Женское образование

Обыкновенная история. Все как у всех. Встреча, знакомство, привязанность, любовь. Цветы и подарки, походы в кино и на концерты. Ревность, слезы, прощение и примирение. Семья, быт, дети, совместные планы. Обыкновенная история. С той лишь разницей, что обе ее участницы — женщины.

Женское образование

Обыкновенная история. Все как у всех. Встреча, знакомство, привязанность, любовь. Цветы и подарки, походы в кино и на концерты. Ревность, слезы, прощение и примирение. Семья, быт, дети, совместные планы. Обыкновенная история. С той лишь разницей, что обе ее участницы — женщины.

Наталья, 25 ОФИЦИАНТКА (справа)
Ксения, 33 DJ (слева)
Наташа: Мне все про себя было ясно с детства. Мальчишки были моими друзьями, товарищами по играм и шалостям. А первый настоящий сексуальный опыт в 15 лет случился с женщиной. До этого были только игры и прелюдии, пробы и поиски.
Ксения: А я в юности и не знала, что лесбиянки существуют. Я же 72-го года рождения. Когда мне было 13 — 85-й год, — какие лесбиянки?! У меня были мальчики — папа за голову хватался от их числа! В 95-м году, в 23 года, я впервые влюбилась в женщину, хотя была уже замужем и думала, что люблю мужа.
Наташа: В моей жизни тоже был период, когда я пыталась разобраться, нужны ли мне мужчины. У меня были любовники, но секс с ними был неинтересным. Поэтому сам собой напросился вывод — мужчины не для меня. Мне нравится заботиться о женщине.
Ксения: Например, Наташа подает мне пальто, а мне в голову не приходит подать пальто ей. Я везде вхожу первая, Наташа придерживает мне дверь… Все-таки сексуальная ориентация — это не то, с кем ты спишь, а то, кого ты можешь полюбить. У меня было много мужчин. Я могу заниматься с ними сексом, но полюбить мужчину так, как я люблю Наташу, не могу. У меня жесткий и злой характер, но, живя с Наташей, я учусь «прогибаться». У меня взрослый сын. Мы можем рассказать ему, как любить женщину. Главное для женщины — внимание. Например, мы купили двух тряпичных куколок — мальчика и девочку — и повесили их над нашей кроватью. С моей стороны — девочка, с Наташенькиной — мальчик. Рассказываю об этом своей замужней сестре, та слушает и говорит: «Да-а, от моего мужа в жизни такого не дождешься, он всего этого не понимает». И не потому что плохой. Он очень добрый, очень ее любит. Просто он мужчина!

Как вы относитесь к изменам?
Ксения: Любовь я доказываю каждым мигом своей жизни. Если я захочу изменить, значит, моя любовь прошла и надо заканчивать отношения. Какой нам смысл удерживать друг друга — мы не рожаем детей, которых хочешь не хочешь надо поднимать. Нас объединяет только любовь. Вот ты сейчас выйдешь замуж, родишь ребенка, муж у тебя загуляет, а ты будешь терпеть до старости его только потому, что тебе нужно ребенка на ноги поставить… У нас не так.

Секс с мужчиной отличается от секса с женщиной?
Ксения: Мы лесбиянки, и говорить с нами о сексе с мужчиной смешно, у нас обеих его не было сто тысяч лет. Но ты просишь отличия, я их назову… Во‑первых, руки не устают так быстро. Во‑вторых, у мужчин нет груди. В-третьих, запах мужчины менее приятный. В-четвертых, тактильные ощущения — волосатое тело вместо гладкой кожи. На мой взгляд, женщина более совершенна, чем мужчина, даже в технике секса. Женщине я могу простить гораздо больше, чем мужчине. У меня сильный характер, и я никому не позволяю собой руководить, особенно если знаю, что я сильнее и умнее. При всем уважении, единственный мужчина, который умнее и сильнее, чем я, — это мой папа. Все остальные — извините!

А в быту какие-то различия есть?
Ксения: Все зависит от того, как договорятся люди. Есть мужчины, которые занимаются домашними делами наравне с женщиной, а есть домостроевцы, которые хотят видеть женщину босой, беременной и на кухне. И в лесбийских парах бывает, что одна зарабатывает, а вторая шуршит по хозяйству. У нас в быту полная взаимозаменяемость. Утром я приношу кофе, днем Наташа приносит кофе… Бюджет у нас общий. Я хожу платить за квартиру, Наташа носит тяжелые сумки из магазина. Все гармонично.
Наташа: Еще я выношу мусор!
Ксения: Я была уверена, что прекрасно готовлю, но теперь знаю, что это совсем не так. Наташа умеет из ничего сделать произведение кулинарного искусства. Каждая семья живет по своим правилам. Воспоминания моего детства: мама на диване с книгой, а папа с нами на прогулке в лесу, а потом мы убираем квартиру. А мама — на диване с книгой.

Ксюш, у тебя есть сын, он знает о том, что его мама лесбиянка?
Ксения: Если он захочет об этом поговорить, мы поговорим. Уверена, что он и так все понимает, ему 15 лет. Просто из деликатности не задает лишних вопросов. Он принимает меня такой, какая я есть. Они с Наташей очень дружны. Это прекрасно! По статистике, нас 4% от общего числа населения. Хотя есть и другие, те, что отдают дань моде, насмотревшись «Тату», а потом все равно выходят замуж. Я против такой популяризации. Но если юная девочка чувствует, что мальчики ее не интересуют, это не должно становиться для нее проблемой. Надо сказать себе: «Я такая — и ничего плохого в этом нет!»

А если твой сын станет геем?
Ксения: Что значит станет? Это солдатами становятся, а геями рождаются. Ему было 5 лет, когда мне пришла в голову эта мысль. Я просто в шоке была. Ходила сама не своя. А через пару дней сказала себе: будь что будет. Я буду любить его всегда и несмотря ни на что. Я очень хорошо знаю гейскую тусовку, вижу, как одиноки многие ребята. В мире очень сложно найти близкого человека. А в геевском мире тем более.

Наташ, а ты хотела бы ребенка родить?
Наташа: Я мечтаю, чтобы мы родили ребенка! Но я бы хотела, чтобы сделала это Ксюша.
Ксения: Нет, я не хочу больше.

С неприязнью окружающих приходилось сталкиваться?
Ксения: Никогда.
Наташа: Всегда. Я родом из маленького провинциального городка. Открыто заявить о том, что я лесбиянка, я не могла, но по поведению, внешнему виду все всё понимали. Однажды пришлось столкнуться с настоящей опасностью. Местные бандиты угрожали моей подруге, тоже лесбиянке, перепутав ее со мной. Проблема была в том, что многие девочки отказывали им в интиме, мотивируя тем, что они лесбиянки. Вот мальчики и решили, что все зло — от меня. Это очень типично — искать виноватого на стороне.
Ксения: Некоторые обижаются, когда слышат вслед — «лесбуха!». Думаю, это глупо. Ну да, а кто же я?.. Но если что, я всегда Наташе говорю: «Спина к спине!»

А на работе как к вам относятся?
Наташа: Я работаю в кафе. Наши сотрудники не скрывают свою сексуальную ориентацию, и это никого не смущает. И работодателей не смущает. Если кто-то сталкивается с обратным, то это отголоски советского времени. В нашем мире пора бы всем понять, что сексуальная ориентация сотрудников никакого урона репутации бизнеса не наносит!
Ксения: Я работала не только в гейских клубах, но и в обычных фирмах. И никогда не скрывала, что люблю женщин. Просто работала и была на хорошем счету. И никому не было дела, с кем я живу. В гомосексуализме нет ничего необычного, но если мне задают прямой вопрос, я прямо на него отвечаю: «Да, я лесбиянка».

Женя, 36 МЕНЕДЖЕР (сидит)
Женюшка, 38 МЕНЕДЖЕР-КАССИР (стоит)
Женя: Мы познакомились на дне рождения нашего общего друга. Женюшка была со своим любовником, а я — один… А потом мы месяца три вообще не виделись, и я сильно страдал — мне безумно хотелось встретиться с ней… И тут как раз появился повод — мой день рождения, куда я ее и пригласил. Женюшка пришла и осталась у меня ночевать. Так и сказала: «Можно я сегодня останусь у тебя?» Я это, конечно, принял как зеленый свет…
Женюшка: Я сказала это без всякой задней мысли!.. До Жени у меня не было женщин. Я человек старого воспитания — у меня мама такая… строгая. И я никогда не понимала, почему меня так к женщинам тянет. А когда мы сошлись, все мои инстинкты вылезли наружу. Такое впечатление, что Женьки мне и не хватало!

Женя, ты себя называешь в мужском роде — это такая игра?
Женя: Нет. Не в 36 лет! Свой случай я называю шуткой природы: я чувствую себя мужчиной, но не хочу менять пол, не хочу никаких внешних изменений… Но я не женщина. И друзья, и коллеги на работе обращаются ко мне именно в мужском роде…

Ваша ориентация врожденная или здесь дело в воспитании, как вы считаете?
Женюшка: Я думаю, что ориентация — дело врожденное. У меня тяга к женщинам была всегда. Даже в детском саду, если надо было разделиться на пары «мальчик — девочка», я всегда выбирала девочку. Но воспитывали меня традиционно. Как девочку.
Женя: Да, согласен, ориентация — дело врожденное. У моей мамы родилась двойня, я и мой брат-близнец. Он умер при родах… Может, я его жизнью живу? Не знаю. Мама всегда одевала меня в брючки, бантики я срывал с головы — не ощущал себя девочкой. Правда, лет до 14 — до первого опыта с девочкой — говорил о себе в женском роде. И потом все влюблялки пошли в девочек. Хотя были пару раз и романы с мальчиками… Но секс — нет, это было ужасно! Тогда я и подумал, что что-то со мной не то. Не потому что это было больно, а потому что противно. Мужчины мне интересны как люди, я с ними дружу. Но без постели.

А первая любовь в 14 лет с девушкой оставила приятные воспоминания? Не было чувства стыда, оттого что нарушено табу?
Женя: Был кайф оттого, что нарушено табу! Но было и страшно осознавать, что ты не такой, как все, — не было в СССР никакой информации о сексуальных меньшинствах, не с кем было поговорить… С мамой поделиться невозможно — не поймет, убьет. Рассказать подружкам — позор! Приходилось скрывать… У меня были подпольные, случайные девочки начиная с 14 лет. Но не было длительных отношений. Латентный период, ведь он у всех есть, — открывается лесбиянка годам эдак к 35.

Хотите сказать, лесбийское начало заложено в каждой женщине?
Женюшка: Конечно! Я считаю, что 99% женщин пробовали секс с женщиной или хотят попробовать…
Женя: Если женщина не убита комплексами.

Вы говорили, что у вас есть дети…
Женюшка: У меня две дочери, у Жени — сын. Я была замужем с 22 лет, недавно вот развелись.
Женя: А мне ребенок достался по наследству — это сын моей двоюродной сестры. Мне рожать — не дай бог! Буч (активная лесбиянка с «полумужской» ролью) рожает?! Такого не бывает!
Женюшка: Когда Женя меня окунул в свою жизнь, я поняла, что до этого вообще не жила. Детям, конечно, я ничего о нас не рассказывала. Они сами догадались, хотя мы с Женей и стараемся вести себя при них сдержанно… Старшей, Насте, 16 лет. С Женей она знакома с 12. Поначалу была ревность, конечно, но потом все сгладилось.
Женя: Дети нас называют мама и папа. А Настя уже говорит: «Хочу покраситься, как Женя», «Хочу пирсинг, как у Жени»… Одежду всегда ходит покупать со мной. Но с детьми я строг. Если Женюшка упрашивает, то я — кулаком по столу. И с сыном веду себя очень строго.

А у Насти какая ориентация складывается?
Женюшка: Сейчас у нее мальчик. Но я думаю, что и девочки ей нравятся. На самом деле я абсолютно не против, если мой ребенок попробует отношения и с женщиной, и с мужчиной. Она еще маленькая, все может измениться… Это у меня уже ничего не поменяется… Сомнения были, когда я не знала, входить или не входить в эту дверь. Но я доверилась этому человеку и вошла…
Женя: А меня легче застрелить, чем изменить.

У вас кольца есть. Свадьба была?
Женюшка: Мы обменялись колечками — это была почти как помолвка перед свадьбой. Пришли друзья, посидели, отметили. Закона, разрешающего такой брак, у нас, как известно, нет. С другой стороны, у нас с мужем была печать в паспорте — и что?
Женя: А сейчас мы в разводе. (Смеются.) Сходились и расходились мы много раз. Из-за меня. Я человек любвеобильный: раз попался, два попался… У Женюшки интуиция срабатывает просто на раз!
Женюшка: Я, если чувствую что-то не то, сразу задаю вопрос. Он отнекивается. Проходит какое-то время, и он мне все выкладывает в подробностях…
Женя: Я человек творческий, сочиняю и пою песни — у меня в Питере своя группа Women, — и мне нужны приливы чувств. Иначе я задыхаюсь. Мне нужно постоянно влюбляться… Влюбленность может и не дорасти до постели. Но флирт мне необходим.

Вы посещаете секс-шопы?
Женюшка: Нет, мы только раз сходили, посмотрели и купили одну вещь — фаллоимитатор…
Женя: Мне это не нужно, а Женюшка все-таки получала от проникновения удовольствие. Поэтому мы и решили приобрести его, но пользуемся в последнее время редко. И нехватки чего-то абсолютно не чувствуется.
Женюшка:Абсолютно!
Женя: Мне достаточно одного оргазма, но я приложу все усилия, чтобы женщина получила как можно больше удовольствия.
Женюшка: С мужчинами у меня никогда не было столько оргазмов. Не знаю, что тут сыграло роль: то ли физиология, то ли чувства и понимание того, что я наконец-то живу своей жизнью.

Что ваши родители думают о ваших отношениях?
Женя: Моя мама давно умерла, родных не осталось, только сын. А у Женьки в семье пришлось пострадать всем: и ругань, и обиды были…
Женюшка: Моим родителям рассказал о нас мой муж… С мамой мы долго не общались — она так и не приняла это… Отец жив, он знает Женьку, но отношения наши не принимает. В разговорах постоянно старается нас уколоть.
Женя: Был момент, когда очень хотелось ему ответить… Во‑первых, Женьку это обижает, да и мне неприятно. Мы нормальные люди! А общественное мнение — мимо нас. Оно не маяк, а блуждающие огни.

Приходилось вступаться за женщину, драться?
Женя: О-о! Сколько угодно! Любимое занятие.
Женюшка: Я Женьку пару раз просто вытаскивала из драк… Однажды пришел с фингалом — оказалось, подрался с каким-то мужиком, когда за сигаретами ходил.
Женя: Он ткнул пальцем в мой пирсинг: «Что это такое?» И получил, естественно, сразу — я в детстве занимался самбо… Ну и я получил. Я маленький — со мной можно сделать все что угодно…
Женюшка: Но если что, я тоже в стороне не стою. Хотя драться не умею. Если, к примеру, сейчас кто-то сюда войдет и скажет, что чью-то девочку бьют, мы через секунду окажемся в центре событий…
Женя: Да, если скажут, что бьют лесбиянку, — камня на камне не останется. Мы друг за друга горой.

Жень, а ты знаешь, как завоевать женщину?
Женя: Конфетами-букетами, само собой. Ухаживать за женщиной надо! Но самое главное — уметь разговаривать, быть интересным для человека.
Женюшка: У Женьки есть одна очень хорошая черта — он знает, что человек хочет услышать и получить. Когда он за мной ухаживал, у меня цветы не переводились. А когда мне мужчины дарили цветы, и не вспомню… Только по праздникам. Еще мы друг другу дарим сережки, цепочки, колечки… Ему — мужские, мне — женские.

Бывают пары буч и буч?
Женя: Это все равно что два мужика.
Женюшка: Это уже как два гея…
Женя: У меня есть друг-буч, но я не представляю, что могу какие-то сексуальные чувства к нему испытывать. Для меня он такой же мальчик, как и я. Вот есть дайки — нечто среднее между фэмами (с более выраженным женским началом) и бучами. Универсальные такие существа. Дайк может спать и с фэмами, и с бучами, и с дайками же. А бучи — только с фэмами или дайками.

А к бисексуалам вы как относитесь?
Женюшка: Бисексуальных людей очень много. Но я их не принимаю.
Женя: Нормальная лесбиянка считает для себя неприемлемым общаться с бисексуалом. Би среди наших подруг нет. И нашим и вашим — это нехорошо.

Благодарим КОКТЕЙЛЬ ХОЛ VISION за помощь в организации фотосъемки.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить