого и начинаются.

ТЕКСТ: Антонина Козлова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить