Без фокусов

«Да ты и так не используешь женские уловки! — ныла я, обсуждая сама с собой будущий эксперимент. — Где тебе их применять?»

Без фокусов

«Да ты и так не используешь женские уловки! - ныла я, обсуждая сама с собой будущий эксперимент. — Где тебе их применять? В нашей девушковой редакции? В детском саду с нянечкой бабой Паней? С друзьями-мальчиками, которых знаешь по 103 года и потому они уже все равно что подружки? Некому тебе показывать фирменные дамские фокусы! Спать, никаких экспериментов!.» И я принялась грациозно водружать себя на верхнюю плацкартную полку. Три дюжих мужика проводили меня туда взглядами, полными гендерного беспокойства.



сцена 1
ВАГОН ЭМОЦИЙ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
грациозная Женяподстаканник три мужика (и дедок)7 бутылок пивавареная курицаноги
Про себя я звала этот эксперимент «Александр Друзь». В честь усато-угрюмого магистра игры «Что? Где? Когда?», в которой «каждый может заработать деньги только своим собственным умом». Мне действительно всегда казалось, что женские уловки я в жизни почти не использую, а использую более рациональные бесполые методы. Да уж. Не знала я, как хорошо быть девушкой, пока не посмотрела на ситуацию свысока — со второй полки.
Итак, сцена в вагоне нефирменного поезда «Москва — Киев». Три дядечки из «большой» плацкарты и дедок с боковушки, открыв все прикупленное на вокзале пиво об угол стола, сгрудились у этого стола. И тут гордой походкой старого солдата, не знающего слов любви и признаков межполовых различий, вхожу я. У меня билет на верхнюю полку, я боюсь высоты. До такой степени, что дома на антресолях у меня лежат только абсолютно ненужные вещи!
- Добрый вечер, — отрывисто здороваюсь я и с размаху спотыкаюсь о раскрытый чемодан, в который парни положили курицу в фольге.
Мужчины (вместе с дедком) оживились. Во‑первых, пиво открыто не пять минут назад, да и не первое оно у них за вечер. Во‑вторых, я не мужик и не дедок. Ну и за курицу волнуются.
- Проходи, красавица! - приглашает самый огромный в закамуфлированной майке. — Мы потеснимся.
- Спасибо, — с достоинством парирую я. — У меня верхняя полка, и я вам не помешаю.
Далее происходит странное: все вчетвером наперебой начинают предлагать мне поменяться на нижнюю — даже тот, кто сам со второй верхней. Клянусь, я на это не намекала и не флиртовала ни с одним из них, даже с дедком, невзирая на мою порочную склонность к бородачам. Я от обмена отказываюсь и намереваюсь удрать от них к себе на высоту. Они размахивают руками и куриными крылышками и велеречиво возмущаются. Я пытаюсь призвать их к порядку простыми, взвешенными, мужскими аргументами:
- Я не могу, у меня сегодня первый день… — в полной тишине заканчиваю фразу: — …первый день эксперимента!
Ночью я лежу без сна на верхней полке и слушаю песнь подстаканника. Он стоит вместе со стаканом на столе внизу и дрожит, дребезжит. Ему тоже страшно. Стараюсь успокоить себя тем, что впереди две таможни, мои благодетели храпят в разнообразных тональностях и выспаться все равно не удалось бы. Но почему-то уже грустно: пацаны ведь сами предлагали, сами!
Я пытаюсь выглянуть в коридор. Не видно ничего, кроме торчащих ног. Давно подозревала, что наша страна, так же как, видимо, и Украина, перенаселена великанами с длинными конечностями, а железнодорожных дел мастера этого признавать не желают. Хотела было написать друзьям жалобные sms-ки, но понимаю: это тоже нарушение правил игры. Все эти «пожалейте меня, у меня тут ноги и подстаканники» — слишком уж по-женски!

сцена 2
ЗА ЦЕНОЙ ПОСТОИМ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
невозмутимая Женя юный сотрудник ДПС учительница природоведения классный котик
Через пару дней я возвращаюсь из Киева в Москву и сразу еду в родной город Тулу — навестить родителей и продолжить эксперимент.
В Туле я могу не только чувствовать себя маленькой любимой девочкой, но и водить машину. Когда-то в рамках другого Cosmo-эксперимента я получила права. С тех пор в редких случаях и редких городах я ими пользуюсь.
Друзья надо мной смеются, да и пусть. Не могу я спокойно ездить по Москве! То ли мне на дороге попадаются водители, заправляющие свои авто жидким экстези. То ли все, что можно наблюдать с утра на съезде с Третьего кольца, хорошо спланированная акция «За опасное вождение: семь раз отмерь, один подрежь!" Короче, каждый раз, чудом добравшись на машине до места, я готова в порыве благодарности буквально целовать асфальт. Но это негигиенично и странно выглядело бы со стороны (особенно на проезжей части).
В Туле все иначе. Ну пронесется иногда оранжевый узколобый «инфинити», ну не включит кто-то поворотник… Ерунда. В остальном все спокойно, и пробки только на мосту в час пик в будни, а я у родителей бываю по выходным. Поэтому беру автомобиль и катаюсь. А потом паркую его в неположенном месте.
- Девушка, ваша машинка? — юный сотрудник ДПС возникает из неприметной «девятки», когда я возвращаюсь из магазина с большим кульком самого необходимого.
- Да, — сухо отвечаю я и гляжу на него строго и испытующе, как учительница природоведения.
- Давно она здесь стоит? — продолжает как-то очень по‑доброму мальчик в форме.
- Да, — говорит учительница природоведения.
- А… вы знаете, что здесь стоянка запрещена? Там знак, видели?
- Да, — кажется, педагог-то у нас уже минимум завуч.
ДПС-ник смотрит на меня и моргает. Ему года двадцать три от силы, опыта у него поменьше, чем у завуча.
- Ну… покажите права, что ли, — продолжает он несколько более интимно, чем надо, когда речь идет именно о «покажите права».
Я открываю машину, предлагаю ему ознакомиться со всеми документами, включая, кажется, вкладыш о российском гражданстве моего ребенка и грамоту «До свиданья, детский сад!".
- Но стоять здесь все равно нельзя, — бормочет совершенно сбитый с толку парень. — Придется выписать штраф.
- Да!
Мы идем к нему в «девятку» за квитанцией, потом он провожает меня до моей двери (машинной, разумеется). Все это время я старательно сохраняю лицо столь же выразительным, как боковая стена типовой девятиэтажки.
- Котик у вас классный, — делает ДПС-ник последнюю попытку. — Почему непристегнутый?
Игрушка сидит на пассажирском месте. Роскошный серый мордатый кот, предназначенный для одного гражданина России.
- Он ненастоящий, — разъясняю я. — Его не нужно пристегивать. Всего вам доброго.
Я отъезжаю за поворот и останавливаюсь. Кажется, в положенном месте. От напряжения у меня свело лицевые мышцы — так хотелось пококетничать с этим милым молодым человеком, пошутить, построить глазки:
- Извините, я в магазин на минуточку зашла за туфлями (или даже туфельками!)… Вы же понимаете, здесь все всегда останавливаются, в этом магазине самая хорошая обувь… Простите, я больше так не буду… Спасибо, мне это фото на правах не кажется удачным (это я уже из сериала стянула)… И КОТИК СЕЙЧАС ПОВЕДЕТ, ОН ЕЩЕ НЕ ПЕРЕСЕЛ НА ВОДИТЕЛЬСКОЕ МЕСТО, ВОТ И НЕ ПРИСТЕГНУТ!
Произнеся наконец скороговоркой этот текст, отправляюсь дальше, еще раз пожалев, что я уже не девочка. Ну да, конечно же, я имею в виду эксперимент…

сцена 3
ИДУ, КУРЮ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
суровая Женя Бородатый Оппонент балкон старый велосипед
- Ну хорошо, — произношу я предельно ровным голосом. — Подумай, остынь, потом поговорим.
И ухожу на балкон курить.
Только что у нас кое с кем (назовем его Оппонент или Бородатый Оппонент) была перепалка. Ссора, спор, недопонимание, неразрешимое противоречие у нас было. В общем, скандал. То есть почти скандал.
В тот момент, когда я, забыв об эксперименте «Александр Друзь» — да что там, своего-то имени от бешенства не помня, — готовилась зарыдать и включить сигнализацию «Тыменясовсемнелюбишь!", мой натренированный организм дернул стоп-кран. Я вдруг в упор посмотрела на Оппонента ясными глазами и сказала вот это самое: мол, ты здесь подумай, потом поговорим. И ушла, повторяю, на балкон курить.
Оппонент, как вы, вероятно, понимаете, не раз использовал этот способ выяснения отношений. И побеждал.
А я обычно плакала, упрашивала и устрашала. И так по кругу, пока не надоест.
Балкон не антресоли, на балконе у нас лежат вещи нужные. Вот, например, неработающие мониторы (четыре), сгоревший блок питания (два), проводная сломанная клавиатура (много). Все это, конечно же, ждет великого часа Восстания Машин, а потому неуничтожимо.
Еще там стоит очень старый велосипед. Он хороший, просто из него все уже в доме выросли. А так как я выхожу курить, но при этом вообще-то не курю, мне приходится с кем-то на балконе общаться. Не с клавиатурами же, право слово.
- Стоишь? — говорю я велосипеду. — Вот, пришла. Мило здесь, и воздух свежий. Представляешь, отлично себя чувствую. Как будто в первый раз в жизни не наделала глупостей. Ты не переживай. Все будет хорошо. Авось пригодишься еще.
- Конечно, пригожусь, — бормочет велосипед почему-то у меня за спиной. — Я, кстати, там чайник поставил. Будешь чай?
- А я не с тобой разговаривала, — отвечаю. — Я с ним вот.
И указываю Оппоненту на велосипед — и на его неправоту, как видно.
- Ладно. Хватит. Пойдем отсюда.
Ночью мне даже уступают место у стеночки. Не потому, что я женщина. А потому, что я победила и кое-кто это признал. Все честно.

сцена 4
ВСЕ «ЗА» И «ПРОТИВ»

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
осунувшаяся Евгения (Евгений) Кондолиза Райс Новый Адам
Через неделю я окончательно осознала, что этот эксперимент оказался одним из самых трудоемких в моей практике. А ведь вначале я была абсолютно уверена, что все мое существование — подобный опыт «жизни без женских уловок». Думала, грешным делом, что при написании материала придется где-то приукрасить истории, чтобы добавить поучительности… Но нет, я была вынуждена постоянно за собой присматривать, чтобы не поддаться соблазну и не заставить окружающих (мужчин, разумеется) реагировать на нечестные, но такие привычные и совершенно нормальные, спокойно принимаемые обеими, кстати, сторонами методы! В итоге, признаюсь, к концу эксперимента ощущала себя уже даже не учительницей природоведения, а хорошо отрегулированным роботом-андроидом, внешность которого ученые беззастенчиво скопировали с недавнего госсекретаря заокеанской страны по имени Кондолиза Райс.
Самое противное состояло в том, что всех своих близких и дальних друзей (а также родственников, соседей, сочувствующих) я успела посвятить в подробности эксперимента «Александр Друзь». И тогда же категорически запретила всем им отвечать на мои попытки включить природную женскую смекалку и смухлевать.

Таким образом, мне, например, пришлось самостоятельно чинить компьютер, утюг, вытяжку на кухне и смеситель в ванной. А также открывать все заверченные насмерть банки и даже (вы не поверите!) две бутылки шампанского. Последнюю я, правда, мстительно направила за столом в тех, кто слишком уж рьяно соблюдал вместе со мной условия эксперимента. Но не попала (жаль!).
Однако были и положительные моменты. Я поняла, что быть женщиной круто. Опять же разговор с велосипедом придал сил и заставил взглянуть именно ясными, а не мутными от возможных слез глазами на методы доказательства своей правоты. Компьютер после меня тайно починил кто-то еще, утюг пришлось отправить к велосипеду на балкон, а смеситель — на антресоли. Зато банки я открыла ножом (вырезав середину по кругу), и шампанское мы-таки выпили, пусть и по полбутылки из каждой.
На столе у меня лежит загадочный документ — сертификат, подтверждающий, что «Батурина Женя успешно выполнила миссию по созданию Нового Адама».


Вообще-то, секрет этой бумаги мы раскроем в следующем номере. Но мне приятно посматривать на нее и, по-женски вкладывая в любые слова двойной смысл, говорить: «Да, Адам удался». То бишь, видимо, Евгений. Но быть Евгенией как-то привычнее. Пусть на первый взгляд разница и не настолько заметна.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить