Я вернулась в мой город

Истории 3 девушек, которые не смогли жить без Петербурга

Я вернулась в мой город

«Я вернулась в мой город, знакомый до слез», — пела когда-то Алла Пугачева, впервые познакомив широкую общественность cо стихами Мандельштама. Из трех реальных историй становится ясно, что в любимом городе можно найти не только «адреса-голоса», но заново обрести себя.

Заграница нам поможет… Тысячи российских девушек мечтают там оказаться. Мечтают по разным причинам. Необязательно от безнадежности. В принятии такого решения присутствуют и азарт, и естественное стремление к комфорту, и желание получить престижное образование. И, конечно, жажда встречи с тем единственным, который будет щедр, мудр и обеспечен. Подобных историй тьма. Каждый может вспомнить подругу или одноклассницу, которые сделали ЭТО. Но что из ЭТОГО получилось, как правило, покрыто туманом неизвестности.
Кому-то не хватает сил вернуться, признав собственное поражение, кто-то не хочет расстраивать ближайших родственников, кто-то, смирившись, сетует на судьбу. Перед вами подлинные истории чужих разочарований и решительных поступков.
Но кроме трех смелых и красивых героинь в этой статье есть еще один персонаж. Наш город, в который так приятно возвращаться!

CОФИЯ РИНЬЕРИ:
«Уезжать нужно от пустого места»
В 1997 году я училась на режиссера в театральной академии и параллельно работала. Помню, зарплаты хватало лишь на оплату квартиры. Но решающим стал тот аргумент, что Израиль — международная здравница. А я, несмотря на поставленный врачами диагноз, хотела ребенка. К тому же у меня был роман с израильтянином… В итоге решила поехать. Приехала и оказалась совершенно одна в совершенно незнакомой стране с полнейшим незнанием законов, менталитета и даже языка. Обычно в Израиль едут либо с семьей, либо, если ты совсем юн, по специальным программам, которые помогают первое время. По‑моему, за всю историю Израиля я единственная, кто эмигрировал, надеясь только на собственные силы! Мой роман скоропостижно закончился, и мне пришлось за большие деньги снимать полуподвальную комнатку и срочно искать работу. Первое время кем я только не работала! От уборщицы, массажистки, маляра до помощника скульптора. Параллельно учила иврит и не теряла надежды устроиться по специальности. Когда открывался первый и единственный русскоязычный телеканал, я туда поехала, повезла резюме, пару своих работ. И хотя среди соискателей у меня было самое серьезное образование, на работу не взяли. В Израиле многое держится на одной вещи. Это называется кшарим — связи. Я поняла, что на моей профессиональной карьере в Израиле можно поставить крест, и решила вернуться.
В Питере я устроилась ассистентом на Пятый канал, и вскоре мне предложили ставку режиссера!
Чему научил меня Израиль? До отъезда я была спонтанным человеком: могла бросить работу, если мне что-то не нравится, развернуться, психануть, уйти… После Израиля я научилась бояться. Теперь я уже не шучу так с собственной жизнью и ценю любимую работу. А что касается ребенка, в Израиле мой диагноз не подтвердили. Но и на купание в целебном Мертвом море у меня особого времени не было. Может, это случилось раз 10 за все 4 года. А потом, уже в Питере, когда я уже ждать не ждала и об этом не думала, обнаружила, что беременна. У меня появилась дочка!
И еще я поняла, что уезжать нужно из того города, который ты не любишь, от той работы, которая не устраивает. А уезжать из Питера чревато! И как ни странно, из Израиля большинство питерцев возвращались обратно. И ностальгия мучила их много больше, чем, например, людей, уехавших из Украины. Уезжать нужно от пустого места.

АЛИНА ТРИГУЛОВА:
«В Питер с любовью»
ТАМ, В БРАЗИЛИИ, Я ПОНЯЛА, КТО Я ЕСТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ. И ЧТО МОГУ МНОГОГО ДОСТИЧЬ, НО В ТОМ МЕСТЕ, В КОТОРОМ ХОЧЕТСЯ ЖИТЬ И РАБОТАТЬ.

Я родилась в Казахстане. Но, впервые приехав в Питер в 13 лет, поняла, что хочу здесь остаться. Помню отвратительную погоду, свою шубу из-за слякоти похожую на драную кошку… Но я сразу решила, что это мой город, и я буду в нем жить. Вновь вернулась сюда почти через 10 лет. Найти работу в Питере было очень тяжело: не было связей и знакомых… От неустроенности и безденежья у меня началась депрессия. Помню, были такие периоды, когда не было денег даже на метро… Мое знакомство с бразильцем Бени состоялось по работе. В тот момент я пыталась наладить межвузовские связи по обмену студентами. Я взяла «в разработку» Бразилию. Бени имел свои интересы в университетах Сан-Пауло, был на 30 лет старше меня и вскоре предложил мне помощь: «Что все так плохо?» — «Да. Зарплата маленькая — всего 200 долларов. Ничего не получается. Нужно что-нибудь придумать». — «Приезжай сюда, что-нибудь придумаем вместе».
И я, закрыв глаза, улетела к нему в Сан-Пауло. Он оказался очень обеспеченным человеком. Первое время мы много путешествовали, жили в лучших отелях, посмотрели знаменитые водопады Фоз де Игуасу, объехали соседние города, побывали в Рио-де-Жанейро, ко мне приезжали мои близкие друзья… Впервые я оказалась в доме с прислугой. Помню свое первое пробуждение: я встала, обошла дом, решила приготовить себе завтрак. Вдруг мимо моей комнаты кто-то прошмыгнул. Ахнула: «Воры!» Заглядываю, «воры» застилают мою постель. Добираюсь до столовой и вижу, что в ней накрыт огромный стол, сервированный для завтрака, рядом прислуга, и я в махровом халатике…
Все это кружило голову. Наш романтичный период длился года полтора. За это время я посещала Россию похорошевшая, в дорогих одеждах, с подарками. Как говорится, и мне хорошо, и подружкам неприятно. А потом навалилась такая скука, началось прозябание. На работу нельзя, купить мороженое на улице нельзя. «Как ты себя ведешь? Что ты себе позволила? Почему без разрешения сделала тату?» Понятно, что ничем хорошим это закончиться не могло…
Вскоре я, наконец, созрела. Сказала, что полетела в Россию навестить родителей. А потом долгое время не реагировала на звонки. Лишний раз убедилась: если тебе выпадает шанс, то надо хвататься за любую нитку и разматывать клубок до конца…
Уже дома, как-то раз на улице во время дождя я спряталась под козырек, туда же забежал мужчина. Мы разговорились, он оказался американцем, удивился, откуда в моем английском испанский акцент. Тут же предложил мне работу секретаря-референта в своем мексиканском ресторане. «А какая будет зарплата?» — «200 долларов». Через 2 года отсутствия я вновь вернулась к тем же 200 долларам, от которых когда-то уехала! Но на этот раз я согласилась сразу. И у меня появилась новая интересная работа. За 6 лет я окунулась в изучение ресторанного бизнеса, поработала в нескольких ресторанах, постепенно продвигаясь по карьерной лестнице.
Потом я рискнула и открыла собственный ресторан. На первых порах работала от зари до темна. Теперь при налаженном бизнесе я могу уделять ему меньше времени, помимо этого еще консультирую, помогаю освоить ресторанные премудрости другим людям.
Мой бразильский опыт вывел меня на уровень, к которому стоит стремиться. Ранее я считала, что русская женщина должна делать все сама. Сейчас мое мнение поменялось коренным образом. Нужно уметь ценить время, которое сегодня дорого стоит… А еще там, в Бразилии, я поняла, кто я есть на самом деле. И что могу многого достичь, но в том месте, в котором хочется жить и работать.

АННА МЕШКОВА:
«Где родился, там и пригодился»
Я ЗАДУМАЛАСЬ, ИМЕЕТ ЛИ СМЫСЛ ЭТА БОРЬБА ЗА МЕСТО ПОД ИНОСТРАННЫМ СОЛНЦЕМ. А ПОЛУЧЕННЫЕ ЗНАНИЯ И ОПЫТ ПРИГОДЯТСЯ МНЕ И В ПЕТЕРБУРГЕ.

Сразу после окончания школы я поступила на юридический факультет СПбГУ. Успешно отучилась 5 лет, выбрав специализацию «международное право». После диплома работала юрисконсультом, потом поступила в аспирантуру и вскоре в рамках программы по обмену младшими научными сотрудниками оправилась в Гамбург на стажировку. Там и возникла мысль продолжить обучение в Германии. Проблем с языком у меня не было, мне нравились немцы и их образование — престижное, качественное и практически бесплатное. Чувствовала я себя комфортно, с ностальгией тоже как-то справлялась. Даже пережила студенческий роман с одним из бывших соотечественников. Молодой человек ходил на университетские курсы, сам себя дисциплинировал, целенаправленно вгоняя в немецкие рамки, постоянно работал над собой, чтобы вытравить из себя все русское… Мне казалось это немного смешным. На мой взгляд, оставаться самим собой — это удобно как для самого себя, так и понятней для окружающих. Эта история помогла мне посмотреть на себя со стороны. Я вспомнила всех своих друзей и одноклассников, уехавших за границу: представила, скольких усилий стоит им доказывать в чужой стране, что они здесь «свои», и задумалась, имеет ли смысл эта борьба за место под иностранным солнцем. Я вдруг четко осознала, что полученные знания и опыт в не меньшей мере пригодятся мне в Петербурге. И я решилась.
Вернувшись, продолжила учебу в аспирантуре и первое время работала в агентстве по привлечению иностранных инвестиций, а потом в качестве простого специалиста перешла в новообразованную Торгово-промышленную палату. Сегодня я руковожу департаментом внешнеэкономических связей. Задача моего отдела — поиск партнеров за рубежом, продвижение российских товаров на экспорт, помощь иностранным партнерам, которые хотят выйти на российский рынок, организация деловых миссий, практические семинары и сотрудничество с дипломатическим корпусом. По работе я много общаюсь с иностранцами и путешествую практически по всему миру — от ближайшей Финляндии до далекой Австралии.
Я абсолютно хорошо чувствую себя в Петербурге, сегодня для самореализации существует много возможностей. Мой жизненный принцип — никогда не жалеть о том, что было. Я люблю энергетику нашего города, его западный склад, еще сохранившуюся неспешность, прогулки по Таврическому саду…
А что я вынесла из той поездки? Конечно, опыт и усовершенствованный немецкий язык, который нужен в работе. Почему вернулась домой? Может, чтобы подтвердить народную мудрость: «Где родился, там и пригодился». Дома проявить себя намного проще, чем за границей. Здесь ты свой человек.



 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии

Комментировать могут только авторизированные пользователи. Пожалуйста, войди или зарегистрируйся.

Текст комментария
Всё, что нельзя пропустить