Я всего боюсь...

Все люди вокруг радуются жизни, влюбляются, гоняют с гор на лыжах, прыгают с парашютом. А я… боюсь.

Я всего боюсь...

Мне недавно стукнуло… эээ… не скажу сколько лет, первый серьезный юбилей, когда можно подвести некоторые итоги. Убирая после вечеринки горы грязной посуды (сплавляться по Вуоксе, как предлагали муж и друзья, побоялась — дома спокойнее), пришла к неутешительному выводу: все люди вокруг радуются жизни, то и дело влюбляются, гоняют с гор на лыжах, ныряют с аквалангом, охотятся на крокодилов, прыгают с парашютом. А я… боюсь.

Еду на машине и боюсь. Переживаю, как бы кого не подрезать или не задеть в момент парковки чужой «Мерседес» своим бампером. Боюсь, что какой-нибудь добрый питерский молодец на «девятке» с тонированными стеклами на повороте с размаху впишется в серенький бочок моей любимой «Тойоты». От страха езжу медленно, вечером вообще больше 40 не разгоняюсь. Сама не верю, что за два года ни в одном ДТП не участвовала! За это мне дали скидку в страховой компании на автогражданку на новый год.

Я с тревогой читаю письма с неизвестных адресов и отвечаю на звонки незнакомых абонентов. Как, например, вчера. Смотрю на дисплей телефона и понимаю — не знаю этого номера!

А вдруг неприятности? Сердце застучало так быстро! За те несколько секунд, пока я не услышала в трубке радостное приветствие, я бог знает чего уже успела испугаться. А звонил стародавний приятель моей сестры. Он вернулся из Италии в Петербург, открыл здесь фирму и предлагает мне заказ на презентацию. После я занесла его фамилию в адресную книгу телефона — теперь на один страх у меня меньше.

Еще больше меня пугают звонки начальника. Он очень умный и очень грозный. Он звонил полчаса назад — я думала, отчитает меня за что-нибудь. Нажала на клавишу с зеленой трубкой на своем телефоне только после шестого звонка. Иван Степаныч спросил, поеду ли я со всеми вместе в дом отдыха на выходные — он хочет всем нам подарок сделать в честь пятилетия нашей фирмы, где я тружусь с момента открытия. Сказала, что очень рада и обязательно поеду. Перевела дыхание и твердо решила: утром позвоню ему сама. А то от страха я второй день не могу сказать ему, что все документы по завершенному проекту я отдала в бухгалтерию.

Я все никак не решусь сказать мужу, что те духи, что он дарит мне вот уже три года на каждый день рождения, мне больше дарить не надо, потому что они мне разонравились. Думаю: скажу — он обидится, посчитает меня вздорной и неблагодарной. Муж моей подружки Нинки, прежде чем на 8 Марта подарить ей очередную кастрюлю, всегда спрашивает, какой мех ей больше нравится. Нинка с ним живет семь лет, то есть то, что ей нравится норка, она объясняла ему минимум семь раз (хотя на самом деле, думаю, что больше). Но вместо меха у нее пять кастрюль и две тефлоновые сковородки с прозрачными крышками. Нда… а я боюсь получить очередные одинаковые духи и злиться на любимого. Пошлю ему свое пожелание sms-кой, в случае чего, если будет устраивать выяснение отношений, сошлюсь на «глюки» сотовой связи.

Муж моей подружки, прежде чем подарить ей кастрюлю, всегда спрашивает, какой мех ей больше нравится, а я боюсь сказать про духи…

Я всегда переживаю, оттого что мои предложения могут не понравиться нашим клиентам. Поэтому составляю их долго-долго, сижу в выходные в Интернете, читаю, кто и как делал подобные проекты, чтобы не допустить в своем хотя бы чужих ошибок. Предложения у меня получаются длинные и подробные. Отправляя их боссу на согласование, я боюсь, что он меня высмеет. Иван Степаныч, видимо, мои страхи чувствует — присылает мне почитать предложения других сотрудников, говорит, что на экспертизу.

Мне страшно даже представить, что будет, если я затоплю соседей. Наш дом уже не новый, в ЖЭКе говорят, что ремонт ему бы не помешал. А подо мной живет какой-то зам какого-то зама из министерства, за ним по утрам приезжает водитель на «семерке» BMW. Вот его-то ремонт, говорят, равен национальному бюджету страны Лихтенштейн. Поэтому, от греха подальше, я убедила мужа поменять в нашей квартире все трубы и все батареи.

Боюсь заболеть и умереть. Тогда рано или поздно в моем доме появится другая женщина! Она будет ходить по моей квартире в моем (не приведи Господь) любимом халате и розовых тапочках с меховыми помпончиками. Она будет обижать моих детей (которые у меня, конечно, родятся), грызть и пилить моего мужа. Подогреваемая этими страхами, я всегда вовремя ставлю прививки от гриппа и от клещей, пью витамины, не отлыниваю от медосмотров, хожу в бассейн и вот уже второй год бегаю по утрам в ближайшем скверике.

Опасаюсь брать с собой много денег — больше суммы, необходимой мне, чтобы пообедать в перерыв и купить продуктов на вечер. Если денег будет много, я потрачу все. Отправляясь в магазин за туфлями, я могу вернуться без них, но с новой шапочкой (все бы ничего, но на улице лето). Мы с мужем до сих пор не знаем, куда приспособить купленный мной как-то по случаю бюст Байрона внушительных размеров. Теперь, чтобы я не покупала купальник вместо теплого шарфа, со мной ходит по магазинам сестра Анна. Она кандидат экономических наук, не дает мне уклониться от нужного курса и покупать всякую дребедень.

Я обливаюсь холодным потом при мысли, что могу выпить лишнего. Особенно на корпоративных мероприятиях. От первого бокала шампанского у меня щиплет в носу и сыплются искры из глаз, со второго меня тянет потанцевать. Завершающая стадия — третий бокал. После него я становлюсь разговорчивой, и мне хочется философствовать. Ивана Степаныча с третьей рюмки тоже тянет поговорить — тут наши особенности удивительным образом совпали. Мы спорим о политике Януковича и Ющенко, об учении Декарта, о смысле жизни, не замечая никого вокруг. На следующий день мне обычно безумно стыдно. Я поражаюсь своей невесть откуда взявшейся наглости спорить с начальником, которого боюсь. Я сижу как мышь, клятвенно обещаю себе даже пробку не нюхать на вечеринках. И в следующий же раз повторяется все заново. Нам с Иваном Степановичем даже места рядом оставляют, чтобы через весь стол не спорили.

Меня частенько мучает кошмар, что моль может съесть мою единственную шубу. Этот предмет своего гардероба я люблю нежной женской любовью и совсем не хочу его потерять. Я помню, как лучшая подруга Ирка обрадовалась первому снежку и вытащила во двор свою шубку из голубой норки, купленную в прошлом сезоне. И увидела, что над ней изрядно потрудились вредные насекомые. До самого лета Ирка оплакивала тяжелую утрату. Поэтому я постоянно перетряхиваю все в шкафу, заполняю его всякими ароматами. И думаю, не купить ли на всякий пожарный еще одну шубу.

Страх, что я могу вдруг, ни с того ни с сего, увлечься коллегой по работе, меня просто парализует!

Страх, что я могу вдруг, ни с того ни с сего, увлечься коллегой по работе, меня просто парализует! Натура я эмоциональная, впечатлительная и влюбчивая. Мужчин у нас в офисе мало, но они все вполне могли бы стать героями моего романа. Паша — программист, рост 1 метр 90 с лишним сантиметров, добрый, умный, симпатичный. Сергей — креативный директор, модный, остроумный, продвинутый. Наконец, Иван Степаныч — мудрый, справедливый, интересный. Чувств своих я скрывать не умею — они все и сразу будут написаны на моей бесхитростной физиономии. Я точно буду громко вздыхать, страдать, оттого что хотя бы мысленно готова изменить мужу, стану посмешищем для остальных коллег. Поэтому на работе я только работаю, никому не строю глазки, ни с кем не кокетничаю, в отличие от других девушек. Паша с Сергеем со мной дружат, а Иван Степаныч вроде бы меня уважает.

Боюсь глобальных изменений. Сегодня в моей жизни все так привычно, так спокойно и так стабильно: муж, работа, родственники, друзья. И ничего, что любимый раскидывает по всей квартире свои вещи. Не страшно, что близких родственников так много, и после того как мы в праздники всех объедем и у всех посидим за столом, на мне не сходится ни одна юбка. Бог с ним, с ненормированным рабочим днем. Ничего, что лучшая подруга Ленка Либерман может заявиться в гости среди ночи. Пусть. Я очень боюсь это все потерять. Поэтому мужу к месту и не к месту говорю, как сильно я его люблю, всем родственникам на все праздники покупаю подарки. На работе тружусь изо всех сил — где еще будут терпеть мою нерешительность и явное пренебрежение дресс-кодом. А Ленке ищу жениха, чтобы она осела здесь, а не уехала на историческую родину в Израиль, как вся ее родня.

Я боюсь, что не сумею реализовать все свои планы. У меня их так много, все они такие интересные: получить второе высшее образование, написать детективный роман, выучить испанский и французский языки, съездить в Непал, родить ребенка. Много чего еще хочу. Боюсь, что не хватит сил все это воплотить в жизнь.

А еще я боюсь сесть на жвачку и испортить хорошую вещь. Боюсь сломать ноготь, когда будет сделан шикарный маникюр и под рукой, как назло, не будет пилочки. Боюсь порвать колготки в самый неподходящий момент. Каждый раз, заходя в метро, боюсь, что меня больно прижмет турникетом. Боюсь разбить в супермаркете яйца или бутылку вина. Боюсь постареть. Боюсь шторма на море. Боюсь торнадо и землетрясения с наводнением. Боюсь маньяков и грабителей. Боюсь стоматологов. Боюсь мышей и тараканов.

Но с другой стороны, мне нисколечко не страшно было на третьем курсе института пригласить в кино самого красивого парня факультета. Этим своим поступком я горжусь до сих пор. Кстати, мой муж (нетрудно догадаться, что он и есть тот самый парень) с того дня считает меня отважной девушкой. А Ленка, моя подруга, та, которую я пытаюсь выдать замуж по месту жительства, как-то сказала мне, что никогда бы не отважилась проделать дырочку в пупке, а я вот набралась смелости и сделала пирсинг. А если чуть-чуть послушать мою маму и хорошенько подумать, то суперкороткую юбку и колготки цвета молодой листвы тоже могут носить лишь отчаянные особы. И только такие — отважные, храбрые, бесстрашные, уверенные в себе прекрасные леди трижды в год меняют цвет своих волос, не стесняются отправлять в известные журналы свои статьи и хотят быть счастливыми, несмотря на такое количество смешных и не очень страхов!

Дарья Радченко
Фото: RIZZOLI/FOTOLINK

Читай также:

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить