Женская сила

Яна Лепкова — суперпрофи и Cosmogirl со стажем. Поэтому тема женской силы близка ей и по жизни, и по профессии.

Женская сила

Открытое море, сумерки. Штормит. На неспокойной воде опасно покачивается моторка. На фоне низких сизых туч — хрупкий силуэт: девушка в дайверском снаряжении. Длинные волосы живописно развеваются на ветру. Пару дней назад примерно в этих координатах пропал ее жених. Нырнул с аквалангом — и привет… Спасатели умыли руки. А она («Он жив, я чувствую!») сейчас будет спасать его сама. Еще секунду мы любуемся безупречным тонким силуэтом — и девушка спиной, по-дайверски, вываливается за борт…

Это завязка популярной компьютерной игры. Отлично отрисованный приключенческий квест приведет героиню в заброшенный город на дне морском. Там злобный дух ворует беспечных дайверов и превращает их в красноглазых демонов в эффектных капюшонах. Девушке предстоит много беготни.

Ты разберись, а я подежурю

Последние годы я работала в интернет-компании и хорошо знаю, что этот рынок улавливает настроения аудитории почти так же чутко, как модная индустрия, шоу-бизнес или кинопроизводство. Благополучно закончив со спасением жениха, из профессионального любопытства я перебрала десятки аналогичных рейтинговых игрушек и обнаружила, что сюжет, в котором нежная девушка спасает своего беспомощного мужчину (а заодно с ним и весь мир), — абсолютный лидер проката. Иногда даже без участия здравого смысла. Например, встречает героиня в адских катакомбах человеческого, не демонического, мужика (здорового!), а тот ее отправляет… разбомбить гигантскую каменную статую. Ты, дескать, иди разберись, а я у постели твоего жениха подежурю. Тут поневоле задумаешься, занеся палец над захватанным экраном айпада: «Должно же быть наоборот?» Слабая женщина сидит у постели любимого, а мужики взрывчатку подкладывают под всемирное зло. Или все-таки не должно? Инструкцию-то они все равно не читают.

Самый грандиозный миф

Бесконечные разговоры об утраченной женской слабости напоминают мне притчу про Мышонка и Хомячка. По­чему, спрашивает Мышонок, люди хомяков любят, а нас травят? Ведь вы же тоже мыши… Да у вас, мышей, пиар плохой, отвечает Хомячок. Так вот, плохой пиар у понятия «сильная женщина», гнать такого пиарщика в три шеи. Ведь если цепляться к словам, то изначально — оглянемся на пару столетий назад — разговор шел о равенстве. Голосовать, автомобиль водить, стричься коротко, брюки носить. Работать не только стенографисткой и прачкой. И во­обще — работать. Никто не говорил, что женщина должна заменить муж­чину. Мужчину заменяют лишь те женщины, которые хотят его заменить и переплюнуть, и у них на то свои личные причины. А которые не хотят — те во все времена успешно живут при муже и за ним же, потому что смысл не в переплевывании, смысл — в партнерстве.

Если честно, мне кажется, слабая женщина — это самый грандиозный миф за всю историю человечества. Вспомним хрестоматийный диалог в книжном: «Мне нужны книги по теме „Мужчина управляет жизнью женщины“. — Отдел фантастики на третьем этаже». Начиная от Евы, Адама и их запретного яблока и упираясь, например, в Мишель Обаму… Ну или хотя бы в Марлен Дитрих. (Для которой, к слову, упомянутое ношение брюк было не капризом, а возможностью скрыть далеко не идеальные ноги и попу.) Только сильная женщина способна вертеть мужчиной, который способен вертеть всем миром. И это не просто волевое решение, это характер. Вот двухлетняя русская девочка на тропическом курорте, белокурый ангелок, облачко кружавчиков на ножках. Набегавшаяся за день полумертвая бабушка одними губами шепчет мне на ухо под вечерний коктейль Cosmopolitan: «Я-то еще ладно, все-таки годы уже не т. е. А вот папа знаете, как ее называет? Мой фюрер».

Лично мне всегда казалось, что быть сильной — это нормально. Уж во всяком случае точно не стыдно. Я ощущала силу в самостоятельности, в умении зарабатывать, в способности самой о себе позаботиться. Но вот каменные статуи взрывать никогда не бралась. Не то чтобы не могла… подумаешь, высшая математика. Просто в моем подводном мире это все же мужское дело. И такая логика всегда давала мне основание считать, что хотя я много чего могу сама, но все же и слабая тоже.

Настоящая женщина

Ну и вот вам история про слабость. В прошедший День святого Валентина один компьютерный гений (привет, работа в интернет-компании!) принес мне в офис красивую черную коробку, расписанную нежными розовыми цветами. «Вот, — буркнул он, не глядя на меня, — это тебе эта… валентинка». В коробке обнаружилось несколько картонных конвертиков, перевязанных розовыми лентами. Конвертики шуршали и шевелились.

В них были живые бабочки

Нескоро я забуду этот день. Я до дрожи боюсь насекомых, а бабочки для меня — самый жуткий художественный образ из всех возможных. Символ надвигающегося из-за кадра кошмара из фильмов ужасов и конец романа из «Ста лет одиночества» (там они были желтыми и тоже потом все умерли). А я в Валентинов день люблю цветы, угощения и что-нибудь блестящее (впрочем, я всегда это люблю)… И вот они там шуршали, а я еле сдерживалась, чтобы не разреветься. Даритель, в чьих глазах-океанах плескалась черная беспомощность, не знал, куда деваться. Одну бабочку он все-таки мужественно выпустил из конверта и спустя пять минут был вынужден поймать ее за гигантские бархатные черно-белые крылья и посадить обратно. Шевелящиеся конверты он унес. А пустая коробка осталась у меня. Как раз сейчас смотрю на нее. Красивая вместительная коробка. Самая странная валентинка за всю мою жизнь. Помните «Секс в большом городе»? И тут выяснилось, что Миранда только думала, что любит сюрпризы.

Ну и вот. Меня ругали все, даже мама. Причем слово «дура» было самым ласковым. «Парень увидел в тебе слабость… Бабочки! Это же такая нежность. Да еще в феврале… Знаешь, где бывают бабочки? В животе, дура. Могла бы и сделать вид. Настоящая женщина сделала бы вид!..»

Галочка по умолчанию

Вот я не знаю, поймете вы или нет, но… Когда я натыкаюсь где-нибудь в «Фейсбуке» на баяны системы «Я девочка, я не хочу ничего решать, я хочу платьице», меня тошнит. Даже больше, чем от бабочек. Во‑первых, потому что в одну кучу собраны вещи, по сути не спорящие друг с другом. А во-вторых, потому что решать — как для девочки, так и для остальных, — это совсем не плохо и даже вполне естественно. (Тем более когда речь идет о платьице.) И еще я думаю, что настоящая женщина априори сильная. Как сильно все действительно жизнеспособное. У нее в настройках галочка стоит по умолчанию. Сила — это и ум, и нежность, и искренность, и красота, и смелость. Много чего. Признать, что ты чего-то боишься, — это тоже сила, кстати.

А самая главная женская сила сейчас, когда все могут все, — в простом, в естественности. Кривляться и делать вид — это, как говорится, давай, до свидания, потому что это откровенная глупость. А глупость — это слабость, причем непростительная.

Моя подруга, тоже Сosmogirl со стажем, узнав, что я пишу эту статью, сказала: «По-моему, здесь главное ответить себе на вопрос: ты сама по себе сильная или сильная, потому что нет другого выхода? Ну, там, муж оказался козлом и пришлось одной кормить детей, например». А я думаю, нечего тут отвечать. И, более того, думаю, в самом вопросе уже заложена подмена, потому что нельзя вдруг стать сильной под воздействием внешних обстоятельств. Обстоятельства лишь могут что-то в тебе проявить, как лакмус, как бабочки. И какие бы они ни были, за это им стоит сказать спасибо.

ТЕКСТ: Яна Лепкова

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить