История Алены Алехиной

Вместо медалей и рекордов шесть часов терапии ежедневно. Как потерять возможность ходить, но остаться настоящей спортсменкой, нам рассказала сно­убордистка Алена Алехина.

История Алены Алехиной Стас Мартынов

Весной 2013 года в моей жизни все было идеально. Я была по уши влюблена в мужчину своей мечты, обручена с ним, оканчивала магистратуру РУДН, готовилась к Олимпиаде в Сочи и подписывала новые спонсорские контракты.

23 апреля, Калифорния, гора Маммот. Шел второй день рекламных съемок. Катание не складывалось: навалилась усталость, но я себя переборола. Сама выбрала ту фигуру в сноубордическом парке — самую безопасную, обычный диван на склоне. Как раз для такого дня, когда ты неважно себя чувствуешь. Первая же попытка не удалась, и я подумала закончить на сегодня, позагорать и пофотографировать друзей. Но просто так смотреть на них не смогла и решила попробовать проехать еще раз.

Я упала. Довольно нелепо, как будто споткнулась на лестнице. Со стороны ничего страшного, но я с первой секунды перестала чувствовать свои ноги. Ребята подбежали и попытались подбодрить: «Да у тебя просто дыхалка сбилась, сейчас все пройдет!» Никто не хотел думать, что это может быть травма спинного мозга. И все же все понимали, что ситуация серьезная. Всегда надеешься, что все обойдется. В первый же час мне сказали: «Шансы, что ты будешь ходить, небольшие, но есть». Я старалась быть сильной. Переживала за родителей, хотелось уберечь их от таких новостей. Я даже не собиралась никому рассказывать о том, что случилось. Но когда вокруг меня засуетились врачи и речь зашла о вертолете, чтобы переправить меня в крупный госпиталь, друзья позвонили моему бойфренду Райану. Через пару часов он уже был в самолете, а меня повезли в операционную. Когда я проснулась после наркоза, увидела его рядом. Вдвоем мы слушали самые страшные прогнозы. У медиков в США были пессимистичные взгляды, но в Москве я нашла врача с позитивной точкой зрения на мои перспективы. В последнее время он видит, что у меня появляются новые рефлексы, укрепляются мышцы.

Сначала не могла даже сидеть: теряла сознание, в глазах темнело, это казалось невероятной пыткой. Так прошли первые две недели. А через десять дней после падения, еще в реанимации, состоялась моя свадьба. Так решил Райан. Мы были обручены несколько месяцев, но жениться пока не планировали. У него были слишком плотные гастроли, у меня маячила Олимпиада, да и вообще некуда было спешить. Райан до сих пор шутит, что воспользовался моментом и уговорил меня, пока я была под действием морфия. На церемонии мне с трудом удалось провести десять минут в сидячем положении и не упасть в обморок.

Первые три месяца после травмы мы с мужем постоянно были вдвоем. Казалось, что в мире больше никого не существует. Это время вдохновило его на новый альбом, Райан — солист группы Yellowcard. А летом мы впервые расстались надолго — он закрылся в студии на три месяца, а я уехала в Москву к семье. Получившаяся пластинка очень отличается от их остального творчества группы. Она пропитана совершенно другими эмоциями, всем тем, что мы пережили вместе.

When Ryan surprised me and came home last weekend just for two nights between touring Australia and Europe. #my_favorite_rock_star #surprise #velcro @williamryankey

Фото опубликовано Alyona Elena Alekhina (@alyona_elena_alekhina)

Музыку Райана я слушала с 13 лет, а познакомились мы на концерте Yellowcard в Мадриде в 2011 году. Я танцевала на барной стойке и вдруг увидела, что солист на меня смотрит и говорит: «Hi!» Подруга заявила, что это мания величия и мне все кажется. Но после выступления в толпе нас нашел менеджер группы и пригласил отпраздновать день рождения солиста. Мы пришли в автобус, а выйти оттуда, чтобы отправиться куда-нибудь на вечеринку, так и не смогли, слишком уж настойчивыми оказались испанские фанаты. Так и отметили день рождения прямо в салоне. Мы с Райаном несколько часов проговорили, а потом долго не виделись, только переписывались по e-mail. Весной 2012 года я приехала в Лос-Анджелес, и мы пару раз встретились. Там и завязались наши отношения.

Я уже полтора года прохожу реабилитацию. В основном это физические упражнения. Каждый день занимаюсь примерно по шесть часов. Недавно установила рекорд — десять часов подряд. Сначала, когда меня ставили в вертикальное положение на тренажер, я тут же падала в обморок, несмотря на горы лекарств. Стояла по таймеру, каждый день добавляя время. Продержаться пять минут и не потерять сознание считалось достижением. Спустя полтора года после падения стало ясно, что все только начинается. Мое «путешествие» займет очень много лет. Мне не хватает физической активности, ведь раньше я двигалась просто нон-стоп. Но у меня есть и преимущества: я умею работать над собой благодаря спортивной карьере, привыкла к нагрузкам — на реабилитации они нереальные, не каждый человек сможет вынести. Хотя прогресс идет очень медленно, едва заметно, он все-таки есть, это дает силы продолжать.

Но и сейчас мой образ жизни нельзя назвать неактивным. Я преподаю английский, совершенствую свой французский, а этим летом мы с подругой решили вместе изучать немецкий. На вопрос, зачем мне еще один язык, я сначала затруднялась ответить. Английский нужен в повседневной жизни, но даже французский редко необходим. Подумала и поняла, что выучить немецкий хочется именно ради собственного развития. Из-за этого раньше я и занималась спортом, обожала сноубординг не только за скорость и высоту, но и за постоянное движение вперед. Ты каждый день пробуешь новое и становишься лучше. Это ощущение роста над собой для меня очень важно. Кроме языков мне хотелось делать что-то просто для себя. И хотя свободного времени мало, решила раз в неделю брать уроки вокала ради удовольствия и самосовершенствования. Вообще, это вечное желание прогресса можно назвать синдромом спортсмена.

Фото опубликовано Alyona Elena Alekhina (@alyona_elena_alekhina)

Я очень скучаю по «Доктору Клоуну». Это благотворительный фонд, который навещает детей в больницах. С 2010 года я — доктор Елка. После падения удалось только один раз сходить в РДКБ. Меня просто накрыло эмоциями! Ребята там самые разные — от малышей до подростков, в основном с онкологией. Я учусь у них мужеству.

У меня никогда не было такого спортивного характера, как сейчас. За эти полтора года мне удалось стать сильнее и многому научиться. Раньше я просто была девчонкой, которая обожала скорость и высоту, искренне любила кататься и каталась. Не ставила себе целей, не мечтала о медалях — все происходило само, ведь я вкладывала в катание всю душу. Тренироваться на износ столько дней напролет мне пришлось только сейчас. Я готова буквально на все, чтобы достичь цели. Спортсменкой меня сделала травма. Я всегда думаю о себе как о супервумен. И хочу пожелать всем, кто пережил травму, представлять, что ты сильнее, чем на самом деле. Очень многое меняется и в душе, и в голове, и в теле, бывает, впадаешь в отчаяние, но все равно надо уважать и любить себя.

У меня простые мечты: я хочу весь день провести на своих ногах, пробежаться на закате вдоль океана и станцевать на барной стойке во время рок-концерта, так, чтобы ноги потом от усталости болели.

По статистике:

  • 45% травм среди сноубордистов приходится на начинающих — это происходит в процессе обучения и во время первого сезона катания. Самые распространенные повреждения: вывих плеча, перелом запястья и травмы лодыжек.
  • По сравнению с горными лыжами сноуборд считается на 50−70% более травмоопасным видом спорта. Однако в среднем повреждения у сноубордистов на 33% менее серьезны, чем у горнолыжников.
  • 8% травм сно­убордистов происходят во время использования подъемника.
 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить