Ах, оставьте!

Как известно, далеко не все романтические отношения обещают долгую беззаботную жизнь и совместную старость в окружении десятка внуков. В некоторых случаях точку ставим мы, иногда эту нелегкую миссию берет на себя партнер, оставляя нам сводить эмоциональный дебет с кредитом. Каким бы ни было расставание, когда итоги подведены, под жирной чертой остается все-таки что-то хорошее…

Ах, оставьте!

Как известно, далеко не все романтические отношения обещают долгую беззаботную жизнь и совместную старость в окружении десятка внуков. В некоторых случаях точку ставим мы, иногда эту нелегкую миссию берет на себя партнер, оставляя нам сводить эмоциональный дебет с кредитом. Каким бы ни было расставание, когда итоги подведены, под жирной чертой остается все-таки что-то хорошее…

И это что-то хорошее в отличие от разбитого или просто потрепанного сердца можно положить в карман и взять с собой в дальнейшую жизнь. Ты сейчас скажешь: «Знаем-знаем! И опыт, сын ошибок трудных?» Нет-нет. Вооружившись любовным калькулятором, я тут произвела полную инвентаризацию материальных ценностей, оставшихся на поле боя от скоротечных союзов знакомых мне мужчин и женщин. Это было непросто, честно говоря.
Что оставляет после себя мужчина, кроме стопки дисков с пройденными компьютерными игрушками и старой зубной щетки? Каких-то двести лет назад это были бы: локон срезанных волос, засушенный цветок, медальон с портретом и паутина размытых слезами чернил на прощальном письме. Нас, правда, и в новом веке интересуют вещи «с историей», которые самим фактом происхождения выражают сущность отношений: какими они были, когда казалось, что солнце светит только вам двоим. Описи не подлежат: подаренные машины, квартиры, драгоценности — писать об этом приятно, но завидно читать тем, кому повезло меньше. Зализывать душевные раны, имея в собственности крышу над головой, как-то оптимистичнее. Еще остаются дети, но они за скобками всех расчетов, они теперь просто есть. Фотографии не считаются — с изобретением «мыльниц» ценность снимков сильно упала. Мейлы, открытки и sms-ки оставим филологам. Эти буквоеды, несомненно, найдут им применение, например, в кандидатских про особенности эпистолярного жанра XXI века. Плюшевые зайцы — детишкам: по ним плачет пылесос, а не девушка Cosmo.

Про правильный прикус
Куда может повести молодой человек свою девушку вечером? Если ты проставишь галочки напротив ресторана, музея, кино, театра и филармонии, то продемонстрируешь стереотипность мышления и глубокое незнание мужской психологии. Наш герой Саша, исповедуя чеховский принцип, что все в человеке должно быть прекрасно, повел свою девушку Оксану к стоматологу и оплатил ей пломбу в переднем зубе. Остальные оплачивать не стал, поскольку был уже заказан-таки столик в ресторане, а Сашу волновало только то, что на виду. Их отношения логически развились в предложение одновременно руки, сердца и пластической операции по исправлению ее последнего, по Сашиному мнению, изъяна — маленькой родинки на носу. Оксана, понятное дело, не решилась на такой «соцпакет», и родинка проживает на ее носу до сих пор. Впрочем, как и пломба в зубе, спасибо эстету-мужчине.

Про скупого рыцаря
В отличие от щедрого героя предыдущей истории, который готов был инвестировать в девичью красоту немаленькие средства, персонаж Максим держал свой кошелек закрытым, причем всегда, и являл собой реальное экономическое чудо по принципу «он был великий эконом». Зачем ходить в кино, если за углом раскинулся гостеприимный видеопрокат? К чему дурацкие цветы и конфеты? Какое такое такси, когда можно украсить метро своим вечерним платьем в пол и звонко простучать каблучками по переходам? Зато он был красив как бог и завистливые взгляды проходящих мимо дам вполне компенсировали недостаток внимания. Что могло остаться от воздушного Максима в нашем материальном мире? Только стихи на салфетке — нерифмованное четверостишие на английском, по сути вольное переложение известной песни про солнышко лесное. Не избалованная подарками Маша тогда почти прослезилась… Правда, немедленно услышала в ответ, что это nothing personal (ничего личного), он просто упражняется в английском, потому что подал документы на ПМЖ в Америку. Ну и уехал на свое ПМЖ, Машу с собой не позвал. И действительно, там ему лучше, там женщины сами за себя платят. Но трогательная салфетка все же лежит у Маши в ящичке и изрядно веселит ее в минуты тягостных раздумий.

Любовные шрамы
Ты наверняка смотрела «Титаник» и рыдала, когда пучина поглощала замерзшего Лео. А уж кадр, когда на носу корабля раскинули руки-крылья влюбленные, ветер трепал их волосы и были они единым целым, знают даже те, кто принципиально не смотрит блокбастеры. Теперь практически каждая пара, завидев море и почуяв движение воздуха, жаждет повторить кинематографический опыт и подставить счастливые лица вольному ветру. Наши герои Света и Стас решили скрепить союз романтическим поцелуем на скале мыса Фиолент, что к югу от Севастополя. Союз, правда, вскоре распался, но вот затейливый шрам на девичьей коленке — от ракушки, прилепившейся к камню, — до сих пор хранит память о нем и кинообъятиях на Черноморском побережье (карабкаться-то на этот Фиолент было высоко и скользко). Некоторые шрамы украшают не только мужчин.

Интернациональные традиции
У двух разнополых студентов всегда найдется повод для общения без преград. Если оба они лингвисты, то и языковой барьер берется с легкостью.
А где не хватает слов — всегда найдется понятный жест. Вот так и наши герои. Простая русская девушка Оля и такой же простой валлийский парень Барри познакомились на студенческой скамье, потом занимались вместе домашними заданиями и постепенно перешли к занятиям более приятным и естественным. У них все было на двоих: съемная квартира, учебники, мюсли на завтрак и день рождения в жарком августе. Так и встречались они, пока ученическая пора не прошла и судьба не разбросала их по миру. Но у Оли осталась традиция: каждый год в их общий день рождения он звонит ей с поздравлениями из любой точки земного шара. И она всегда очень ждет его звонка.

Братья наши меньшие
Они любили друг друга пламенно и долго — целый год. Заранее, за полгода, обсуждали в подробностях, как именно отметят годовщину знакомства. Лена предлагала отправиться в Париж, Егор — поехать в Питер и снять лодку, кататься по каналам.
В результате утро этого прекрасного дня Лена встречала в зоомагазине, покупая игрушки, которые смогли бы заменить ее новому другу ножки старинного стола, которые тот уже сутки упорно жевал. Этот друг, золотистый ретривер полутора месяцев от роду, был ей подарен Егором как раз на годовщину. Как выяснилось, взамен самого себя, чтобы бывшая любимая не слишком
переживала его уход, занятая уходом за детенышем. Любимая все-таки попереживала, но действительно недолго. Псу уже четыре года, и Лена утверждает, что с точки зрения преданности
и обожающих взглядов большинство мужчин ему в подметки не годятся.

Звезда с неба
Если Аня купит телескоп чуть поменьше, чем знаменитый Хаббл, и вооружится картой звездного неба,
то сможет разглядеть звезду «Пыжикова». Пыжикова — это ее фамилия, а назвал так звезду номер Х со склонением A и восхождением В один молодой человек. Звезду имени тебя курьер привозит еще до того, как вы успеваете помириться более традиционным способом. И несмотря на то что эта пара так и не помирилась, Ане по‑прежнему радостно смотреть ночью на звездное небо.

Парфюмер
Нынче модно связывать запахи с воспоминаниями и водить носом, играя в парфюмерные ассоциации. Однако эта история приключилась с Катей задолго до того, как городские улицы заполонили люди с книжкой Патрика Зюскинда под мышкой. Шведская осень, столица, случайная встреча на стоянке такси с таким же русским командированным, ночь пеших прогулок по спящему городу, вежливое расставание и снова встреча — уже в аэропорту «Арланда» в благословенном duty-free, откуда он собирался везти коньяк, а она — новые духи, которые уже неделю звучали песней рекламного ролика
у нее в голове. Катя задержалась
у стойки с сувенирами, и он успел купить ей духи в подарок. В ответ
она купила ему коньяк. Еще два часа разговоров, даже не любовь, не влюбленность — обещание любви, когда кажется, что вот еще немного и нырнешь с головой… Ванильное небо летело за иллюминатором, коньяк лился в пластиковые стаканчики
на двоих, и непривычный, еще пока чужой аромат окутывал обоих так,
что остался у него на манжетах.
Это могло бы стать красивой историей любви, если бы не закончилось сразу после посадки под темными трубами шереметьевских потолков. Катю встречал молодой человек с красными розами, ее спутника — водитель
с охранником. Они расстались,
не попрощавшись, унося один запах на двоих. С тех самых пор у этого парфюма нет более верной поклонницы, чем Катя, которая неуклонно меняет опустевший флакон на новый. Ее молодым людям кажется, что так пахнет сама Катя. Ей кажется, что так пахнет сама любовь.

Комментарий Альбины Серовой, психотерапевта
«После любого расставания — даже если оно происходило тихо-мирно — в памяти норовят остаться какие-то гадости. Как он не пришел, не то сказал, не так посмотрел, не позвонил, закатил скандал… Чтобы не усугублять свое и так не самое сбалансированное состояние, проведи некоторую работу над воспоминаниями. Представь себе, что все с вами происходившее — это горсть риса (такого, „старой закалки“ — с мусором и черными зернышками). Разложи эту „горсть“ перед собой ровненько — так чтобы каждая частичка была видна. Выбери те „рисинки“, которые тебе нравятся больше всего, и любуйся ими, верти то так, то эдак. А все остальное просто выброси. В мусорное ведро».

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить