Зависимость от еды

Чтобы почувствовать себя счастливее, можно почитать книгу, погулять. А можно открыть холодильник. Наша героиня Варя честно признается: она просто очень любит еду.

Зависимость от еды

Чтобы почувствовать себя счастливее, можно почитать книгу, погулять, посмотреть кино или поговорить с кем-то близким. А можно открыть холодильник. Наша героиня Варя честно признается: она просто очень любит еду.

Я с одинаковым наслаждением съем салат из рукколы с пармезаном, овощной суп в столовой, беляш на вокзале, виноградных улиток или мясо по‑французски (да-да, я все знаю про жареный майонез, но это так вкусно!). Мне нравится покупать еду, готовить еду, читать о еде, рассматривать картинки с едой и, конечно, ее есть. Притом я не настолько толстая, чтобы бояться за свое здоровье или уменьшение количества поклонников. Худею с тринадцати лет, но мне, как в том анекдоте, мотивации не хватает. И когда мне исполнилось двадцать четыре, я решила, что пора поискать мотивацию где-то на стороне.

Наталья Владимировна приехала ко мне домой и оказалась милой, невысокой, крепко сбитой женщиной. Она рассказала, что ей 29, она закончила психфак МГУ и еще изучала пищевое поведение, что она замужем, у нее есть сын трех лет, Наталья Владимировна считает, что идеальный вес — это не минимальный, а тот, в котором вам комфортно. И многозначительно на меня посмотрела, будто сразу поняла, насколько я была разочарована тем, что она оказалась не нимфой сорокового размера, а девушкой сорок шестого.

Потом я долго рассказывала ей о том, как я ем, в каких ситуациях переедаю и все остальное. Собственно, не выяснилось ничего нового. Я лезу в холодильник, когда нервничаю. Иду на кухню, когда устала: отвлечься и посмотреть фильм мне не позволяет совесть, а сделать бутерброд с чаем — святое дело. Еще я ем, когда вижу еду, в детстве считалось, что у меня плохой аппетит, и меня чуть ли не до третьего класса кормили всей семьей. У меня отсутствует чувство голода и насыщения, я просто не понимаю, когда нужно начать, а когда остановиться.

План перехвата

Мы с Натальей Владимировной разработали план: во‑первых, в день ровно три приема пищи, никаких «часто и по чуть-чуть», а то под этим лозунгом я могу сжевать полхолодильника продуктов. Ведь я, кажется, единственный человек в мире, который умудрился поправиться на первой неделе диеты Кима Протасова, а там вообще можно только сырые овощи и нежирные йогурты. А все потому, что не могу остановиться. В общем, четкие завтрак, обед и ужин. И теплая вода в перерывах. Во‑вторых, я не буду хватать куски и тем более что-то есть на улице или за рабочим столом. «Это так вульгарно и неженственно», — сказала моя терапевт и с таким отвращением сморщила курносый нос, что меня пробрало до самых костей. В-третьих, я составляю список дел, которые отвлекают меня от работы и приносят удовольствие, и расписываю время, которое мне требуется для каждого. И как только мне хочется оторваться от конспектов и учебников, я выбираю что-то из списка и занимаюсь этим. Вместо бутерброда. В-четвертых, я составляю перечень того, что меня телесно радует, потому что в данный период жизни я слишком много вкалываю и заменяю любые физические удовольствия едой. И в-пятых, я не должна есть, пока не почувствую настоящего голода. «Существует разница, как заниматься сексом, — когда ты сходишь с ума от страсти и желания или когда делаешь это механически, — объясняла мой доктор, — вот с едой почти то же самое. В наше время большинство людей уже не помнят, когда чувствовали настоящий, природный, первобытный голод».

Еще я должна была начать вести пищевой дневник, записывая всю-всю еду, которую съела за день. А после каждого моего срыва садиться и записывать причины, которые меня к перееданию привели.

Нет вдохновения

После ухода Натальи Владимировны я пошла и последовательно съела три тарелки супа — нервничала перед началом новой жизни. Но потом одумалась и втянулась в выполнение заданий.

Особенно сложно пришлось с физическими удовольствиями. Я уверенно написала, что люблю ванну со всякими пенами и маслами… И застряла. Я, например, точно знала, что люблю секс, но у меня на тот момент не было мужчины, отчего я сильно беспокоилась и заедала эти переживания шоколадным мороженым. Замкнутый круг какой-то! Потом я все-таки додумалась до того, что люблю танцевать и кривляться под музыку перед зеркалом, прыгать на кровати и запускать руку в пакет с фасолью — совсем как Амели. Сначала я чувствовала себя глупо, когда прерывала работу, чтобы пойти и потрогать фасоль (это уже потом я, как настоящий маньяк, купила себе для этих целей несколько видов бобовых)… Однако это действительно удерживало меня от внеочередного набега на кухню. Не всегда, но все же.

На следующем занятии мы рассмотрели мои срывы и ошибки за прошедшую неделю и поговорили о том, что многие люди путают жажду и голод. И что если хочется чего-нибудь пожевать, то сначала стоит выпить стакан воды, подождать двадцать минут и только потом открывать холодильник, если голод так и не пройдет. Терапевт не обнародовала никаких революционных идей, однако каждый ее визит подзаряжал меня решимостью и даже каким-то вдохновением. Правда, оно постепенно таяло. К тому же я мухлевала: мне было так лень записывать причины моих срывов, что в половине случаев я не срывалась, чтобы не писать, а в другой половине — просто делала вид, что ничего не произошло.

Есть тонкость

Во время последующих встреч мы выяснили, что у меня слишком длинный менструальный цикл, и терапевт предположила, что из-за затянувшегося ПМС я чувствую себя несчастной сразу две недели подряд… И закусываю это несчастье простыми углеводами.

Я сходила к врачу и сдала анализы, подозрения Натальи Владимировны подтвердились, и доктор выписал оральные контрацептивы, которые наладили мой цикл. Раньше я никогда не принимала гормоны, опасаясь того, что от них толстеют, но они оказались настоящим спасением! Вся моя плаксивость, раздражительность и постоянный голод оказались производными обычной дисфункции яичников: как только я начала принимать таблетки, стала гораздо спокойнее, а дело с похудением наконец-то сдвинулось с мертвой точки.

Мы с Сережей и удовольствия

А последние три сеанса мы с Натальей Владимировной говорили о том, с каким замечательным молодым человеком я познакомилась, что он сказал, как хорошо, что я начала худеть заранее, еще до нашей встречи. Думаю, это было не самое правильное расходование моих денег и времени психотерапевта… Но дело в том, что за курс лечения я заплатила вперед, а говорить о похудении, которое и без разговоров отлично продвигалось, мне было совсем не интересно. Теперь мы с Сережей живем вместе. И он знает: чтобы у его девушки была прекрасная фигура, он должен доставлять ей много-много физических удовольствий. Иначе я снова вернусь к своей фасоли. Или даже к мясу по‑французски.

Записала Алина Фаркаш
ФОТО HMI

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить