Земные девушки

Природа достойна уважения и защиты. Полина и Оля тратят усилия, чтобы на Земле росли деревья, а в лесах водились животные, например, панды.

Земные девушки

Многие из нас любят природу. Но все же не так, как Полина и Ольга. Потому что их любовь очень конкретна, осязаема и действительно помогает сохранить нашу планету. Настоящая созидательная любовь.

Полина Малышева (31)
медиадиректор Гринпис
Мои родители — географы, а дедушка преподавал философию в МГУ. Я продолжила семейную традицию, поступив на соцфак МГУ, и мечтала стать преподавателем. Во время учебы уже хотелось зарабатывать деньги, и я устроилась в агентство недвижимости риелтором — сдавала квартиры иностранцам. Мой заработок составлял тогда долларов 200−300 в месяц. Но единственное, что мне во всей этой коммерции нравилось, — это живое общение.

Не то чтобы клиенты арендовали у меня квартиры слишком охотно — они любили поболтать со мной «за жизнь», расспрашивали про политику, демократию. В общем, у меня с ними были приятельские отношения. Я понимала, что с этой работы надо уходить, и в 1998 году как раз появилась такая возможность. Я могла стать секретарем в коммерческой фирме или работать помощником пресс-секретаря в Гринпис. Решила рассмотреть оба варианта. Сначала пошла на собеседование в первую фирму: богатый офис, в котором меня приветливо встретил умный директор, предложивший хорошие деньги. Однако он четко дал понять, что мне предстояло выполнять лишь секретарские функции, а это меня совсем не устраивало.

Затем я пришла в офис Гринпис. Мой будущий начальник, Евгений Усов, встретил меня растрепанным, в тренировочном костюме, перепачканом краской, — шел ремонт. Обстановка и люди показались мне очень необычными. Я рассказала, что отлично знаю английский, но с профессией журналиста не знакома совершенно, поэтому не уверена, что справлюсь. На что Евгений ответил: «Не волнуйтесь, даже зайца можно научить играть на барабане!» С Женей Усовым мы работаем десять лет, из помощника пресс-секретаря я превратилась в медиадиректора — думаю, на барабане играть он меня научил.

Вообще, в Гринпис у человека есть потрясающие возможности для творческой самореализации. Никто не скажет тебе: «Нет, твои идеи никуда не годятся, сиди и помалкивай»". Ты ничем не ограничен, если придумал что-то — вперед, делай! Я не могу усидеть на месте, поэтому развернулась по полной. Главными моими обязанностями было общение с журналистами, создание пресс-релизов: надо было решать, какую информацию и в каком виде представить в прессе и на Т. В. Один из первых успешных проектов, который я вела самостоятельно, был посвящен разливам нефти в Западной Сибири. Я должна была собрать журналистов, организовать для них поездку в Западную Сибирь и поехать на место катастрофы вместе с ними. Волонтеры из экологического лагеря целый месяц убирали нефть, а затем повезли ее через всю страну в Москву. Я работала пресс-секретарем в том самом лагере: запах нефти — жуть, до сих пор помню!

В Москве мы провели акцию у Министерства топлива и энергетики, поставили перед входом огромный резервуар, вылили в него нефть, собранную в Сибири, и сказали: «Это всего несколько тонн, а в Сибири каждый день выливаются сотни!» Мы добились принятия поправки в законодательство о защите рек! Это была очень масштабная акция, и, как часто бывает в наших крупных проектах, нам помогали музыканты. Они бесплатно выступали в разных городах на пути в Москву, пока мы везли наш резервуар с нефтью. Как раз на одном таком концерте я познакомилась со своим будущим мужем.

Мы договорились с группой «Точка росы» о концерте в Нижнем Новгороде. Выступление должно было состояться на следующий день, а плакаты с лозунгами еще не были готовы. Так как все мои коллеги уехали на вокзал встречать остальных музыкантов, мы с директором «Точки росы» на полу в холле гостиницы стали рисовать огромный плакат «Нет разливам нефти!» Как раз во время этого занятия между нами и пробежала искра. С тех пор мы уже восемь лет не расстаемся.

В 2006 году был громкий проект, посвященный спасению Байкала, когда власти собирались построить на озере нефтепровод. Я задумала собрать самых известных артистов и музыкантов совершенно противоположных направлений, от Людмилы Гурченко до Дельфина, и сфотографировать каждого держащим в руках по одной букве лозунга «Живи, Байкал!». Мы сделали сайт, где люди могли оставить свои фотографии на тему защиты Байкала, собирали подписи. По моей инициативе был организован конкурс среди рекламистов на лучший слоган для байкальской акции, организована фотовыставка японского фотографа Такеши Мицукоши «Хокку о Байкале» в Москве, в музее современного искусства. В разных городах страны проходили митинги в защиту озера. Мы добились того, что нефтепровод не проходит по берегу Байкала.

Главный двигатель в Гринпис — обычные люди. Без них, без их финансовой поддержки (речь не идет о невероятных вложениях, каждый присылает, сколько может, — и 100, и 300 рублей) Гринписа вообще бы не было.
Мой муж считает, что Гринпис не подходит для России, где сильны патриархальный уклад и приверженность традициям, а люди не очень активны в плане защиты собственных прав и своей жизни. Но в том, что касается сохранения экологии, наши взгляды полностью совпадают! Да, мы давно заменили все лампочки в доме на энергосберегающие, выключаем воду, когда чистим зубы, и не пользуемся полиэтиленовыми пакетами. Наш сын, которому скоро будет четыре года, бдительно следит за всеми этими вещами: напоминает бабушке, чтобы та выключала воду («У нас же счетчики стоят!»), следит, выключаем ли мы электричество, никогда не бросит обертку на улице. Он, конечно, повторяет за нами, но это и хорошо. Значит, мы воспитываем его правильно!

Ольга Пегова (32)
координатор по социальной рекламе во Всемирном фонде дикой природы (WWF)

По образованию я ветеринар, врач-биохимик. Но пошла работать в сферу рекламы и застряла на семь лет. Все было хорошо — работа, муж, дети, но я постоянно чувствовала: чего-то не хватает. В 2007 году друзья-герпетологи из Московского зоопарка собирались в экспедицию в Центральную Америку на поиски еще не изученных видов рептилий. Позвали меня с собой — и я неожиданно согласилась. Вообще я не склонна к сумасбродствам. Но в тот момент жизнь, видимо, достигла некой критической точки, надо было что-то менять. Поэтому мой муж, замечательный во всех отношениях человек, отнесся с пониманием к моему решению и согласился остаться с детьми (6,5 и 9 лет). Я уволилась с работы и на месяц уехала в экспедицию.

Мы побывали на Кубе, в Сальвадоре, Гватемале, Коста-Рике… Мои друзья занимались поиском и изучением ящериц, отлавливали их, описывали и отпускали, а я помогала им и наблюдала за первозданной природой. Во всей Центральной Америке почти не осталось джунглей — все они превращены в национальные парки и сады, засаженные экзотическими фруктами.

Меня поразило, что чем дальше от цивилизации мы находились, чем ближе подходили к первозданной природе, тем больше искренних и чистых людей встречали. Потомки майя, живущие на островах, в джунглях, ведут простой и бесхитростный образ жизни: с утра доят коров, работают, после обеда отдыхают на травке, вечером устраивают праздники и танцы. Они очень доброжелательные люди. А по мере приближения к городам я наблюдала за тем, как жизнь вокруг меняется до неузнаваемости: в лесах все больше мусора, в людях появляются такие качества, как злость, коварство и хитрость.
Эта поездка радикально изменила меня. Вещи, раньше казавшиеся важными для меня, перестали иметь значение. На первое место вышло что-то другое, настоящее.

Когда я вернулась, муж меня не узнал — так я изменилась. Некоторое время ушло на то, чтобы все устаканилось. Мне важно было понять: чего я на самом деле хочу от жизни, как сделать так, чтобы мое существование приносило пользу не только моей семье, но и кому-нибудь еще — окружающей природе, животным, миру вообще. Одним из первых видимых изменений стало то, что количество домашних животных в моей квартире значительно выросло. Я захотела завести лягушек, ящериц, сверчков, моя семья сопротивлялась этому. А потом сказали: «Заводи, но ухаживать за ними будешь сама!» Так у нас появилось шесть террариумов… Теперь, конечно, и муж, и дети с радостью возятся со всей этой живностью, с удовольствием показывают всем.

Но главное изменение, произошедшее в моей жизни, — это то, что я нашла свое дело. Работу, в которой могу выразить себя и воплотить свои жизненные цели. Я работаю в Фонде дикой природы координатором по социальной рекламе. Фонд занимается проектами, направленными на сохранение дикой природы, я занята в информационной части его работы. Наша задача — привлечение внимания общественности и масс-медиа к проблемам экологии, сохранения редких видов животных, защиты окружающей среды. Мы проводим акции, заставляющие людей обратить внимание на мир, в котором они живут, задуматься о том, как их образ жизни влияет на окружающую природу. Среди наших последних мероприятий — кампания против пластиковых пакетов, проведенная в Москве в рамках Дня города, акция «День без машин», а также «Час Земли», призванный привлечь внимание к проблеме изменения климата в связи с использованием электроэнергии.

Сколько осталось на Земле панд, неизвестно, но считается, что примерно 800 живут в дикой природе и около 100 — в неволе.


 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить